Eurosport

«Надоела эта имперская ностальгия». Советские тренды в спортивной моде – это нормально

«Надоела эта имперская ностальгия». Советские тренды в спортивной моде – это нормально

24/05/2018 в 14:06

Жалобы на имперскость спортивных (и не только) брендов – полная ерунда.

Инъекцию моды на советскую символику в западную индустрию впрыснул Гоша Рубчинский: еще в 2015 году он выпустил весенне-летнюю коллекцию, где два брата – Титуан и Луизон – щеголяли в майках, усыпанных имперскими значками (красная звезда, серп и молот) и надписями («Готов к труду и обороне»). У бешеного успеха Рубчинского две причины. Первая: его нежелание вписываться в общемировые тренды; Гоша поставил на постсоветскую эндемичность и не прогадал.

Вторая причина шума вокруг Рубчинского (и она совсем не противоречит первой, как может показаться на первый взгляд) – общий тренд на минимализм и аскетичность символов, которому идеально отвечают советские крой, шрифты и фэшн-оттенки. Взгляните на форму сборной СССР на чемпионате мира-1966 – джерси, в которые одеты Яшин и Численко, выделяются доступностью гаммы и отсутствием каких бы то ни было дополнительных элементов даже на фоне предельно простой эпохи.

Красные гетры с белой полоской, белые трусы, красная футболка с надписью СССР – стоит заменить красный цвет на черный, а вместо «СССР» прописать слово «Юность», и мы получим шмотки, в которых половина русских хипстеров бродила по улицам Москвы и Петербурга вплоть до падения популярности бренда «Волчок».

Помимо adidas, фишку просекли и в Umbro: англичане выпустили капсульную коллекцию, представив, как выглядела бы форма сборной СССР на том самом ЧМ-1966, если бы ее шили не на советских, а на манчестерских фабриках. Линейку Umbro на первый взгляд не отличить от Рубчинского – тот же минимализм и полграмма подъездной романтики. Особенно характерна белая футболка с темно-синими рукавами и красной горошиной на груди в окружении симметрично расставленных синих горошин; здесь нет ничего лишнего и есть все, чего ждет от уличной одежды современный потребитель.

Советская символика удобна дизайнерам еще и тем, что являет собой травоядную форму протеста и несет легкие нотки бунтарства, без которых трудно представить урбанистический стиль. СССР и его деятели имеют спорную репутацию, а в той же Литве, наехавшей на adidas, коммунистическую атрибутику приравняли к нацистской и ввели закон, ограничивающий их демонстрацию. Серп и молот, фашистские руны – литовцы не проводят между ними границ различия и за каждый из этих символов выпишут вам одинаковый штраф в 300 евро (22 тысячи рублей).

В мировом масштабе этой проблемы не существует, и мультикультурные бренды успешно торгуют атрибутикой с серпом и молотом, очертя строгий водораздел между социалистическими и фашистскими символами. Заигрывать с нацистской тематикой в условиях победившего консьюмеризма будут разве что на голову отбитые панки и истинные адепты контркультуры – но, чтобы продвигать на рынок советский шмот, не нужно даже двух тестикул в трусишках от Calvin Klein, хватит и одного.

Главный человек поп-культуры Энди Уорхол понял это еще в конце 80-х, написав два портрета Ленина – черный и красный. Последний долго принадлежал российскому олигарху Борису Березовскому, а за три дня до его суицида ушел с молотка за приличную сумму – 166 тысяч долларов. Представить, что кто-то за такие же деньги выкупит портрет Гиммлера или Геринга, сложно. Тем удивительней жалоба литовского МИД на adidas – немецкий концерн лишь вклинился в струю повальной моды на советское, не создав ничего нового.

Другие тексты Тимофея Яценко:

0
0