Eurosport

Изменить сборную СССР и потерять работу перед ЧМ. Заговор игроков сделал Малофеева изгоем

Изменить сборную СССР и потерять работу перед ЧМ. Заговор игроков сделал Малофеева изгоем

14/07/2019 в 12:00Обновлено 14/07/2019 в 15:27

Тренер хотел сделать лучшую команду в истории СССР благодаря искреннему футболу.

Эдуард Малофеев и Валерий Лобановский отличались всем: характерами, методами, концепциями. Когда Спорткомитет СССР отстранил Лобановского с должности старшего тренера в 1984-м с пометкой «пожизненно» и заменил создателя великого «Динамо» Киев на антагониста из Минска, сборная резко изменилась. Дело было не только в селекции и составе (каждый коуч верил в звезд своего клуба), но и в стиле работы.

Эмоциональный Малофеев критиковал Лобановского за рациональность и прагматизм – для нового тренера сборной таким качествам не было места на поле. Он противопоставлял идеям предшественника искренний футбол. Для Малофеева расстановки и тактика имели значение, но еще выше он ставил силу духа и чувство командного единства. Лобановский соглашался на ничьи в не самых важных матчах ради экономии сил, Малофеев презирал его за это и понимал футбол как эмоции и поэзию.

«Есть шесть качеств, – объяснил Малофеев много лет спустя. – Сила, общая выносливость, скоростная выносливость, специальная выносливость, скоростно-силовая подготовка и ловкость. Если они растут у игрока, то растут и техника с тактикой. Но есть еще духовно-нравственная надстройка. С ней возможности человека можно удесятерить! Кто это умеет, тот и король». Он рассказывал о методе и вдохновлял игроков, как отец, разжевывающий детям правила чтения. Лобановский презирал Малофеева за абстрактные конструкции и эмоциональность.

Несмотря на отношение легендарного тренера киевского «Динамо», Малофеев заслужил назначение в сборную СССР реальными успехами. В 1982-м его минское «Динамо» обошло команду Лобановского и впервые стало чемпионом страны. Белорусы показывали красивый атакующий футбол, основанный на импровизации, выиграли в Киеве (3:2) и в решающих матчах против московского «Динамо» и «Спартака». Благодаря титулу в чемпионате Малофеева пригласили в олимпийскую сборную – он справился и там, но из-за бойкота Олимпиады команда СССР не приехала в Лос-Анджелес.

Малофеев мог вернуться к работе с клубом, но ошибка его вечного соперника Лобановского подсказала решение партийному руководству. Основная сборная не вышла на Евро-1984 из-за поражения от Португалии, закатившей единственный гол с пенальти. Один матч перечеркнул успехи и достижения тренера, который доминировал в чемпионате СССР и громил тех же португальцев в Москве. В формулировке Госкомспорта говорилось: «Дальнейшее использование Лобановского в работе со сборной считать нецелесообразным».

До этого тренеры были идеологическими противниками и соперниками в чемпионате, но теперь вражда вышла на новый уровень: Малофеев пошел на повышение и занял должность Лобановского. Встал вопрос о формировании состава: раньше основу команды всегда составляли звезды «Киева», но при новом тренере монополия исчезла. Малофеев не впал в фаворитизм, но разбавил состав минчанами и игроками других клубов. Например, в матче отборочного цикла против Ирландии на поле вышли Дасаев и Родионов из «Спартака», киевляне Демьяненко, Балтач, Бессонов и Блохин и лишь два минчанина: Алейников и Гоцманов.

Изменился не только состав, но и подготовка команды. Малофеев уделял большое внимание психологии и часто произносил в раздевалке мощные речи, чтобы вывести мотивацию игроков на новый уровень. «Как мантру повторял: «Вы должны понимать, кому вы служите всю футбольную жизнь честно и преданно. Кого вы будете всегда любить и жаловать, у кого всегда в долгу? Кому всегда будете обязаны хорошей игрой? Нашим любимым болельщикам!» Когда это есть, пробуждается совесть, честность и порядочность».

