From Official Website

Тимур Дагуев: «У Кирилла Дементьева были отношения с парнем, их видели вместе»

Дагуев: «У Кирилла Дементьева были отношения с парнем, их видели вместе»

10/07/2015 в 15:00Обновлено 10/07/2015 в 16:11

Бывший комментатор «НТВ-Плюс» рассказывает об ориентации Кирилла Дементьева, жестких шутках над Константином Геничем и дружбе с Ксенией Собчак.

– В интервью sports.ru Кирилл Дементьев сказал, что ты изменился после двух-трех лет работы на «НТВ-Плюс» и стал мудаком. Что скажешь ему в ответ?

– Сначала про то, что изменился. Есть люди, которые под этими словами могут подписаться – я не только от него такое слышал. Но есть и те, с которыми я продолжаю хорошо общаться и которые никогда про меня так не скажут, потому что знают намного ближе: Дима Шнякин, другие. То есть это вопрос вкуса и общения с человеком. Если кто-то, как Кирилл, считает по-другому, это его право. Просто после двух-трех лет работы на «Плюсе» у меня появились хорошие отношения со многими футболистами, и, может быть, где-то людей задевало, что я знаю больше их, чаще появляюсь с игроками. Возможно, в этом причина.

– Коллеги за него заступились.

– Это солидарность, им с Кириллом работать, они с ним дружат. Когда я с ним общался, никаких проблем тоже не было. Но то, что у него есть с этим проблемы, ни для кого не секрет. А для меня это явление – проблема.

– То есть?

– Я считаю, что парень все-таки должен общаться с девушками, а не с парнями. А у Кирилла были отношения с парнем, их видели вместе. И на работе, естественно, подкалывали, фотографии показывали, обсуждали по-доброму, потому что у нас веселый коллективчик. Так что скрывать это сейчас, когда Кирилл сам вынуждает говорить об этом своими оскорблениями, я считаю неправильным. Да, у него были такие отношения. Может, и есть, я давно его не видел.

– Он не скрывал, что гей?

– Абсолютно не скрывал. Я не могу сказать, что Кирилл к кому-то из комментаторов лез. Этого не было и меня не касалось. То, что он делает дома – его право. Но волна, которая сейчас пошла: приняли закон в Америке, кто-то начал окрашивать свои профили в радужные цвета – это мне не нравится. Я думаю о том, что моим детям еще жить в этой стране, и если они будут общаться с детьми этих людей, то это опасная штука. Надеюсь, в России этого не будет. Я не то чтобы всецело поддерживаю власть, но представь: два парня берут детей из детдомов, потому что своих не могут сделать. Все говорят: «Хорошо, дети будут жить в семье». Но кто из них получится? Если они будут расти и видеть вокруг себя одни гейства, естественно они вырастут не очень нормальными людьми. Все это будет продолжаться, размножаться, и мы придем к катастрофе.

– Ты гомофоб?

– Нет. Я знал это о Кирилле пять лет, и никогда вопросов не было. Если они занимаются этим дома и ко мне не пристают, то меня это вообще не касается. Но, согласись, сейчас это происходит не совсем дома. Они поддерживают друг друга, гей-парады устраивают. Я со многими людьми говорил на эту тему, думал, что, может, неправ, но люди, которые мне близки, со мной соглашались. И даже ни от одного друга-футболиста я не услышал, что он за эту штуку. Многие говорят, что это болезнь с рождения. Но тогда ты как-то с ней живи и не мешай другим. Если ты – меньшинство и твоя ориентация противоречит природе, не стоит ее выпячивать и кого-то на это подбивать.

– Тебе не нравятся не сами геи, а пропаганда?

– Да, мне просто не хочется, чтобы их число росло. То, что они есть – так было и несколько веков назад. Все об этом знают, читали. Но я не думаю, что тогда они это так пропагандировали и пытались в свои сети еще кого-то забрать.

