Eurosport

«При мне во дворе убивали». Рэпер Карандаш – о футболе, баскетболе, кроссовках и тяжелом детстве

«При мне во дворе убивали». Рэпер Карандаш – о футболе, баскетболе, кроссовках и тяжелом детстве

19/12/2017 в 13:22Обновлено 19/12/2017 в 13:28

Главный глор русского рэпа.

Денис Григорьев был рэп-звездой в нулевых, но и сейчас выпускает альбомы и мечтает о полных залах. В интервью Eurosport.ru Карандаш рассказал о рекордах в спортзале, баскетбольных скиллах Big Russian Boss и обуви за 10 тысяч долларов.

– У тебя в одном из треков есть строчка – «Накачанный подонок, но не читаю о ЗОЖе». Когда ты был в лучшей форме в жизни?

– Примерно полтора года назад. Весил где-то 86-87 килограммов, занимался боксом и ходил в спортзал. Тренировки были каждый день. Но такой режим очень тяжело совмещать с нормальной современной жизнью в мегаполисе. А еще морально устаешь. В общем, все было благополучно потеряно. Мое тело легко рассталось с той формой. Сейчас хожу через день и имею живот.

– Ты давно в спорте?

– У меня отец вице-чемпион Европы по боксу. Он спортивный человек – не только выступал, но и тренировал. Когда я был классе в третьем-четвертом, ходил к нему на занятия по боксу. Потом спорт у меня был только на любительском уровне – например, я играл за факультет в баскетбол. Конечно, я не суперспортивный парень. Я живу без ЗОЖа: бухаю, мало сплю, забиваю на тренировки и так далее. Не фанат спортивного образа жизни – для меня это просто способ провести время.

– Сколько максимально жал от груди?

– 103 килограмма на 5-6 раз – это очень сильный результат, потому что тогда мой вес был 88 килограммов. Становую делал больше 200 килограммов. Мне тогда сказали, что если бы я задался целью, то сдал бы на мастера спорта. Мне было лестно, но дальше спортзала я выходить с этими результатами не стал.

– Ты сказал, что занимался у отца. Был самым сильным в классе?

– Не-е-ет, ты чего! Я был добрым, робким. Вообще всегда боюсь бить человека – мне совестно. Это проблема. Меня воспитывали позитивным чуваком. Я не создан для того, чтобы с кем-то спорить и драться. В школе гораздо чаще получал, чем сам кого-то лупил. В этом смысле у меня нет бойцовского характера. Я всегда говорю: «Ребята, какие-то глупости происходят, давайте успокоимся». Никогда не доходит до рукоприкладства.

"Угрожали ножом, щемили деньги у детей. Вот такая ситуация. Гопота "

– У тебя есть трек про двор, а в нем – история про драку стенка на стенку, которая закончилась похоронами. Там все правда?

– Тот трек – описание событий. Документалистика. Да, при мне и убивали во дворе, и милиция приезжала – это не казалось чем-то сверхъестественным.

– Самый жесткий момент из твоего детства в Чувашии?

– Сейчас расскажу историю. Если у вас в жизни этого не было, вы меня никогда не поймете. Мы как-то поехали классом в цирк в Казань. Из взрослых были преподаватель и родитель кого-то из детей. Представь, до нашего пятого класса прямо при взрослых докопались. Угрожали ножом, щемили деньги у детей. Вот такая ситуация. Гопота. Им было пофигу – взрослые рядом, а они с ножом.

– Тебе тоже приставляли нож?

– Нет. Мне – нет. Понимаешь, там не приставляли нож к горлу, как в кино. Просто у человека нож был в руке. Он говорил: «Так, по одному сюда». Конец 80-х. Жесть.

– Но у тебя во дворе было еще жестче, верно?

– Был овраг между улицей Кадыкова и улицей Шумилова. Его сейчас нет, там новостройки, а тогда был большой овраг. Две его стороны – два района. И между этими районами случались драки. Например, если кто-то попадался в чужом районе, снимали норковые шапки. При мне как-то чуваку ударили сзади арматурой. Он валялся, очухивался, а я мимо шел домой с молоком и батоном.

Когда снимали шапку, назначалась драка стенка на стенку – с арматурами и цепями. Зима, на всех по две-три кофты, телогрейки, чтобы не пробивали. Мне было 7 лет, и я считал, что это нормально. Песочница, турники, четыре дома – обычный двор, а там махач.

"Рэперы между собой дрались всегда. В двухтысячных тоже было полно драк"

– Сейчас рэперы Димаста и Шокк сильно поругались и планируют устроить миксфайт. Как считаешь, кто победит?

– Чтобы это понимать, нужно смотреть на них в зале. Но я думаю, что победить может Димаста. В нем не так много веса, но он может взять себе хороших тренеров – у него ведь много знакомых в тусовке бойцов без правил. Есть даже чемпионы ММА, по-моему. Они могут спланировать бой, поставить два-три сценария и четко по ним действовать.

