До коронакризиса футбольные клубы покупали игроков часто и дорого. С сезона-2017/18 совершены девять из 10 самых дорогих трансферов в истории, а четыре из пяти топовых лиг потратили на приглашение игроков больше, чем на продажи (в плюсе только Франция). Все это стало возможно в условиях финансового фэйр-плей, который, как казалось, наоборот призван усложнить крупные сделки и сгладить неравенство.
ФФП ввели еще в 2009-м, когда Флорентино Перес устроил вторую закупку и построил в Мадриде «галактикос» 2.0, а уже в 2014-м УЕФА рапортовал об успешности идеи. В первые пять лет после внедрения системы убытки клубов и объем просроченных долгов сократились более чем на 20%. ФФП действительно показал эффективность: клубы увеличили финансовую стабильность и рациональность в расходах, но вот на топ-трансферы это не повлияло.

Флорентино Перес

Фото: Getty Images

Чемпионат Англии
«Это позор». Что Моуринью, Клопп и Гвардиола сказали о разбане «Сити» в Лиге чемпионов
14/07/2020 В 16:56
УЕФА никогда не ставил целью запрещение крупных сделок на сотни миллионов евро. Трансферные расходы рассматриваются в общем аудите бюджета и, если они уравновешиваются другими разрешенными доходными статьями, проблем не возникает.
Причин, почему топ-клубы могут тратить огромные деньги хоть каждое окно – огромное количество. Например, строительство нефутбольных объектов, инвестиции в которые не нарушают ФФП и позволяют зарабатывать вне футбола. Так действовал «Арсенал», когда возвел на месте «Хайбери» жилой комплекс, «Трабзонспор» при строительстве гидроэлектростанции в Турции и «Реал», открывший курорт в ОАЭ. Затраты на строительство объектов полностью брал на себя спонсор (клуб ничего не тратил), а получателем доходов становился клуб.
Основных же способов обхода ФФП два. Первый связан с махинациями, которые почти неизбежно приводят к судебным разбирательствам, второй – с чисто финансовыми заморочками.
Главные адепты первого подхода – «Манчестер Сити» и «ПСЖ». В 2014-м УЕФА уже напрягало активное взаимодействие «горожан» и парижан с богатыми владельцами, и они вынесли клубам первые предупреждения. Причина недовольства аудиторов: безосновательный внос средств в бюджеты клубов. Это противоречит законам рыночной экономики и почти запрещено правилами ФФП. В 2011-м богатый владелец мог без вопросов вкинуть в клуб 45 миллионов евро, к 2016-му – 30 млн, а в конце 2020-го такие вливания ограничат полностью.

Нассер аль-Хелаифи, «ПСЖ»

Фото: Eurosport

Естественно, манчестерские и парижские миллиардеры пользовались и другими схемами. «Сити» продавал права на участие топ-игроков в рекламе подставной компании и получал 400 миллионов евро от стороннего спонсора. На самом деле, Etihad переводил на счета только 8 из 35 положенных по контракту миллионов в год, а разницу покрывала аффилированная компания владельца «МС» шейха Мансура.
«ПСЖ» в 2017-м использовал Управление по туризму Катара, чтобы покрыть трансфер Неймара. Парижские юристы отбивались от УЕФА формулировкой «вложения в популяризацию катарского туризма во Франции», а зарплату Неймара предложили выплачивать через спонсорский контракт бразильского форварда с Катарским национальным банком. Так делать тоже нельзя.
В 2014-м «ПСЖ» и «Сити» оштрафовали на 60 миллионов евро и ограничили заявки и трансферные кампании. В 2020-м «горожане» влипли сильнее и рисковали остаться без ЛЧ на пару сезонов, а вот «ПСЖ» вышел из одновременной покупки Мбаппе и Неймара почти чистеньким. УЕФА не нашел доказательств связи владельцев парижан с катарским банком и Управлением туризма в сделке по бразильцу, а переезд француза оформили, воспользовавшись финансовым и честным методом обхода ФФП – разнесением стоимости трансфера на время контракта.
Покупка Неймара и Мбаппе обошлась парижанам в 367 миллионов – огромную сумму для покрытия за один финансовый год. Теперь следите за руками. Трансферы футболистов могут разноситься в бюджеты клубов на весь срок их контрактов. То есть пятилетний контракт Неймара позволяет «ПСЖ» вносить в отчетность по 44,4 млн евро каждый сезон до окончания контракта бразильца. С Мбаппе ситуация абсолютно такая же, но парижане ловко развели сделки по Килиану и Неймару по времени. Формально оба игрока играют за «ПСЖ» с августа 2017-го, но те самые 44,4 млн за бразильца парижане платят с 3 августа 2017-го (дня покупки бразильца), а вот транши по Килиану (36,25 млн евро каждый год из четырехлетнего контракта) улетают в Монако с 1 июля 2018-го, потому что сезон-2017/18 молодой суперстар провел в Париже в аренде.

