В 1990-х трансферы состояли из прозрачных выплат и красивых фото игрока. Сказочные переходы звезд оставались частью подготовки к сезону и часто состояли из трех аспектов: интереса клуба к игроку, согласия игрока и заинтересованности другого клуба в продаже. В пример современным звездам часто приводят Пола Скоулза – Рыжий Принц провел в «МЮ» всю карьеру, договаривался о новых контрактах без агента и не превращал карьеру в шоу.

В 2009-м УЕФА гордо объявил, что победит растраты и махинации благодаря фэйр-плей – система не позволяла клубам тратить намного больше, чем они зарабатывают. Правило применили почти 10 лет назад, но оно не решило основную проблему: «Барселона», «Реал», «МЮ», «Сити», «Челси» и «ПСЖ» зарабатывали достаточно, чтобы тратить неограниченные суммы, и выводили рынок из равновесия.

Чемпионат Испании
Зидан: «Надеемся, Бэйл скоро уйдет. Ищем ему новый клуб»
21/07/2019 В 12:50

Но трансферы – запутанный процесс, и объяснять эволюцию системы сделок лишь огромными бюджетами команд-брендов было бы слишком примитивно. Результат все больше зависел не от простого согласия сторон, а от множества дополнительных факторов. Еще в 2001-м стало ясно, какое влияние на трансферы оказывали агенты: комиссионные определяли ход переговоров и успех сделки.

В тот год агентство сына Алекса Фергюсона Джейсона Elite Sports занималось продажей Япа Стама из «Юнайтед». Защитник поссорился с тренером, и Ферги санкционировал срочный трансфер. Скоро Стам переехал в «Лацио» за 18 млн евро, а через какое-то время выяснилось, что сотрудник Elite Sport Майк Моррис получил сумасшедшие 750 000 от «Юнайтед» за организацию сделки.

Еще через два года «МЮ» выплатил 700 000 фунтов агенту Тима Ховарда Гаэтано Маротте, но оказалось, что часть денег снова получил Моррис. Он действовал как посредник между всеми сторонами трансфера, хотя официально не представлял ни одну. Чтобы обезопасить клуб и сохранить Фергюсона, против которого уже выступил один из акционеров, директор Дэвид Гилл обрубил связи с Elite Sports и раскрыл финансовую отчетность. За четыре года с января 2001-го «Юнайтед» провел 21 трансфер, купил игроков на 165 млн евро и потратил 15 млн на агентские выплаты.

С годами влияние агентов возросло. Самый яркий пример снова связан с «МЮ» – в последние годы клуб активно сотрудничал с Мино Райолой, несмотря на взаимную неприязнь. С лета 2016-го в «Юнайтед» перешли Ибрагимович, Мхитарян, Погба и Лукаку – спустя три года в команде остался лишь француз, который тоже нацелен на трансфер. Если в случае с Моррисом и Elite Sports активное участие Морриса стало сенсацией, то интриги Райолы уже никого не удивили.

Мино Райола

Фото: Getty Images

Мино открыто представлял одновременно «Ювентус», «МЮ» и Погба и получил огромные бонусы от всех сторон. Через год именно Райола сыграл решающую роль в том, что Лукаку перешел в «Юнайтед» вместо «Челси»: «красные дьяволы» согласились на агентский бонус, а их конкуренты – нет. The Athletic приводит слова анонимного директора клуба: «Иногда агенты диктуют условия игрокам. Один клуб может предложить игроку лучшую зарплату, но агент выберет клуб, где ему предложат более высокие комиссионные».

Еще один тяжелый случай – агенты-родственники, как у Рабьо и Неймара. Родители считают, что дорогой трансфер – справедливая плата за труд, который они вложили в ребенка, и требуют рекордных денег. Такие агенты часто больше беспокоятся о себе, чем о клиенте – роскошный контракт игрока означает больше денег для семьи, а огромные бонусы – личный профит Неймара-старшего или Вероник Рабьо.

Другой усложнивший трансферы аспект – психология игроков. Информационная глобализация и постоянное внимание медиа привели к тому, что Гризманн, Бэйл и Погба ведут переговоры совсем не так, как молчун Скоулз. Из селебрити 1990-2000-х Бекхэм больше всех похож на современных звезд, но даже он вел себя намного скромнее по сравнению с ними. Гризманн устроил из перехода шоу, которое началось перед ЧМ-2018 и до сих пор не закончилось. Футбольная карьера Антуана отошла на второй план – всех интересует драка «Атлетико» и «Барселоны».

Антуан Гризманн

Фото: Getty Images

«Игроки выдвигают странные требования, – рассказал тот же директор. – Они хотят не просто прилететь в новую страну с семьей. Они хотят, чтобы в контракт включили пятизвездочные отели для всех их родственников или работу для жены. Один игрок хотел, чтобы мы оплатили его счет за бракоразводный процесс. Я буквально крикнул в трубку: «******** [отвали]!». Жены игроков часто влияют еще сильнее родителей – по информации The Daily Mail, именно девушка Пауло Дибалы склоняет его к переходу в АПЛ.

