На 24-й минуте матча против «Лестера» нападающий «Арсенала» Пьер-Эмерик Обамеянг подбежал к скамейке запасных и после короткого разговора с кем-то из сотрудников команды закинул в себя несколько таблеток, запив их чем-то из бутылки с клубной эмблемой. Привычно видеть, как спортсмены поглощают бананы, изотоники или другие питательные вещества, помогающие справиться с изнеможением. Другое дело – лекарственные препараты.
На самом деле, футболисты регулярно пользуются пилюлями – только обычно это не попадает в объективы телекамер и не становится предметом обсуждения широкой публики. Подобная помощь – не допинг в чистом виде, но многие атлеты не способны выступать без горстки препаратов, и проблема приобрела глобальный характер во многих спортивных дисциплинах. Речь об обезболивающих.
Футбол
«Барса» и «Зенит» въехали в Лигу Европы, «МЮ» занял 1-е место
ЧАС НАЗАД
В 2012 году заместитель директора Всемирной антидопинговой лаборатории доктор Ханс Гейер заявил, что снимающие болевой симптом лекарства имеют все признаки допинговых веществ. Он на протяжении десяти лет проверял допинг-пробы на наличие следов обезболивающих и обнаружил, что представители самых разных видов спорта используют таблетки как по ходу соревнований, так и во время подготовительного цикла.
«Один из лучших игроков чемпионата мира по гандболу рассказывал, что половина команды, выигравшей турнир, принимала диклофенак. Мы должны спросить, что происходит? Нормальный человек не может заниматься этими видами спорта без обезболивающих? Это очень тревожно.
Все знают, что Андреас Эрм, завоевавший бронзовую медаль в беге на 50 км на чемпионате мира по легкой атлетике в Париже в 2003 году, несколько раз принимал обезболивающие на дистанции – можем ли мы сказать, что это не повлияло на его результат? Его тело в тот день не могло преодолеть 50 км с такой скоростью, но он выиграл бронзовую медаль, потому что его пичкали обезболивающими!» – рассказал врач BBC.
Доктор Гейер отметил, что спортсмены вроде Эрма не делают ничего плохого – на соревнованиях необходимо оказывать помощь участникам, испытывающим боль. Его беспокоит регулярное употребление препаратов вне турниров – атлеты с их помощью улучшают тренировочные показатели, ведь им нужно тратить меньше времени на восстановление: «Это серая зона. Боль – защитный механизм организма, и с помощью веществ ее можно отключать. Например, спортсмены отключают усталость, которая тоже является частью системы защиты».
Врач отметил, что регулярный прием обезболивающих препаратов может иметь долгосрочные негативные последствия для тела спортсмена – возможно, необратимые. Он признал, что часть ответственности лежит на докторах, но отметил, что невозможно решить системную проблему инициативой отдельных представителей индустрии: «Если спортсмен не получает лекарство от одного врача, он идет к другому – а если он знаменитость, то добудет вообще все».
В Германии изучили последствия регулярного приема обезболивающих для спортсменов. Национальный вещатель ARD и исследовательский центр Correctiv опросили 1142 игроков-любителей и более сотни бывших и действующих футболистов Бундеслиги. Результаты неутешительные, среди долгосрочных минусов приема обезболивающих – наркомания, почечная недостаточность, поражение желудка и печени и повышенный риск сердечных заболеваний. Более половины опрошенных принимали таблетки по несколько раз за сезон.
«В последние 14 лет я постоянно вижу, что ибупрофен раздают, как «Смартиз» (популярные в Европе разноцветные конфеты, похожие на M&M’s или Skittles – прим. Eurosport.ru) – по каждому поводу игрока пичкают именно им. Ты постоянно читаешь типичные комментарии мачо, которые заставляют футболиста чувствовать себя виноватым, если он не может сыграть через боль или травму. В конце концов, наибольшее давление оказывается на спортсмена. Он не может выступать, если не примет обезболивающее», – рассказал бывший защитник «Боруссии» Невен Суботич. Он отметил, что не последнюю роль играют клубы – они испытывают давление из-за огромных финансовых вложений и не готовы жертвовать доходами ради здоровья наемных рабочих. По его словам, в итоге это влияет на решения тренеров и клубных врачей.