" Моссаковский вылил полный бокал пива на голову Мельникова. Чуть-чуть друг на друга покричали, и дальше продолжили пить. Это нормально "

– С Лехой я дружил, и по-прежнему в глубине души у меня к нему теплое отношение. Но, наверное, мы все-таки по-разному воспитаны. Для меня неприемлемо, чтобы в разговоре оскорбили мою маму. Это его право, его жизнь – может, он считает это допустимым. Но я на это отреагировал, слово за слово, и у нас произошел надлом. Потом мы несколько раз переписывались, пытались что-то выяснить. Хотя как про человека ничего плохого про него сказать не могу.

– Зачем ты провоцировал его в твиттере?

– Такие вещи я люблю решать лично. Никогда первым не выложу что-то в твиттер. Но если человек совсем обнаглел, оскорбляет тебя на всю страну, то я могу позволить себе его провоцировать. Кстати, там еще была история перед полуфиналом Евро, когда Леха с Костей Геничем в эфире начал спорить и меня вместе с ним оскорбил. Но после этого мы общались, а потом уже весь конфликт произошел.

– Как ты относишься к политической позиции Андронова? Он поддерживает Украину и против российской власти.

– Я сам для себя не решил, на какой именно Леха стороне. Не имею в виду – Россия или Украина. Просто не понимаю: в нем действительно такая любовь к Украине играет, или он пользуется той же штукой, что и Юра Черданцев: когда ты постоянно в оппозиции, все внимание на тебя. И уже с Соловьевым у него зарубы, другие люди пишут. Может быть, Леха этот фокус решил исполнить. Зная его, а он умный парень, я могу такое предположить. Да, в реальности он может быть против российской власти, но при этом не поддерживать украинскую позицию, хотя и говорит, что там всегда правы, а здесь неправы. Он же понимает, что и с той, и с другой стороны идет ложь, но как-то однотипно все воспринимает.

– Какой штукой пользуется Черданцев?

– В твиттере Юра часто пишет то, о чем на самом деле думает по-другому. Он может специально назвать Погба недофутболистом – и за один твит приходят условные 12 тысяч фолловеров. Это его право, но я такое не очень понимаю. Надо писать то, что ты думаешь, а 10 или 30 тысяч подписчиков у тебя – не совсем важно.

– Однажды Уткин сравнил тебя с ******* [любвеобильным] жиголо. У вас был конфликт?

– Когда абсолютно любой человек уходит с «Плюса», у него конфликт с Васей. Так было с Машей Командной, Катей Кирильчевой, этот список можно продолжать. Я никогда не скрывал, что многим ему обязан, как и все люди, которые появляются на «Плюсе». Потому что он многое дает людям, всегда с ними занимается. Первые три года мы были с ним на одной волне, могли о чем угодно поговорить. И я ценю его вклад в мое развитие, но так случилось, что я посчитал нужным написать заявление об уходе по собственному желанию. Первый раз Вася заявление порвал, прошло две-три недели, я написал новое и сказал, что это детский сад, что я хочу уйти и заниматься своим делом и у меня есть другие предложения. Из-за этого случился конфликт. Другое непонятно – когда Вася говорит одну вещь, а потом меняет свое мнение на то, какое ему выгодно.

– Например?

– За первые три-четыре года он несколько раз писал обо мне: что я один из самых перспективных комментаторов, что нужно подождать, и я буду звездой. Ну, как Вася любит делать. А после того, как я ушел, он написал, что я и комментатором не был, хотя за год я комментировал 120-130 игр.

Тимур Дагуев

– Из-за чего ты ушел с «Плюса»?

– Появилось другое предложение и другой способ большего заработка. Каждый ищет место под солнцем, правильно? Я работал на «Плюсе» пять лет, и за эти годы мне многое обещали, но не выполняли. И в плане повышения зарплаты, и в остальном. Но я ни на кого не обижаюсь, просто тогда пришло время расстаться.

– Олег Пирожков рассказывал, как Уткин плеснул ему водкой в лицо и попросил не обижаться, потому что сам бы не обиделся. Такое вообще могло произойти?