Хотя не знаю, что там у Шокка в Германии. Может, он пять лет не вылезает из спортзала, рвет и мечет на любительском уровне, а мы об этом не знаем.

– Как ты в целом относишься к миксфайту между русскими рэперами?

– Был бы рад, если бы это стало трендом. Смотреть забавно, все по-мужски. Кстати, рэперы между собой дрались всегда. В 2000-х тоже было полно драк – возможно, даже больше, чем сейчас. Так же дрались, только не на камеру. Сейчас просто больше мобильных телефонов и лучше развит интернет.

– Ты дрался с другими рэперами?

– Нет, ни разу.

– Ты был судьей на версусе. Нет желания самому побаттлить?

– Оно есть постоянно, но мне все время что-то мешает. Откровенно скажу: нет времени готовиться к баттлу. Вместо подготовки я лучше пару хороших песен напишу.

– То есть на версусе тебя нереально увидеть?

– Почему же, реально. Если будет хорошее предложение.

– С кем бы хотел побаттлить?

– Такого человека сейчас нет, правда. С Оксимироном можно было бы – просто для того, чтобы дать толчок карьере, даже если проиграю. Тем более, сомневаюсь, что проиграл бы ему стыдно. Так что мне это выгодно.

"У Оксимирона талант быть везде, существовать повсюду. Настоящий бог рэпа "

– Кто сильнейший баттл-MC России?

– Стабильности я не вижу ни у одного баттлера. Не вижу того, кто рвет всех безоговорочно. Мне нравится новая школа – Тирэпс, например. А Сеймур со «Слова» вообще мне ближе всего по подаче. Конечно, интересно смотреть все баттлы Оксимирона. Единственное, что мне не близка та линия, которую он ведет во всех баттлах, но мы с ним в разных Вселенных. Я понимаю, где я, а где он. Тут не мне говорить о баттлах.

– В чем феномен Оксимирона? У него мало хитов и редко выходят релизы, но полный «Олимпийский».

– Ох, каждое интервью у каждого интервьюера скатывается к обсуждению Оксимирона.

– Окей, это последний вопрос про Окси. Но ты сам начал про него говорить.

– Так вот в этом и есть магия. У человека талант быть везде, существовать повсюду. Настоящий бог рэпа.

"Самый маленький ледовый дворец в НХЛ больше, чем самый большой в КХЛ. Это говорит о многом "

– Я читал, что ты работал на КХЛ-ТВ в должности арт-директора. Россия – футбольная или хоккейная страна?

– Если говорить об индустрии, то мне кажется, что футбольная индустрия развита гораздо больше, чем хоккейная. В хоккейной индустрии я был изнутри – там творится хаос. Надеюсь, в футбольной все иначе.

Но, кстати, с точки зрения оформления, визуалки, логотипов и формы хоккей себя продает гораздо лучше, чем футбол. И хоккеисты более открытые. Лучше идут на контакт, если их надо снять в промо, например. Лояльные и гибкие парни.

– Смотри: в футболе Россия ничего не выигрывает, а в хоккее все время претендует на золото ЧМ и победу на Олимпиаде. Плюс есть классные дворцы спорта. Почему у хоккея меньше поклонников?

– Я для себя это объясняю так: футбол просто более доступная игра. Можно иметь футбольный или даже волейбольный мяч, взять его и поиграть. Конечно, интересно и самому играть, и смотреть.

То и другое в футболе проще. В хоккее все сложнее – выше порог вхождения. Нужна экипировка, площадка. Смотреть его тоже труднее, приходится постоянно следить за шайбой. Вообще, о развитии хоккея в России говорит один красноречивый факт: самый маленький ледовый дворец в НХЛ больше, чем самый большой в КХЛ.

– У тебя в инстаграме куча фотографий с баскетбола, причем с другими рэперами. Кто круто играет?

– Лева L’One. Вашингтон из Quest Pistols Show тоже крут – у него шикарная уличная школа. Он из Бразилии, играл в уличной команде, поэтому его скиллы и манера – топ и космос. Big Russian Boss хорошо играет – у него мама с папой мастера спорта по баскетболу.

– Босс играет без бороды?

– Естественно, без. Но он нечасто играет. Ему нужно снова влиться, набрать форму, и он будет рвать.

– Лучшая игра с мячом – баскетбол или футбол?

– Давай классику оставим в покое. Конечно, баскетбол. Но с этим, естественно, можно поспорить.

