– В детстве вы занимались карате и получили красный пояс. Неожиданный выбор для девушки.
– Все произошло из-за брата. Он с таким удовольствием посещал тренировки. Дорос до сэмпая – помощника сэнсэя, помогал вести занятия в младшей группе. А я смотрела на это и завидовала. В восемь лет мама отвела меня в соседнюю дверь – на балет. Я не выдержала и сразу сбежала. Присоединилась к брату на карате.
– Надолго?
Чемпионат России
Павленко: о «Спартаке», проблемах с Карпиным, Федуне и Кадырове
ВЧЕРА В 09:00
– Занималась шесть лет. Причем не только в зале – занятия продолжались и дома. Брат хотел стать профессиональным спортсменом, я ему помогала. Лапу держала, спарринговала. Запоминала все движения. Из-за этого с первого раза сдавала экзамены на пояса и каты. Помню, сэнсэй приходил и почти не смотрел на меня. Говорил: «С ней все понятно. У нее синий пояс дома лежит». Имел в виду брата.
– Как сложилась его карьера?
До сих пор занимается, но непрофессионально. Сказалось, что спокойный по характеру, усидчивый. Я другая – сумасшедшая, энергичная. Хочу постоянно находиться в движении.
– Настрадались из-за этого?
– Страшные травмы обходили стороной. Но по голове на занятиях получала, куда без этого. И сотрясения мозга случались не раз. Однажды даже в больнице лежала – серьезно стукнулась. Хотя к физической боли отношусь очень легко. Не боюсь ее.
– Врожденное?
– Скорее всего. Мама с самого детства говорила: «Почему ты не родилась мальчишкой?» У меня же вообще отсутствует чувство страха. Обычно знаю только, где газ. Где тормоз – не очень.
– Самый сумасшедший поступок в жизни?
– Их столько! Например, ездила на гонки.
– Зрителем?
– Что вы! Как пилот. На багги. Мне так нравилось, как они входят в поворот – везде пылища. Конечно, это были не профессиональные соревнования. Просто рванули с друзьями – взрослыми людьми, которые давно этим занимались. Но только потом, когда адреналин поутих, я поняла, как трагично та история могла закончиться. Все из-за привычки во всем быть первой.
– Что же произошло?
– Специально уехали подальше от людей, чтобы никто на пути не встретился. Взяли трассу по лесам, горам и полям, все предусмотрели. Тут я первая вылетаю из поворота, а впереди на дороге стоит «девятка». Понимаю, что остановиться на такой скорости нереально. Свернуть тоже некуда – трасса узкая, повсюду лес. А пилот я еще тот… Нажала тормоз и вывернула руль.
– Ужасно.
– Переворачивались мы четыре раза. Пассажир вылетел из машины вместе с крышей. Мне повезло больше – была пристегнута. Чудом нам удалось избежать серьезных травм.
https://i.eurosport.com/2017/09/14/2167366.jpg
– Тот случай стал границей?
– Какое там. На экстрим тянет до сих пор. Хорошо, что рядом есть люди, которые держат за руки, ноги и волосы, чтобы снова не ломанулась. Хотя теперь и сама понимаю, что в первую очередь мама. Уже потом гонщица и все остальное. Прошли времена, когда в лагерь ездили 42 мальчика-каратиста, а я шла 43-й.
– Серьезно?
– Да. Иногда девочки все же приходили на занятия, но долго не выдерживали. Максимум несколько тренировок. Нас ведь не щадили – все с полной выкладкой. Каждое утро бегали босиком по лесу много километров. Дальше шли в зал. Помню, однажды отрабатывали ката. Тренировки шли с утра до ночи. Я устала и решила отпроситься у тренера. Так он вместо того, чтобы отпустить или хотя бы оставить со всеми делать упражнения, организовал мне специальную тренировку на кулаки. За то, что отлынивала.
– Советская закалка.
– Он по нам даже ходил. Клал всех в ряд и просто гулял по животам – по прессу. Было весело, дети же. Зимой бегали босиком по снегу вокруг ДК. Это мне особенно нравилось: огромная команда, все в белых кимоно. Красиво.