Неймар и Килиан Мбаппе, «ПСЖ»

Фото: Getty Images

В январе 2019-го в УЕФА задумались об ужесточении правила с дроблением выплат на длительность контракта – чиновники хотят деления максимум на три сезона. По таким правилам «ПСЖ» вынужден был бы вкладывать 74 млн за Неймара и 48 млн за Мбаппе каждый сезон – то есть почти точно не справился бы с оптимизацией бюджета. Парижанам было сложно и с нынешними правилами: после покупки форварда «Монако» чемпион Франции за три трансферных окна потратил всего 95 млн евро и только летом 2020-го заплатил 50 млн за Мауро Икарди. Так что очень крупных покупок от парижан в ближайшие годы ждать точно не стоит.
История «ПСЖ» с топовыми форвардами – лишь один из вариантов игры в рамках правил. Другие варианты финансовых решений: продажа ненужных игроков, прямые обмены и долгая экономия по примеру «Реала» и «Челси» из-за бана на покупку игроков.
Есть трансферное бизнес-решение и у «Арсенала», но с ФФП оно связано лишь косвенно. В 2019-м, когда лондонцы в очередной раз остались без ЛЧ, руководители клуба объявили, что на летнюю трансферную кампанию клуб потратит только 50 миллионов евро – на Transfermarkt общая стоимость покупок «Арсенала» составила 152,4 млн евро.
«Канониры» поставили трансферный рекорд и за 80 млн евро купили у «Лилля» Николя Пепе, а еще потратились на трансферы Кирана Тирни (27 млн евро), Вильяма Салиба (30), Давида Луиса (8,7), Габриэля Мартинелли (6,7) и взяли в аренду Дани Себальоса (5). Продажи в то же окно принесли лондонцам 53,65 млн евро. У клуба образовался дефицит в 50 миллионов евро (50 выписало руководство), покрыть который клуб смог только разнесением стоимости трансферов на время контрактов.
Твиттер Swiss Ramble, специализирующийся на исследованиях денег в футболе, объяснил манипуляции лондонцев существованием 10 разных трактовок понятия трансферный бюджет:
  • сумма денег, потраченных на трансферы игроков одним платежом;
  • сумма денег, потраченных на трансферы игроков, с разнесением на время контракта (случай Неймара, Мбаппе и Пепе);
  • сумма денег, которые клуб может потратить на игроков с учетом кредита в банке;
  • сумма денег, потраченных на трансферы игроков, с разнесением на время суммы контракта и з/п;
  • сумма денег, которые есть в распоряжении клуба на трансферы + деньги от продажи других игроков;
  • сумма средств, которые есть в распоряжении клуба на данный момент с учетом потенциальной прибыли от продаж других игроков;
  • сумма, которая реально отражается на счетах клубов после покупок и продаж.
Это позволило потратить больше запланированного в рамках одного окна, но, вероятно, привело к существенному сокращению аппетитов на будущее.
«Барса» и «Ювентус» обменом Пьянича на Артура показали еще один вариант оптимизации. Возможно, губительный для карьеры бразильца и тактических построений «блауграны», но важный для сохранения финансового положения. Смысл скрывается в финансовых отчетностях «Барселоны». Если говорить грубо, то Артура разменяли с Пьяничем по завышенным ценникам: либо чтобы каталонцы влезли в финансовый фэйр-плей, либо чтобы провернуть крупную покупку уже летом. Зимой туринцы и каталонцы уже менялись игроками по завышенному прайсу, но тогда фигуры были менее звездные. Алехандро Маркес и Матеус Перейра уехали в Турин и Каталонию соответственно за 8,2 млн евро и в аренду с правом выкупа за 8 млн евро. Если что, цена первого на Transfermarkt на тот момент составляла 300 тысяч евро, второго – 1,3 млн.
Из-за карантинных потерь «Барселоне» просто нужны были деньги с минимальными потерями, и она их получила. Финансовый год в футболе заканчивается 30 июня, «Барселона» учитывает доход от продажи Артура (72 млн евро) в выручке сразу (таковы правила финансового учета – «Юве» может разбивать транш, но на отчетность «Барселоны» это никак не повлияет), а вот стоимость Пьянича разбивается на годы в его контракте, то есть 60 миллионов в этом финансовом году будут зафиксированы лишь как 15 миллионов, так как контракт боснийца действует четыре года. Так «Барселона» фиксирует 57 миллионов евро прибыли в 2020-м. Краткосрочное решение, конечно, спасет каталонцев от ФФП здесь и сейчас, но существенно ограничит их трансферную политику в будущем. Особенно если УЕФА введет правило с дроблением сумм только на три года. Если каталонцы не купят Лаутаро Мартинеса летом, то, видимо, его не будет на «Камп Ноу» до 2023 года, пока «Барселона» окончательно не расплатится за Усмана Дембеле и Филиппе Коутиньо.

Артур, «Барселона»/«Ювентус»

Фото: Eurosport

Честные и не очень махинации клубов с трансферами только укрепляют мысль о том, что ФФП в нынешнем виде никак не способствует равенству. Большие клубы все так же тратят большие средства, только теперь выплачивают их порциями. Сделать трансферы полностью прозрачными можно только в случае полного запрета разных трактовок и уловок, которыми богатые пользуются в ущерб бедным. Вот только нужно ли это делать, если клубы с деньгами все равно найдут способ выкрутиться.
Телеграм-канал Дмитрия Панферова «Капитан Финт» – велком
Другие трансферные истории Eurosport.ru:
Игра на понижение. 3 лазейки, через которые топы обходят финансовый фэйр-плей
Мбаппе и Неймар изменили рынок. Клубы обходят правила УЕФА с помощью обменов, аренд и хитрых выплат

Eurosport в инстаграме

Фото: Eurosport

Подписывайся на Eurosport.ru в инстаграме
Чемпионат Италии
«Ювентус» подорожал на 140% при Роналду и уже окупил трансфер Криштиану. Как такое возможно?
15/03/2019 В 10:01
Лига чемпионов УЕФА
Месси принес победу не только дублем. Без него «ПСЖ» бы проиграл
9 МИНУТ НАЗАД