– Конечно. Вася не делал так при мне, но, зная его, скажу, что он может многое себе позволить в общении. И, кстати, думаю, что если бы Олег плеснул в лицо Васе, был бы конфликт, но он быстро бы себя исчерпал. Ты просто ни дня не работал на «Плюсе» и не понимаешь, как люди там общаются. Был случай, когда мы сидели, и Миша Моссаковский вылил полный бокал пива на голову Михаила Мельникова. На его прекрасную длинную шевелюру. Чуть-чуть друг на друга покричали, и дальше продолжили отмечать и пить. Это нормально.

– Пирожков преподнес все так, как будто Уткин издевается над коллегами.

– Вася может обидеть серьезно даже тех, у кого годами выработан иммунитет, кто работает с ним 10-15 лет. Для всех Вася гуру. Когда он в форме, для меня он абсолютно лучший комментатор. И, естественно, он начальник. Любое его негативное слово ты воспринимаешь болезненно. Потому что стараешься, а он может в два часа ночи после матча позвонить и наговорить такое, что ты после этого работать не хочешь. Но нужно привыкать. Часто доставалось Геничу, и по твиттеру это можно понять. Сейчас Костя стал суперзвездой и где-то сам Васе может напихать за плохую работу. Но раньше было наоборот. Хотя Костя очень ответственно к работе относится. Есть люди, которые работают 10-15 лет и могут подготовиться к матчу за пять минут, а он все знает о чемпионате Испании и все равно готовится один-два часа. И, конечно, если после матча ему звонит Вася и говорит те же слова, что и другим, Костя это воспринимает очень серьезно. Может ночь не спать, потом всем говорит: «Как так?». А Вася как вампир. Ему нравится, что он заставляет людей нервничать, поэтому он находит другую жертву и начинает ее рубить. Причем он может позвонить с критикой, когда остальные пять-шесть коллег написали смс со словами: «Классно отработал».

" Орлов – крутой мужик, и я не очень понимаю травлю в его сторону, когда он не может произвести фамилию. Ну да, не может, и что?"

– Комментаторы действительно друг друга ненавидят?

– Наоборот. Конечно, есть люди, которые отстранены, или та же ситуация Шмурнов – Уткин. У них конфликт произошел десять лет назад, и они даже не здороваются. Но 90% комментаторов «Плюса» друг друга ценят.

– Самая популярная байка на «Плюсе»?

– История, как Генич в Англию летал. Его поставили на матч «Арсенал» – «Барселона» на «Эмирейтс». Он в панике, потому что еще не был опытным комментатором. Его как бы назначили, но он сам подал заявление на визу, путевку тоже сам оплачивал, потому что хотел с места событий прокомментировать. И вот он сдал документы и ждал ответа. Мы с Дэном Казанским решили над ним пошутить: отправили с нейтрального номера «Мегафона» смс – в интернете есть такая услуга – что мы из посольства и ему выдали визу. Причем писали набор английских слов, который вообще не связан с этим. Но Костя больше по испанскому языку специалист, поэтому он как получил сообщение, тут же позвонил Дэну, чтобы тот ему перевел. Дэн перевел: «Вам дали визу, все нормально». Костя обрадовался, но набрал Черданцеву, чтобы еще и тот перевел. Юра не был в курсе ситуации, но тоже перевел, что все нормально. Видимо, даже не стал вникать. Костя за 300 фунтов купил билеты. А в итоге на следующий день ему приходит настоящее смс, что визу не дают. Он на нас страшно обиделся, кричал, что мы должны ему денег, что мы непорядочные люди. Вся комната смеялась, кроме Кости. Весело было.

– Черданцев такой же дерзкий, как в твиттере?

– Я говорил, что есть люди, которые обособлено себя ведут. Но это не претензия Юре, он звездный человек и комментатор, это его право. Он приходит на работу, может поздороваться, может – нет, хотя в одной комнате сидим. Но он абсолютно нормальный человек, а в твиттере – это история, придуманная им, чтобы всегда быть на виду. В целом, ничего плохого про него сказать не могу и даже помню, как он первый раз пригласил меня прокомментировать с ним матч «Лацио» – «Ювентус». Он сделал замечания, где-то похвалил, но все в рабочем режиме.