Выступавший под руководством Малофеева и Лобановского в 1990-х Александр Хацкевич точно сформулировал разницу между тренерами: «У Малофеева в отличие от Лобановского все было подчинено импровизации – делай что хочешь, твори! Может, в определенные моменты отсутствие дисциплины нас и подводило». Малофеев отличался от сдержанного Лобановского и жизненными принципами. Ходили слухи, что киевское «Динамо» собирает гарантированные очки в чемпионате СССР с других украинских клубов, а тренер потом придумывает хитрую тактику, чтобы объяснить победы. Возглавивший сборную Малофеев противился монетизации спорта – он до сих пор критикует повышение зарплат и считает, что деньги развращают футболистов.

Новый тренер начал подготовку к отборочному циклу ЧМ-1986 с позитивным настроем, но в первых пяти матчах команда набрала четыре очка – мало даже при том, что за победу полагалось два. Игроки киевского «Динамо» не воспринимали интеллигента Малофеева, считали его идеи бестолковыми и открыто просили вернуть Лобановского, но тренер игнорировал назревший конфликт. Он следовал своим идеям и отвергал вмешательство со стороны.

В трех последних матчах осенью 1985-го сборной были необходимы победы, и команда вдруг преобразилась. В центре поля комбинировали Черенков и Заваров, в нападении сыгрались Протасов и Блохин, Чивадзе и Бубнов включили максимальный уровень надежности в центре защиты. После побед над Данией, Ирландией и Норвегией (четыре забитых, ноль пропущенных) сборная СССР не только гарантировала выход на ЧМ со второго места, но и подарила надежду – казалось, игроки наконец восприняли Малофеева. Но настоящие проблемы начались после этого.

Игроки киевского «Динамо» все так же недолюбливали тренера, мечтали о возвращении Лобановского и считали минчан посредственностями. Ситуация обострилась из-за назначения Малофеева в московское «Динамо» перед началом сезона-1985/86. За три года до этого руководство запретило тренерам работать одновременно в сборной и в клубе. Тогда Лобановский ушел из Киева, чтобы работать в национальной команде, а Малофеев покинул Минск ради олимпийской сборной.

Совмещение в «Динамо» и сборной в год перед чемпионатом мира показалось уставшим от Малофеева киевлянам особенным лицемерием. К весне казалось, будто проповедник искреннего футбола отвлекся от задачи национального масштаба ради борьбы за чемпионство с московским клубом. СССР проиграл товарищеские матчи против Испании, Мексики, Англии и Румынии – функционеры и политики все больше боялись провала на ЧМ, хотя Малофеев считал поражения в товарняках обычным этапом подготовки к крупному турниру.

Журналист Дэви Аркадьев вспомнил разговор с Блохиным, с которым он работал над книгой «Футбол на всю жизнь», за месяц до отъезда сборной в Мексику:

– Неужели положение не лучше, чем перед отъездом в Испанию в 1982-м?

– Хуже! Тогда ребята играли и были готовы биться за победу. В той сборной было взаимопонимание. Сейчас есть группа хороших игроков, но их надо объединить. Если в коллективе нет психологического микроклимата, как это сделать? Многое ведь зависит от старшего тренера.

К тому моменту киевляне уже не скрывали пренебрежения к Малофееву: «Команда способна показать другую игру, только если поменять старшего тренера. С нынешним многие ребята не хотят играть». Болельщик киевского «Динамо» и секретарь ЦК Украины Владимир Щербицкий откликнулся на жалобы футболистов и предопределил судьбу тренера. Президент Федерации футбола СССР Колосков доложил о конфликте руководству Госкомспорта. Малофееву предложили взять Лобановского в штаб, но Эдуард понимал, что тогда лишится влияния и потеряет все, над чем работал.

