Eurosport

Полноте, фифочка. Почему клубный чемпионат мира должен быть закрыт

Полноте, фифочка. Почему клубный чемпионат мира должен быть закрыт

17/12/2013 в 15:26Обновлено 17/12/2013 в 18:26

Вторничным вечером «Бавария» возьмет старт в клубном чемпионате мира, который снова вклинивается в календарь европейского сезона и выключает лучшую команду Старого света из нормальной жизни.

В этот раз, правда, победителю Лиги чемпионов не нужно менять часовые пояса и мотаться на другой край свет, чтобы устроить показательную порку кому-нибудь из Азии, Африки или Латинской Америки в полуфинале и пободаться с чемпионом Южной Америки в финале – все пройдет под боком у Европы, в Марракеше. Но сама идея собирать клубы со всех сторон света в одном месте посередине сезона все равно остается популистской и ущербной – как, собственно, большинство популистских идей.

Чемпионат мира среди сборных, к которому мы все привыкли, который мы все так ждем и который чтим выше Олимпийских игр – это великая история про то, кто сильнее, наши или не наши. Если сборная какой-либо страны едет на мундиаль, то вся эта страна следит за своими делегатами с замиранием сердца – следит две недели, три, месяц. Чемпионат мира – это праздник футбола, долгожданный, яркий и непредсказуемый, где сборная Италии может не выйти из группы с Парагваем, Словакией и Новой Зеландией.

Другая история – чемпионат мира среди клубов. Само понятие «наши», за которых истово болеют целые нации во время привычных летних Кубков мира, в случае с клубами размывается. Для кого являются «нашим» «Бавария» или «Челси» – команды, за которые, с одной стороны, болеют в одном городе или одном районе, а с другой, за которыми следят по всему миру? Но это не локализация боления и не его глобализация – это боления расфокусированность, оставляющая чувство причастности только у тех немногих людей, кто вдруг настолько увлекся иностранным футболом, что сделал условный «Челси», далекий и чужой в географических категориях, смыслом своей жизни. Распространенность таких людей по миру не мешает им кучковаться, но она затрудняет им ощущение себя как части единого организма – ощущение, так легко приходящее на стадионе или во время боления за свою страну.

Другая проблема клубного чемпионата мира – в абсолютном отсутствии конкуренции и, как следствие, крайне слабой спортивной составляющей. На старых добрых чемпионатах мира недостаток конкурентности компенсируют патриотизм и ажиотаж. Матч сборной России с Алжиром в любое другое время не соберет аншлаг даже в Химках (впрочем, там, кажется, вообще нереально собрать аншлаг), но 26 июня 2014 года за ним будет следить вся страна. Игра Боснии с Ираном вне рамок мундиаля вряд ли заинтересует кого-то кроме боснийцев и иранцев, но 25 июня 2014 года его будет смотреть весь мир.

Кто за пределами Марокко следил за матчем клубов «Раджа Касабланка» и «Окленд Сити», открывшим клубный чемпионат мира? Кто знает, какую команду обыграл «Гуанчжоу Эвергранд», чтобы выйти на мюнхенскую «Баварию»? Как заинтересовать обычного человека из Европы матчем победителя Лиги чемпионов Азии и победителя Лиги чемпионов Океании? Как объяснить индонезийскому болельщику разницу между матчами «Барселона» – «Альмерия» – 8:0 и «Барселона» – «Аль-Садд» – 4:0? Никто, никто, никак, никак.

imago09222124m

Клубный чемпионат мира – совершенно искусственное образование, не обращающее внимания на давнюю и прочную расстановку сил в мировом футболе. Центром притяжения всех игроков и абсолютного большинства болельщиков была, есть и в обозримом будущем останется Европа. Какая разница, кто сильнее, если вся планета от Новой Зеландии до Чили все равно смотрит и будет смотреть европейские турниры – Премьер-лигу, чемпионат Испании, Лигу чемпионов?

Маленький шведский мальчик Златан, росший в гетто Русенгорда, восхищался бразильцем Роналдо, совершенно не обращая внимания на свой местный, шведский футбол. Он не очень хорошо представлял, кто такой Томас Равелли, зато он выучил наизусть все те штучки, что презентовали миру в девяностых топовые бразильские технари. История Златана показательна не только для Русенгорда – она показательна для Джакарты и Каира, Алматы и Мехико, Боготы и Мельбурна: люди, которые интересуются футболом, могут не смотреть свою местную лигу, но они обязательно следят за Европой. Как все баскетболисты мечтают попасть в НБА, так и все футболисты стремятся в Старый свет.

Клубный чемпионат мира по своему соревновательному смыслу для европейских грандов совершенно равен предсезонным турне по городам и весям – это что-то такое не то чтобы напрягающее; выигрывать надо, но главное – совсем уж не опростоволоситься и не потерять лидеров из-за травм, как это случилось два года назад с Давидом Вильей. ФИФА, пытаясь уравнять это космополитическое действо в востребованности у болельщиков с чемпионатом мира, занимается обманом – люди хотят смотреть битвы сильнейших с сильнейшими или отчаянно болеть за наших против ненаших. На клубном чемпионате мира не будет ни того, ни другого – это всего лишь ярмарочное представление на корпоративе для спонсоров и руководителей международного футбола.

Давайте нам уже битвы G-14, зачем вы ее распустили.

0
0