– На «Плюсе» нельзя жестко критиковать «Зенит»?

– Комментаторы много раз критиковали его, если он плохо играл. К «Зениту» такое же отношение, как и к другим командам. Да, были истории, когда звонили из «Газпрома»: «Тут вы не совсем правы». Звонки не были жесткими, просто люди высказывали свою позицию, ничего особенного. А каких-то звонков перед сезоном о том, что мы не должны говорить про «Зенит» плохо, – такого никогда не было.

– Миллер часто встречается с комментаторами?

– Пока я работал, была одна встреча в офисе «Газпрома». Ничего такого не обсуждали, про «Зенит» много не говорили – были рабочие моменты. Все удивились, насколько Миллер любит игру: у него в кабинете висит пять телевизоров и на всех пяти идет футбол. Даже чемпионат Бразилии.

– Как комментаторы относятся к Орлову?

– Публично это не обсуждалось, но многих нервирует. И дело не в Орлове, а в том, что его назначают на каждый матч «Зенита». Сам Геннадий Сергеевич – крутой мужик, и я не очень понимаю эти перлы, которые есть в интернете, и травлю в его сторону, когда он не может произвести фамилию. Ну да, не может, и что? Комментирует-то он неплохо, понимает футбол. Над Маслаченко, царство ему небесное, тоже посмеивалась, когда он не знал фамилию футболиста и говорил: «Вот этот парень». А сейчас к нему совершенно другое отношение. К сожалению, у нас в стране пока человек не уйдет в другой мир, о нем плохо отзываются.

– На «Плюсе» обсуждали отстранение Федорова после его слов о «Зените»?

– Это было еще до меня, но обсуждали как-то. Насколько я знаю, сразу после той истории люди подходили к руководству, говорили на эту тему. Но мы же не можем позволить себе все собраться, позвонить Миллеру и сказать, что хотим с ним встретиться. Это должен делать кто-то из высших, чуть ли не глава «НТВ-Плюс».

– Правда, что у Михаила Мельникова только недавно появился мобильный телефон?

– Пока я работал, телефона не было. Миша вообще уникальный. Не знаю ни одного человека, который относился бы к нему плохо. Иногда его сравнивают с Бьельсой, у того же тоже нет мобильника. Поэтому, если ты хочешь найти Мишу и куда-то позвать, нужно проделать огромный путь. Он ведь еще ведет ночной образ жизни. У него договоренность, что его не ставят на ранние матчи Германии. Обычно он приходил на пятичасовой матч и первое, что он всегда мне говорил в четыре часа: «Пойдем позавтракаем». Он смотрит абсолютно все американские события: футбол, бейсбол, НБА. Они заканчиваются в 8 утра, он ложится и просыпается в три. Вот так живет десятилетиями. Поэтому раньше трех не нужно даже ему домой звонить. Либо никто не возьмет трубку, либо скажут, что он спит. Еще он не комментирует российский футбол и никогда не приходит в программы. Пару раз только был на студиях, когда играл «Зенит», все этого момента очень ждали. После того, как тот же Нальчик был на первом месте, он мог не знать, кто такой Юрий Красножан. Он знает Аршавина, Кержакова, но если у него спросить, кто такой Шатов, он ответит: «Да откуда я знаю?».

" У нас любят истории про то, кто и где пил, кальян курил. Но я видел, что те же Шишкин и Габулов говорили: «Все, 10 часов, завтра тренировка, поехали домой» "

– Расскажи, как ты оказался на «Плюсе».