– И холодно.
– Совсем этого не чувствовала. Да и не простужался никто. Спокойно бежали. Я еще останавливалась, чтобы купить шоколадку на остановке. Когда сердобольные женщины опускали голову вниз и видели, что ребенок босиком, приходили в ужас.
– Как к таким зверствам относились родители?
– Ха, они не знали. На занятия никого не пускали. Это нормально – иначе одни дети сразу отвлекаются, зовут маму. Другие завидуют, что к тем пришла, а к ним – нет. В итоге многие тренеры просто запрещают приходить. Но мне и без родителей было комфортно. До сих пор ни о чем не жалею. Мы ведь развивались не только физически, но и духовно. Карате – это целая философия.
– Расскажите.
– В начале тренировки все успокаивались. Садились в круг, тренер читал детскую Библию. Притчи, рассказы. Спрашивал, что мы обо всем этом думаем. Получалась смесь спорта и познания. Не просто тела, а моральных сил, духа. Развитие мышления. Меня спорт очень закалил в этом плане. Считаю, им обязательно надо заниматься с детства. Или можно совсем облениться, что скажется даже во взрослой жизни. При этом важно, чтобы ребенок увлекался тем, чем занимается.
– Надо прислушиваться к нему?
– Именно. Вот мои дети сейчас в поиске. Я даю им разные направления. Они попробуют и дальше сами на чем-то остановятся. Если заставлять, можно просто испортить им всю жизнь. Как случилось с подругой детства. Она как-то сказала: «Знаешь, я прекрасно пела. У меня был хороший слух. Я думала, что буду певицей, меня все хвалили. Но мама решила, что надо идти в художники. Отправила в художественную школу. Поэтому я никем не стала».
https://i.eurosport.com/2017/09/14/2167360.jpg
– У вас много спортивных призов?
– Больше музыкальных. Из карате остался только пояс. Я ведь не ушла в профессионалы, а на любительские соревнования меня не брали. Все-таки девочку против мальчика на турнире никто бы не поставил. Тем более я всегда оказывалась самой маленькой по росту. В основном меня приглашали на показательные выступления. Когда нужно было показать, как маленькая крошка избивает шестерых красивых и огромных мужиков.
– Дрались всерьез?
– Нет-нет, без контакта. Я и сейчас бы не решилась ввязаться в потасовку с мужчиной. Даже если подойду к какому-нибудь пьяному и начну бить, он подумает, что пристаю. Понятно, что у меня есть техника. Но сила удара от занятий спортом особо не меняется. Поэтому навыки лучше показывать профессионалам, особенно тяжеловесам. В моем случае спасет только один удар. Или двоечка: прямой с правой и хук с левой. Дальше уже легкая атлетика. Даже тренер по боксу так учит.
– Убегать?
– Не думать о том, что я боец. Избегать прямого столкновения. Вот стоишь в очереди, а рядом пьяный за пивом. Мычит на тебя: «Э-э-э, а-а-а». Ты – хоп, ушла от удара: «Мужчина, ну будьте аккуратнее».
– Смешно.
– Другого выхода не вижу. Улица – это ведь не спорт, а часто игра без правил. Вставать в такой ситуации в боксерскую или каратистскую стойку – смешно.
– Давно занялись боксом?
– Уже как несколько лет. Работаю с тренером. Он суперпрофессионал, держит себя в руках. А то год назад взыграла природа, вышла на ринг. С таким шнобелем потом ходила. Хорошо хоть перелома избежала. Теперь спаррингов сторонюсь – все-таки постоянные съемки, не хочется выпадать из графика.
– Неужели вы и железо таскаете?
– Вот это не мое. Это супертяжам полезно, где один удар – и нокаут. В моей весовой категории важна реакция. Так что подтягиваюсь, отжимаюсь, прыгаю через скакалку. В первое время так смеялась: здоровые мужики и тоже со скакалкой. Сейчас понимаю, что она помогает. Дает ощущение внутренней легкости. Советую всем девочкам, несмотря на возраст. Да и мальчикам полезно.
– Три упражнения, которые нужно выполнять каждый день любому человеку?