Естественно, в такой неразберихе клубы защищают свои интересы. Они понимают, в какой серьезный имиджевый инструмент превратились трансферы за последние 10 лет: летом 2019-го «Ювентус» представил Де Лигта намного ярче, чем «Реал» Роналду в 2009-м, хотя уже тогда эта сделка воспринималась как трансфер века. Летом запросы о трансферах выбиваются в топ по всему миру – даже в Уганде, Южном Судане и Кении статистически эта тема популярнее любой другой.

Именно поэтому клубы идут на рекордные сделки чаще, чем раньше: звездный трансфер воспринимается не просто как еще один игрок на поле, а как финансовый актив, за счет которого можно увеличить влияние. Погба провел три противоречивых года в составе «МЮ», но клуб все равно сделал все, чтобы удержать француза. Игрок, которого знают везде – от мегаполисов до африканских деревень – может навредить команде, но точно пригодится клубу.

Ради удобства переговоров представители клубов и агентов ведут почти все переговоры через WhatsApp. Выкупленный фейсбуком мессенджер идеально помогает минимизировать риски – в отличие от почты он показывает, что сообщение дошло и его прочитали. В ситуации, когда для завершения трансфера остается несколько минут, именно такие детали обеспечивают успех. Только последнее официальное предложение о контракте подается на бумаге. Из-за этого угроза срыва сохраняется: в 2015-м Вудворд и Перес согласовали детали трансфера Де Хеа, но легендарный факс отменил переход испанца в «Реал».

У финансовых гигантов тоже есть уловки. Например, клубы не случайно объявляют о сделках еще до официального открытия трансферного окна, как «Барса» с Де Йонгом или «Манчестер Сити» с Бернарду Силвой два года назад. Фискальный год в большинстве клубов длится с 1 июля до 30 июня. Значит, если трансфер согласовали в мае или июне, стороны зарегистрируют сделку в бухгалтерских отчетах на прошлый год и грамотно распределят траты/доходы.

Именно так поступила «Барселона», когда договорилась о продаже Сеска в «Челси» в июне 2014-го и зарегистрировала трансфер на год-2013/14. Несмотря на это, лондонцы анонсировали переход испанца уже в июле. У «Челси» были свои мотивы: контракт с adidas истек 30 июня, а сделка с Nike вступила в силу 1 июля. Не было никакого смысла пиарить новичка со старым спонсором – боссы дождались, пока активизируется новое соглашение на 900 млн фунтов.

Банки и финансовые корпорации – другие серьезные игроки на трансферном рынке. Именно к ним обращаются большие клубы, когда проворачивают крупные сделки. «Обычно, на счету нет свободных 120 млн евро, – объяснил бывший маркетинговый директор «Барселоны» Эстеве Кальсада. – Вряд ли «Барса» обзванивала клубы, которые должны ей за предыдущие трансферы. Нельзя связаться с «Эвертоном» и потребовать выплаты за Андре Гомеша, намеченные по договоренности на следующие несколько лет. Вместо этого они просят финансовой поддержки в размере той суммы, которую должны получить».

Дополнительный параметр, которым манипулируют стороны, – отношения между клубами. В январе 2019-го «Сити» продал в «Реал» Браима Диаса. По контракту «горожане» получат 15% от следующего трансфера игрока, но если «Мадрид» отправит Диаса в «МЮ», «Сити» заработает уже не 15, а 40% от сделки. Так клубы показывают заклятым соперникам власть и меряются силами за пределами поля.

Из простых бизнес-операций трансферы превратились в нечто большее. Они приводят к огромным тратам и приносят рекордные деньги, влияют на имидж клубов, становятся мощным инструментом воздействия и зависят от взаимодействия огромного количества участников: представителей клубов, агентов, родственников, самих игроков и компаний, владеющих правами на изображения.

Это значит, что трансферы нельзя оценивать по чисто игровым критериям – необходимо учитывать влияние, которое они оказывают за пределами поля. Погба, Бэйл, Неймар и Гризманн – не просто спортсмены. Их стоимость и зарплата интересуют обычных болельщиков намного больше, чем игра и статистика.

Другие тексты о финансовых делах топ-клубов:

«Реал» – образец для «ПСЖ» и «Ман Сити». Перес потратил 300 миллионов евро, но не нарушил ФФП

Босс «ПСЖ» специально раскритиковал Неймара. Он отвлекает внимание от ЧМ-2022, Катара и Платини

https://i.eurosport.com/2019/05/02/2578071.jpg

Качай приложение Eurosport для iOS и Android

Чемпионат Франции
Mundo Deportivo: Неймар мечтает о «Барсе», но не против перейти в «Реал», «Ювентус» или «Баварию»
17/07/2019 В 12:36
Чемпионат Испании
«Уважай Месси!» Фанаты атаковали Гризманна возле базы
20/11/2020 В 18:56