Я играю и в футбол, и в баскетбол. Знаешь, что заметил? В футболе очень много негатива и агрессии. Даже когда играешь с друзьями, всегда найдется тот, кто будет на тебя орать. А в баскетболе такого нет – даже если кто-то лажает, его поддержат. Очень редко можно встретить на площадке, как игроки одной одной команды выясняют отношения. В футболе же такое постоянно. Там война, все недовольны, кто-то недоработал и так далее. Этим мне футбол и не нравится. То ли он привлекает негатив, то ли просто не сплачивает людей.

"Не было в Краснодаре стабильной команды, а тут фанат футбола создал ее "

– Ты писал в инстаграме, что болеешь за БАТЭ. Как начал?

– Понятное дело, я не болею ни за какую команду, но у меня есть пул любимых клубов. Туда БАТЭ входит. Я был на их играх, ездил в Борисов. У них скромненький стадион. Они, как мне кажется, похожи на меня. Потихонечку и полегонечку делают свое дело. Ребята там скромные, мы с ними заочно знакомы. Они мне очень импонируют. Люди просто играют в футбол и делают это хорошо. Знаешь, даже когда они проигрывают, мне ни разу не было стыдно за них.

– Кто еще входит в твой пул любимых команд?

– В этом плане я глор. Болею за «Барселону», потому что у меня сын учился в их школе. Его даже признавали лучшим, приезжали, поздравляли. У него везде висят эти испанские грамоты. Ему расписывалась вся команда на футболке – они поддерживают талантливых детей. Но мой сын этот талант зарыл, почему-то охладел к занятиям футболом. Хотя были неплохие успехи.

В Германии мне очень нравится «Бавария». Нравится организацией, тем, как там работают с игроками и раскрывают их. Я сам в душе немец и люблю, когда все четко.

За итальянским футболом вообще не слежу, но нравится форма у «Наполи». Совершенно чумовая футболка цвета хаки с огромным красным логотипом! С дизайном все замечательно, поэтому они мне нравятся.

Во Франции – «ПСЖ» в связи с этими переходами и вложениями. Еще одно время нравился «Монако». Они мне напоминают БАТЭ, но не знаю почему – деньги ведь абсолютно разные.

В Англии нравился «Челси». Сейчас – «Манчестер Сити». В России мне не импонирует ни одна футбольная команда, кроме «Краснодара». Я тут рассуждаю как обыватель, но вот не было в Краснодаре стабильной команды, а тут фанат футбола создал ее, построил стадион и добился, чтобы клуб неплохо выступал. Мне, наверное, даже Галицкий больше нравится как бизнесмен, чем сам футбольный клуб. Подкупает любовь Галицкого к футболу.

"Мою пару кроссовок в течение 10 минут можно продать за 5-7 тысяч долларов "

– У тебя куча кроссовок – ты увлекаешься сникер-темой. Кто сейчас главный производитель кроссовок в мире?

– Nike, конечно. Их коллабы имеют гораздо больший вес, чем у adidas. Если вы посмотрите на коллекционную обувь разных брендов, то 85% там будет от Nike. С ценами от 2-3 тысяч долларов за пару, которая изначально стоила 100 долларов.

– Ты раскритиковал New Balance в инстаграме. Почему?

– Я считаю, что этот бренд сильно переоценен. New Balance имеют своего поклонника, но в целом у них очень странное качество кроссовок. Можно нарваться на откровенный шлак. Не люблю New Balance, да, но у меня было много их кроссовок. Я их всех раздарил, практически не носил сам.

– Ты следишь за бутсами?

– У меня двое бутс – Predator 2010-2011 года, очень мне нравятся, и Nike одни из последних. Вот бутсы, кстати, лучше у adidas. Точно.

– «Тратить на кроссовки все» – еще одна цитата из твоего трека. Самая дорогая пара в жизни?

– Louis Vuitton by Kanye West. Модель 2010 года. У меня размер 11,5, один из самых дорогих. Просто размер в сникер-индустрии имеет значение. Эту пару в течение 10 минут можно продать за 5-7 тысяч долларов.

– А ты брал за сколько?

– Оставлю в секрете. Думаю, продам эту пару, когда кроссы будут стоить около 10 тысяч долларов.

– Почему не хочешь говорить, за сколько купил?

– Потому что я купил их очень дешево. Думаю, многие барыги, которые любят называть себя реселлерами, меня сейчас поймут. Удалось купить эти кроссовки у владельца, который не понимал, чем обладает. Он купил кроссовки, толком их не носил и решил продать. В 2010-м они стоили 25 тысяч рублей, то есть почти тысячу долларов. И он решил, что раз они б/у, надо продать их еще дешевле. Я ему не стал объяснять, что это коллекционная вещь. Когда покупал, те кроссовки стоили в районе 450-500 тысяч рублей.

– Ты регулярно продаешь кроссовки?