– При Красножане я работал в «Спартаке» из Нальчика. И когда мы шли после первого круга на первом месте, Тимур Журавель с операторами приехал снимать сюжет про тренера и команду. Мне в клубе дали задание помочь им. Они были в городе дня четыре, мы их повозили по республике, покормили. Так я познакомился с Тимуром, после чего приехал в Москву на матч ЦСКА и «Астон Виллы». Мы с ним встретились в вип-ложе и Тимур вроде спросил: «Чем занимаешься?». Я в тот момент уже уходил из Нальчика, потому что там не было никакой перспективы – Красножан уезжал в «Локомотив», а без него не было особого интереса работать. В общем, как-то разговор сложился, и он предложил: «Приходи на «Плюс», давай попробуем». Первые четыре месяца было что-то вроде практики, минимальный оклад. Потом Вася сказал: «Ты нам нравишься, подписывай контракт».

Тимур Дагуев

– В «Спартаке» ты работал в пресс-службе?

– В селекционном отделе.

– В 18 лет?

– Я всю жизнь играл в академии Нальчика, но решил закончить. Пришел к руководству команды: «Хочу попробовать себя в селекционном отделе». Президент клуба начал отнекиваться: «Сейчас все места заняты, как-нибудь потом». Я понял, что это отмазки, сказал, мол, ладно, спасибо. А в кабинете сидел еще Красножан. Когда я вышел, он остановил меня, объяснил, чтобы я не расстраивался, что он уговорит президента. Конечно, сначала у нас был разговор о том, как я понимаю футбол. В итоге в «Спартаке» я проработал два года

– В твоем инстаграме много фотографий с футболистами. Откуда ты знаешь полсборной России?

– Ребят-осетин знаю, потому что сам осетин. Нас не так много, кто хоть куда-то пробился. С Аланом Дзагоевым я так и познакомился. С Денисом Глушаковым учился в одной группе в институте, хотя на занятиях его почти не видел. Мы закончили МЭСИ. В то время это был единственный институт с факультетом спортивного менеджмента. Дэн иногда приходил, он знал, что я комментатор, мы общались, сдружились, вместе сдавали дипломную работу, это было весело. Естественно, он звал в свои компании, приглашал на свой турнир в Миллерово, на день рождения. Так я и познакомился со всеми. С Ромой Шишкиным мы потом в Париж ездили, с Володей Габуловым хорошо общаемся, с Ромой Павлюченко. Не знаю, как получилось, что мы все стали дружить. Может быть, я заслужил их уважение, потому что никакую информацию не сливал, хотя многое видел и знаю, в разных историях с ними бывал. Но вообще это обычная ситуация: наверное, с некоторыми своими друзьями ты также познакомился через друзей. Просто не надо делить друзей на футболистов и остальных людей. Они такие же, как и все.

– Многих футболисты бесят.

– А я вижу их труд, как им тяжело, как они режимят и в твиттере много раз их защищал. У нас любят истории про то, кто и где пил, кальян курил. Но я видел, что те же Шишкин и Габулов говорили: «Все, 10 часов, завтра тренировка, поехали домой». Про то, что зарплаты в российском футболе немыслимые и из-за этого о них многие плохо отзываются в интернете, я им говорил, но это не их проблема. Это руководство делает так, что они получают огромные деньги. Они же не могут прийти: «Я не хочу два миллиона, я хочу миллион». Бред.

– Считается, что российские футболисты зажравшиеся. Расскажи истории, которые раскрывают их с другой стороны.

– Миллион историй. Денис Глушаков построил стадион в Миллерове за свои деньги, где дети играют. Разве не история? Или то, что он каждый год привозит туда игроков сборной. Мы когда первый раз туда приехали, там еще не было стадиона, только зал, но чуть ли не весь город собрался. На протяжении семи часов, пока игрался турнир, футболисты раздавали автографы, отдали все свои вещи, которые привезли: майки, перчатки. С Сашей Кержаковым ситуация: ко мне обратилась одна женщина с просьбой помочь мальчику, который является фанатом Кержакова. Ему 9 лет, он болеет лейкемией. Я позвонил Саше, объяснил ситуацию, и он после чемпионского матча набрал мне: «Я не забыл», и все сделал. Согласись, голова после чемпионства обычно не тем занята.