– В мужчинах не знаток, скажу о женщинах. Обязательно надо качать пресс. Конечно, отжиматься. И на выбор: бег или скакалка. Начать в детстве вообще лучше с танцев или гимнастики. Для развития тела и мышления полезен большой теннис. Я им уже два года занимаюсь.
– Чем зацепил?
– Думать надо много и быстро. Выстраивать стратегию, тактику. Похоже на бильярд, только более активный.
– Люди часто не могут заставить себя заняться одним видом, а у вас целый комплект. Где ищете мотивацию?
– В фотографиях с концертов. Если вдруг перестаю себе нравиться, говорю: «Марина, пора бы поработать над собой. Прыгать не две тысячи раз, а четыре». Да и вообще спорт для меня – такая привычка, которая дана с детства. Мне он просто необходим. Вот в 30 лет я пришла в спортивную гимнастику. Из родственников вообще никто ей не занимался, все были деревянные. А я поставила задачу освоить все шпагаты мира, стойки, мосты.
– Успешно?
– Еще как. Так радовалась. А сейчас уже без гимнастики не могу. Тело требует. Поэтому как минимум час в день на занятия я нахожу. Не всегда на гимнастические. Чередую. День – теннис, день – гимнастика, день – бокс. И этот час нужно находить, сколько бы детей у тебя ни родилось, и какая бы сложная карьера ни была.
– Даже летом?
– Ой, больной вопрос. Лето – катастрофа. Бассейн, хочется поплавать, с детками поиграть. Зато сейчас вернулась в привычный режим и поняла, что страшно соскучилась по спорту. С удовольствием начала заниматься.
https://i.eurosport.com/2017/09/14/2167357.jpg
– Чтобы выглядеть круто, одного спорта недостаточно.
– Конечно. Прежде всего, важно питание. Здесь главное не перебарщивать. А я перебарщиваю. Ем ночью, пока все спят. Дико люблю сладкое. Если дома нет торта, начинается паника.
– Перебороть себя не получается?
– Пока это не парит. Если начнутся проблемы, буду действовать. Сейчас с помощью спорта и работы я их избегаю. Да и окружающие привыкли к моему образу с розовыми щечками. Им нравится. Вот когда сильно похудела, все страшно испугались. Говорили, что на наркотиках сижу. Хотя на самом деле я просто активно занялась спортом. Во время беременности ограничивала себя. Как родила – ломанулась на все занятия. Тем более что предстояли съемки клипа, где я играла балерину. Вот в короткий срок и схуднула.
– Намного?
– Сбросила восемь кило. Люди сразу решили, что со мной что-то не то. Как поправилась, все такие: «О, вот теперь нормально». Хотя диетами себя не изнуряла. Ела, как обычно, ни от чего не отказывалась. Вообще, из продуктов не употребляю только белый хлеб, майонез, кетчуп и сосиски. Но это не особый режим питания. Просто я их разлюбила.
– Не считали, сколько килограмм сбрасываете за концерт?
– До двух стабильно. Как-то сама заинтересовалась – встала на весы. Потом несколько раз перепроверила. Мой коллектив – это же 10 мужиков. У них больше физических сил. Но долгое время я считала: «А что? Я тоже пацан». Поэтому не уступаю им, активно двигаюсь на сцене, плюс пою всегда живьем. Так килограммы и уходят.
– И в зал ходить не надо.
– Когда концерты идут каждый день, там точно не до зала. Меня часто спрашивают: «Когда заканчивается тур?» А я не помню даже когда он начался.
– Настолько тяжело?
– Организм сходит с ума. Сегодня ты во Владивостоке, завтра в Сочи. Каждый раз новые часовые пояса. Подстроиться нереально, потому что есть четкая программа. Если обед, то неважно, хочешь ты есть или нет, – идешь на обед со всем коллективом. Саундчек – значит три часа отстраиваешь звук. Концерт – лишь вершина айсберга.
– Самое сложное выступление?
– Всегда, когда теряешь голос.
– Как же петь?
– На допинге.
– Объясните.