Он отказался, но все равно лишился авторитета и должности. Нулевая ничья с финнами на «Лужниках» дала повод для очередной перестановки – Малофеева вызвали в Госкомспорт и сообщили, что его команду повезет в Мексику его вечный соперник. Было очевидно: спад связан не с уровнем тренера, а с заговором киевлян, которые не напрягались и ошибались в простых ситуациях. Но это уже не интересовало людей в кабинетах. Власти сыграли на контрасте: плохая атмосфера в сборной влияла на результаты, а «Динамо» Лобановского красиво уничтожило «Атлетико» в финале Кубка Кубков.

По легенде решение о камбэке Лобановского в сборную приняли в правительственной ложе еще до конца игры против Финляндии. В том матче Малофеев будто пошел на компромисс – выпустил в старте семерых игроков «Динамо» Киев – но было уже поздно. Возвращение старого тренера сопровождалось лицемерной формулировкой: «Учитывая личную просьбу Малофеева, а также то, что в состав сборной входят 11 спортсменов команды «Динамо» (Киев), президиум Федерации футбола СССР освободил его от обязанностей старшего тренера и рекомендовал назначить главным тренером Лобановского». Конечно, Малофеев не просил об отставке – он гарантировал чиновникам попадание в тройку на ЧМ и до сих пор считает, что та команда могла стать лучшей в истории СССР.

«Меня объявили заболевшим, все решалось в высших комитетах», – объяснил потом тренер, которого лишили главного турнира в жизни. Малофеев остался с московским «Динамо» на втором месте в чемпионате – талантливая команда с молодыми Добровольским, Колывановым, Кирьяковым и Кобелевым отстала от киевлян на одно очко. Лобановский чувствовал себя победителем и на национальном уровне, и в сборной. Он вернул в заявку СССР всех киевлян, отказался от Зыгмантовича, Кондратьева и Гоцманова, обновил штаб.

Чиновники надеялись на внезапное преображение в Мексике и наплевали на то, как глупо выглядела их суета накануне турнира. Во-первых, они поступили с Малофеевым так же, как до этого с Лобановским: лишили доверия и воспользовались отдельным провалом как поводом для отставки. Во-вторых, показали, что партией легко манипулировать – даже в заявлении о перестановке открыто говорилось о том, что на решение повлияли игроки киевского «Динамо».

Пропаганда сработала, и от СССР ждали триумфа на ЧМ, но скомканный сезон подготовки повлиял на команду. Лобановский мгновенно отказался от наработок предшественника: тренер перешел на игру с одним нападающим (Белановым) и двумя опорными полузащитниками (Яковенко и Алейниковым), сделал акцент на скорость и прессинг. Сборная заняла первое место в группе с Францией, Венгрией и Канадой, но сенсационно уступила Бельгии в 1/8 финала. Возможно, оплеуха отрезвила Госкомспорт – на этот раз руководство не избавилось от тренера из-за одного поражения. Лобановский остался в команде и через два года вывел ее в финале Евро.

Малофеев в интервью часто подчеркивал, что не злится на Лобановского, но упущенный шанс в сборной сильно повлиял на его карьеру. После ухода из московского «Динамо» он провел еще три года в Минске, но постепенно лишился статуса топ-тренера и применял концепцию искреннего футбола в «Пскове», «Динамо-Газовике» и «Анжи». «После ЧМ я стал врагом народа, – с грустью сказал тренер. – Команды высших лиг приглашали меня, но, когда доходило до заключения контракта, отказывались в последний момент. Меня сделали изгоем».

Последним всплеском карьеры Малофеева стало назначение в сборную Белоруссии в 2000-м – команда заняла третье место в отборочной группе ЧМ-2002. После этого коуч еще на сезон вернулся в любимый Минск, поработал в Литве и Шотландии и спокойно завершил карьеру. Когда-то его стиль стал для советского футбола откровением: Малофеев показал, что в спорте есть место не только автоматизированным установкам, но и личному отношению. Его созидательная философия одновременно умиляет и восхищает – кажется, в современном футболе не осталось подобной искренности.

Другие тексты о спорте в СССР:

Eurosport на iOS
0
0