– Про это ты писал.

– Как-то играли на одном турнире с Вовой Стогниенко, ехали на одной машине домой и он спросил, дружу ли я с Павлюченко. Я ответил, что дружу. Он сказал: «Можешь попросить у него кое-что для одного ребенка?». Я в тот же момент позвонил, Рома говорит: «Завтра у меня выходной, пусть приезжает ко мне домой, все что надо сделаем». Рома Шишкин каждый год проводит турнир в Воронеже. Там все на высшем уровне, подарки. Или чего от футболистов люди ждут? Что они должны выйти и раздать миллион евро? Многие считают, что они на себя только тратят. Но понятно, что они помогают многим в семье. У них есть родственники жены, свои родственники. Никто не будет разбрасываться. Но когда нужна помощь, в том числе и мне, они не отказывали. Саша Кержаков вообще свой фонд помощи детям открыл, куда каждый год отдает немыслимые деньги. Просто не все об этом говорят.

– Что твои друзья-футболисты говорят про Капелло?

– На первой тренировке он заявил, что все должны приходить на занятие или завтрак, обед и ужин в одинаковой одежде. Если синие шорты, то все в них. Если в тапочках, то все в тапочках – футболисты сами договариваются. И как-то все пришли в кроссовках, а один игрок в тапочках. Рассказывали, там такой ор и итальянский мат стоял, что все сразу испугались.

– Еще ты дружишь со знаменитостями: Лера Кудрявцева, Полина Гагарина, Казанскому как-то писал, что познакомишь его с Собчак. Откуда эти знакомства?

– Через Леру все. Помню, у нее была кое-какая проблема с НТВ, она обратилась ко мне, а мы были поверхностно знакомы – познакомились в какой-то компании и общались через твиттер, могли друг друга подколоть. Я ей помог, и после этого мы стали достаточно близко общаться. С Собчак тоже давно знакомы. Она абсолютно нормальная, без звездности, очень воспитанный человек. Одно то, кто у нее родители, говорит о многом. Она ценит дружбу, отношения. Знаю ее мужа Макса, он позитивный человек, фанат футбола, любит на эту тему пошутить, мы можем обсудить какие-то байки.

– Ты часто делаешь такие вещи в твиттере или инстаграме – например, Ларису Павлюченко с днем рождения поздравляешь, Полине Гагариной что-то пишешь. Со стороны это отдает показухой: смотрите, кто у меня в друзьях.

– Я просто считаю, что людям бывает приятно от этого. Почему бы не поздравить близкого человека, чтобы другие увидели, тоже что-то хорошее написали? Когда подруги Ларисы ее фото выставляют, это тоже показуха? Или когда Рома Шишкин? Мне бы было приятно, если бы кто-то мою фотографию выставил и написал теплые слова.

" Бывало, что в день ставил несколько ставок и выигрывал 250-300 тысяч. То есть ставил 30 тысяч, выигрывал 60, потом ставил эти 60 и получал больше"

– Ты из обеспеченной семьи?

– Из очень обычной. Начнем с того, что мои родители живут в Нальчике. Мама всю жизнь была домохозяйкой, воспитывала меня с братом. Папа работал на двух работах, как-то было, что поваром. Сейчас у него свой небольшой бизнес.

– Где ты сейчас работаешь?

– Я закончил оформление бумаг – открыл футбольное агентство. Сейчас плотно этим занимаюсь, но детали пока не хочу рассказывать.

– В твоем инстаграме есть фотки с отдыха на Гаити, в Майами и Доминикане. В твиттере – скрины ставок по 30 тысяч рублей. Откуда у комментатора такие деньги?

– Заметь, я ставлю не на российский футбол, а то подумают, что мне сливают информацию. А так, на «Плюсе» все ставят. Может, не по 30 тысяч, но по 10-20 было. Просто я считаю, что с тысячи рублей ты у букмекерской конторы не выиграешь деньги, чтобы потом что-то купить или куда-то поехать. Лучше хорошо проанализировать матч и поставить 30 тысяч, чтобы получить 60, чем поставить тысячу, выиграть две, а потом проиграть. Мне кажется, мой путь ставок более правильный. Но я не скажу, что постоянно ставлю, это просто увлечение.