– Несколько лет назад я еще не была мамой, не жалела себя. Думала, если красиво помру на сцене, получится круто. Поэтому концерты никогда не отменялись, а мне кололи адреналин. На время выступления хватало, но после я даже сказать ничего не могла.
– На следующий день включали фонограмму?
– Нет, снова делали укол. Мучила я себя конкретно. Переживала, что в какой-то момент совсем крякнусь – связки не выдержат, и навсегда потеряю голос.
– Сейчас следите за ним по-особенному?
– Не особо. Например, очень люблю холодную воду. Это моя слабость. Понимаю, что много ее пить нельзя, но продолжаю. Если говорить про тренировку голоса, то я распеваюсь. В период без концертов обязательно хожу на уроки к преподавателю. Голос необходимо держать в тонусе. Это же мышцы. Все как в спорте: если теряешь форму, потом ее гораздо труднее набрать.
https://i.eurosport.com/2017/09/14/2167368.jpg
– Ваши фанаты – в основном молодежь. На сцену выбегают?
– Случается. Но я не боюсь. Вот охрана – да. Сразу забирает человека, часто выводит силой. Сначала я удивлялась. Сама-то такая душевная, готова всех обнять. Но потом секьюрити четко объяснили: «Мы не знаем, что у него в руке и голове. Он может выйти с оружием и мыслями: «Да не достанься же ты никому».
– Такое случалось?
– Обошлось. И надеюсь, никогда не будет. Хотя мне часто говорят, что и подарки от поклонников нельзя принимать. Но мы живем в России, вряд ли здесь что-то изменится и станет как за границей. Там артистам не принято дарить даже цветы. У нас же все приходят, как на «Поле чудес» к Якубовичу. Приносят баночки с домашним вареньем. Мишек. Я их иногда поднимаю и говорю: «Женщине уже четвертый десяток». Всем сразу смешно. Мы много беседуем на концертах, мои поклонники с чувством юмора. Когда я только родила, они несли памперсы.
– Не может быть.
– Серьезно. Прямо клали упаковочки на сцену. И когда после этого говорят, что нельзя брать подарки… Я не верю в это. Все принимаю. Люди ведь дарят от души. Они знают, что я никогда не возьму дорогую вещь. Во-первых, это неприлично. Во-вторых, преподнести ее может только близкий человек. А вот душевное – с радостью. Многие знают, что я люблю, когда дарят сделанное своими руками. Поделочки, рисунки. Одна маленькая девочка – пусть она еще это не умеет, – подарила пустую тетрадку. Сказала: «Пишите здесь песни».
– Как мило.
– Другие сами пишут стихи, и делают это очень неплохо. Нравится, что часто не просто просят автограф, а дают качественные советы. И я их принимаю. Не так: «Да ты что? Да как так? Тебе что, не нравится?» Ну, как многие реагируют. А я выслушиваю, анализирую. Потому что по глазам вижу, что человек говорит не чтобы обидеть, а хочет помочь.
– От навязчивых поклонников страдаете?
– Всякие бывают. Но ничего плохо они не желают. Многие просто хотят поговорить по душам, что-то рассказать. Я бы рада услышать всех, но у меня нет столько времени. Это вот как приезжаем в город, где не выступали два года. После концерта обязательно остаемся раздать автографы всем желающим. Иногда на это уходят часы. И тут подходит человек. Протягивает фото, чтобы я подписала. Спрашиваю: «Как вас зовут?» – « А вы что, не помните?» – «Стыдно сказать, но нет». То есть существуют вещи, которые для меня физически невозможны.
– Футбольные фанаты на ваши концерты ходят?
– Конечно! Чаще всего целыми компаниями – 20-25 человек. Их легко отличить по клубной атрибутике.
– Спартаковской?
– Необязательно. Приходят болельщики разных клубов. Кроме «Спартака» это «Рубин», ЦСКА. Каждый раз прямо ждут любимую песню. Поют громче меня. В этом момент я даже микрофон опускаю – просто стою.
– На корпоративы они вас заказывали?
– Ни разу. Вообще, в моей жизни почему-то было всего пять корпоративов. И все – детские праздники. Взрослые не приглашают.
– Знаете причину?