– У меня было несколько пар коллекционных кроссовок, причем практически в новом состоянии. Их было нестыдно подарить, и я их дарил на дни рождения друзьям и знакомым. Мне кажется, хороший подарок. Люди удивлялись, когда получали вещь за 100 тысяч рублей.

– Как, где и когда надо закупаться, чтобы брать кроссовки дешево?

– Надо быть рэп-артистом, иногда им бесплатно достаются кроссовки. Скажем так. И подмигнем.

"Не хотелось бы однажды стать популярным благодаря татухе на лице "

– Ты выпустил альбом. Я пообщался с людьми из рэпа, которые точно в теме, и они говорят: «Карандаш – отличный мужик, успешный человек в обычной жизни, качественный рэпер, но не взрывал, не взрывает и вряд ли взорвет эфир». Почему так?

– Потому что жизнь несправедлива, ха-ха. Надеюсь, еще взорву. Очень люблю рэп, занимаюсь им давно, делаю это профессионально, поэтому ничто меня не остановит. В том числе подобные отзывы. Я считаю, что если ты делаешь что-то хорошо, можно делать это 20 лет без особого успеха, а потом взорвать. Примеров полно, причем в самых разных индустриях. Мое время, может быть, еще не пришло.

– Когда у тебя был пик карьеры?

– Альбом «Американщина». 2006-2008 годы – было очень много концертов.

– Сколько у тебя максимум было людей на концерте?

– Ой, немного. 1200 человек в Чебоксарах. В Москве собирал под тысячу, в Белоруссии тоже, в Киеве. Но тогда это считалось взрывом. Рэп в России столько не собирал. Тысяча тогда – как 10 тысяч человек сейчас. Представьте, где был рэп в 2007 году, крутили ли его по телику.

– Сейчас, чтобы стать супермедийным, нужно сделать татуху на лице или еще как-то выделиться. На что готов ты?

– Для того, чтобы выделиться, я не готов ни на что. Выделюсь тем, что останусь собой и продолжу делать качественный продукт. Не хотелось бы однажды стать популярным благодаря татухе на лице. Или благодаря тому, что я где-то кому-то что-то сказал и поучаствовал в каком-то скандале. Это значит, что меня сделал популярным какой-то дурацкий случай, а не моя музыка. Как говорится: «Лучше тогда умереть ****** [рифма к слову «вонючим»] ноунеймом». Хотелось бы проснуться звездой благодаря тому, что дохренища людей сказали бы, что у меня классные песни.

– Тебе не кажется, что сейчас мало делать просто хорошую музыку?

– Конечно, мало.

– Ты писал, что потратил на запись альбома 5 тысяч долларов. Почему так много?

– Потратил это на оплату специалистов и оборудования: сессионных музыкантов, звукоинженеров, аппаратуру и транспорт. Для меня создание песни – это нечто большее, чем просто написание трека для других рэперов.

У меня целый комплекс. Сначала пишется текст, потом понимаю, какая нужна музыка, пишу рыбу. Потом мы с Shaman’ом делаем нужные аранжировки. Затем, к примеру, понимаем, что гитара сыграна не очень хорошо – зовем одного из лучших гитаристов. Естественно, людям за работу нужно платить. Если нам нужно офигенное звучание саксофона – привлечем саксофониста. Писались с саксофонистом группы «Марсель» Митей Блиновым, например.

Ну и сумму я, конечно, немного преувеличил.

– У тебя отбились затраты на альбом?

– Сейчас – нет. Отобьются в течение полугода за счет онлайн-продаж.

– Сколько тебе было лет, когда у тебя появилась первая крутая тачка?

– 25 лет. Мерседес Е-класса, лупоглазый. Брал за 420 тысяч рублей. Новый стоил около миллиона.

Когда был в поиске автомобиля, понял, что не буду покупать абы что. Хотелось сразу крутое. Это мое отношение к жизни. Вместо того, чтобы купить первый попавшийся ноутбук, я выберу самый топовый.

Это мой бич – во мне говорят комплексы. Я из маленького провинциального городка, из очень неблагополучного двора, из семьи, в которой доход был чуть выше прожиточного минимума. И сейчас, когда я дорвался и могу себе позволить, считаю, что нужно компенсировать все самым лучшим. И на музыку это проецирую: мой слушатель тоже получает самое лучшее.

– Вопрос в стиле одного популярного блогера с YouTube. Какой суммы в месяц тебе достаточно, чтобы комфортно жить?

На этот вопрос можно с двух сторон ответить. Чтобы жить нормально и комфортно, нужно около миллиона в месяц, но этой суммы у меня нет. Моя жизнь связана с тратами – у меня большая семья, нужно содержать дом, машины, платить по счетам, обслуживать собственные обязанности и долги. На самого себя мне достаточно 100 тысяч рублей – купить еду и съездить к друзьям на такси. Видишь, какая огромная разница.

Другие тексты Павла Городницкого:

0
0