– Твой максимальный выигрыш?

– Бывало, что в день ставил несколько ставок и выигрывал 250-300 тысяч. То есть ставил 30 тысяч, выигрывал 60, потом ставил эти 60 и получал больше. После чего меня блокировала контора и не давала какое-то время ставить больше 500 рублей. Максимальный проигрыш? Я никогда не проигрывал больше, чем выигрывал. Не было, как случается в казино, что я ставил все деньги, чтобы отыграться.

– Сколько получают комментаторы на «Плюсе»?

– Когда я работал, не знал там человека, у которого зарплата была больше 100 тысяч. Может, сейчас у топовых комментаторов 120 есть. Но фишка в том, что больше ты зарабатываешь вне «Плюса». Тебя позвали прокомментировать матч Лиги чемпионов в баре, и ты отбил полумесячный оклад. Некоторых зовут корпоративы вести, можно на радио подработать, статью написать. Но день на день не приходится. Позовут что-то провести за 50 тысяч, а в следующем месяце вообще не позовут. Нельзя говорить, что оклад какой-то фиксированный.

– Часто ты появлялся в студии в красных кроссовках и узких джинсах. Многие думали, что ты перепутал эфир на ТВ с походом на дискотеку.

– Разве я плохо выглядел? Пока комментаторов не заставили надевать костюмы, кто-то приходил в гавайских рубашках, непонятных джинсах, майках, а мы с Димой Шнякиным по-другому. Мы считали, что так правильно поступать молодому человеку, пытались сломать систему, разбавить серьезных дядек. Единственная история – когда мы без носков пришли. Вася Уткин сказал, чтобы в следующий раз так не делали.

– Была история, как ты посоветовал «Краснодару» Ясина Браими, а они посмеялись. Расскажи подробнее.

– Не посмеялись, а сказали, что им неинтересен этот игрок, что из него ничего не выйдет. Он тогда был в «Гранаде», и я предлагал его за 3 миллиона и зарплату – максимум миллион. Сейчас он в «Порту» и стоит миллионов 30. Мы с Сергеем Николаевичем Галицким и сейчас хорошо общаемся, можем что-то обсудить. Например, Смолова переход обсуждали – у него были предложения от «Локомотива», от «Спартака» – и Широкова до этого. Просто в тот момент в «Краснодаре» посчитали, что Браими слабый футболист, хотя комментаторам было видно, что в будущем это топ-игрок.

Ясин Браими (справа) в матче за «Гранаду»

Ясин Браими (справа) в матче за «Гранаду»Panoramic

– У тебя был выход на его агента?

– Да, я же этим всегда занимался. Даже работая на «Плюсе», мог так подработать: связать людей, посоветовать кого-то. И, например, в Майами я поехал на деньги от такой подработки.

– «Краснодар» хотел взять тебя на работу?

– Да, Галицкий сказал, что отправит генерального директора Хашига в Москву для встречи. Мы встретились, поговорили, он сказал: «Хорошо». Мне никто не отказывал, просто после этого больше никаких разговоров про работу не было. Я не знаю, что он такого услышал или, может, я не понравился. Но и с ним, и с Сергеем Николаевичем у меня нормальные отношения.

– Ты не стал спрашивать, почему тебя не взяли?

– Зачем? Одно дело, если бы я с Галицким говорил. А то, что ему сказал Хашиг, это их дело. Зачем мне лезть туда?

– Ты знаешь случаи, когда менеджеры Премьер-лиги незаконно обогащались с трансферов?

– За руку никого не ловил, но слышал. И думаю, во всех клубах такое есть, и в Нальчике было, просто до меня не доходило, потому что я был совсем молодой. Только в ЦСКА в этом плане все строго и профессионально. Они живут по средствам и знают, как экономить.

0
0