– Догадываюсь. Думаю, те люди, что зовут на корпоративы, редко ходят на массовые мероприятия. Зачем, когда есть возможность позвать артиста к себе? При этом они хотят веселья в стиле Верки Сердючки: «Ай-нанэ-нанэ». А я с этим как-то не ассоциируюсь. Песни-то меланхоличные. Но пришли бы они хоть на один концерт. Сразу бы увидели, как у нас весело.
– Ваша версия – почему «Знаешь ли ты» так популярная у футбольных фанатов?
– Я много чего слышала, но точного ответа так и не нашла. До сих пор загадка. Взрослые, здоровенные, настоящие мужики поют душевную песню. Наверное, им хочется доброй и ласковой подруги рядом.
– Что вы сами вкладывали в слова песни?
– Ой, я была маленькой. Писала ее еще в Казани. Про первую любовь, конечно. Хотя всегда странно говорить, о чем песня. Ведь послушаешь, и у каждого промелькнет что-то свое. Рассказать невозможно. Лучше просто слушать.
– Как с фильмами – каждый критик видит смысл по-своему. Но и автор что-то закладывает.
– Заметьте, режиссеры реже всего говорят о том, что хотели сказать. Чаще всего они просто снимают эмоцию. А она настолько глобальная, обширная и разноплановая, что ее сложно описать.
– Первая реакция, когда узнали, что «Знаешь ли ты» спели на трибуне?
– Хохотала весь день. Показывала маме, она тоже смеялась. По-доброму, конечно.
– Не обидно, что все началось с болельщиков «Спартака», а не «Рубина»?
– Абсолютно. Мне в принципе приятно, когда обращают внимание с положительной стороны. Пусть это происходит со стебом, люди так веселятся. По поводу «Спартака»… Я вообще за спорт. Не придерживаюсь одного клуба. Мои песни нравятся болельщикам разных команд, ссорить их не хочется. Они и без меня ссорятся, так что хватит уже. Из-за этого я и шарфы не очень могу принимать.
– В смысле?
– Мне дарят их. Это же самый частый подарок от футбольных фанатов.
– Думаю, и от хоккейных.
– Конечно. Год назад впервые позвали выступить на разогреве перед матчем хоккейного «Спартака».
– Сразу согласились?
– Без проблем. Это интересно. Пожелание было одно – поставить полноценный звук. Чтобы не под фанерку выйти, а нормально спеть. Все отлично прошло, мне понравилось. Надеюсь, позовут еще.
– Зрителем на стадион часто выбираетесь?
– На значимые матчи стараюсь. Но иногда нет возможности даже по телевизору посмотреть. Например, во время последней игры футбольного «Спартака» с ЦСКА мы давали концерт. В нашей музыкальной команде есть поклонники обоих клубов. Но они все время на сцене.
– Как выкручивались?
– Мой директор наблюдала за ходом игры за кулисами. А во время паузы на смену нарядов говорила мне счет. Я выходила на сцену и каждому на ухо повторяла его.
– Сейчас вас полюбили еще несколько тысяч фанатов «Спартака».
– Так мне уже вместо «О, МакSим» кричат: «Спартак – чемпион!»
– Не боитесь?
– Ни грамма. Наоборот, это умиляет.
– Пример песни о спорте, которая вам больше всего нравится?
– «Знаешь ли ты». Ха-ха, шучу. Вообще, самые крутые песни и кричалки на боксерских турнирах. Особенно, если девчонки выходят на ринг. И вдруг кто-нибудь из мужиков на весь стадион кричит: «Наташа, давай!» Это очень весело. На боксе вообще такая хорошая атмосфера.
Другие интервью Александра Головина с прекрасными дамами:
«Криштиану не пьет и очень любит детей. Он – лучший в мире». Красавица из Литвы и звезда «Реал ТВ»
«Меня связали проводами и ударили». Анна Чакветадзе – о мужчинах и Марии Шараповой
Чемпионат России
Агент Прудников: «Манчестер Сити» хотел купить Ананидзе»
24/09/2021 В 09:32
Чемпионат России
Заболотный оштрафован на 20k рублей за нарушение ковид-норм
24/09/2021 В 08:39