Суботич и Клопп

Фото: Imago

Многие бывшие футболисты отмечают, что чрезмерный прием обезболивающих по ходу карьеры привел к тому, что их организм начал постепенно разрушаться. Ивану Класничу диагностировали почечную недостаточность в период выступлений за немецкий «Вердер» в 2007 году. Он обвинил в случившемся врачей команды – они вовремя не диагностировали проблему и продолжали пичкать его лекарствами. Осенью того же года игрок оказался в критическом состоянии после того, как его тело отторгло трансплантированный орган, предоставленный его матерью.
Экс-защитник «Ливерпуля», «Лидса» и сборной Шотландии Доминик Маттео перенес операцию на позвоночнике в 2009-м, через два года после ухода из спорта. «Я получал укол каждую субботу, просто чтобы играть. Операция прошла успешно, но я не думаю, что когда-нибудь буду в полном порядке. Надеюсь, я снова смогу поднимать своих детей», – приводит слова бывшего спортсмена BBC.
Деян Ловрен перед матчем «Ливерпуля» с «Ньюкаслом» в 2017 году признался, что принимает по пять таблеток перед каждой игрой, просто чтобы выйти на поле. Хорват пересекся с Даниэлем Аггером всего на несколько недель в 2014-м – возможно, пара лет в компании датчанина помогла бы ему стать более внимательным к своему здоровью в долгосрочной перспективе.
Экс-игрок «красных» закончил с футболом в 2016-м в датском «Брондбю» – на тот момент ему было всего 32 года. За 15 месяцев до этого с Аггером случилось страшное – он попросил замену на 29-й минуте матча против «Копенгагена», а придя в раздевалку потерял сознание и рухнул на пол. Травматичный игрок не был уверен, что сможет сыграть достойно, но отчаянно хотел помочь команде. За неделю до встречи Даниэль превысил максимально допустимую дозу приема противовоспалительных препаратов. «Тело не могло справиться с этим. За карьеру я принял слишком много обезболивающих», – рассказал Даниэль датской газете Jyllands-Posten после ухода из спорта. Сейчас Аггер страдает от постоянных болей в спине из-за проблем с позвоночным диском. Он признавался, что в последние годы в «Ливерпуле» выступал лишь на 70-80% от своих возможностей.
Профессор прикладных спортивных наук в Университете Святой Марии в Твикенхэме Джон Брюэр рассказал The Guardian, что поведение Ловрена или Аггера – обычное дело в футболе. И проблема из области физиологии переходит в психологическую сферу. Атлет понимает, что в современном футболе он должен показывать максимум на каждой тренировке, в каждой игре. Футболист с травмой постоянно держит в голове риск того, что пара пропущенных матчей может стоить ему места в составе и даже карьеры на высшем уровне.
«Самая большая опасность заключается в том, что, когда действие лекарства прекратится, спортсмен окажется в еще худшей ситуации, чем в начале, потому что он проигнорировал индикатор – боль – который говорит о необходимости отдыха. В каком-то смысле атлета затягивает в нисходящую спираль, потому что боль становится все хуже. То, что было незначительным повреждением – например, мышечное напряжение или надрыв – может стать хронической травмой или привести к полному разрыву ткани. А решение подобных проблем занимает гораздо больше времени», – отметил Брюэр.
Самая страшная для спортсмена проблема – это травма, для лечения которой нет очевидного пути. Страйкер сборной Испании Альваро Мората во время выступлений за «Челси» в 2018 году рассказал Marca, как подобное повреждение испортило для него сезон и заставило подсесть на инъекции обезболивающих.
«Я бы предпочел порвать мышцу и выбыть на три месяца, чем не понимать, что именно со мной происходит. Я хотел играть и продолжать забивать, но не мог. Я несколько раз летал в Германию, чтобы пройти курс лечения – мне делали уколы в спину, было очень больно, но на следующий день приходилось возвращаться в Лондон на тренировку.
Думаю, я совершил ошибку. Мне следовало взять паузу. Когда ты травмирован – ты травмирован, и точка. Ты можешь сыграть один матч, но нельзя продолжать так в течение месяца. За день до встречи с «Вест Хэмом» мне сказали, что я стану отцом. Я хотел играть, но не мог даже пошевелиться на разминке. Я попросил доктора сделать мне укол, потому что хотел забить и посвятить гол будущему ребенку. С того момента я вошел в ритм и не хотел останавливаться, пытался что-то доказать. Это было очень плохо.
Я извлек урок, этого больше не повторится. Я страдал. Пару раз после матчей и тренировок мне приходилось делать себе инъекцию, потому что я не мог выдержать боли. Я обедал и внезапно чувствовал острую боль – приходилось останавливаться. Я даже не мог водить».

Альваро Мората

Фото: Eurosport

В 2018-м ФИФА отчиталась о том, что каждый четвертый игрок чемпионата мира в России принимал обезболивающие перед каждым матчем. На молодежных мировых первенствах процент возрастает до 50. Проблема не только в том, что атлеты вынуждены прибегать к медикаментозной помощи слишком часто – многие настолько привыкают выходить на поле, закинувшись таблетками, что пьют их регулярно ради профилактики. И даже это не худший вариант – для представителей более жестких видов спорта прием пилюль нередко перерастает в тяжелую зависимость.
Бывший капитан сборной Англии в регбилиг (разновидность регби) Дэнни Скалторп показывает на личном примере. «Говорят, что каждое столкновение в регбийном матче подобно автокатастрофе на скорости под 50 км/ч. Так что, если в воскресенье ты попал в 50 ДТП, тело будет страдать еще несколько дней.
По утрам после матчей я принимал парацетамол, затем напроксен, потом добавлял немного противовоспалительных средств. Многие таблетки были розовыми и выглядели как «Смартиз», поэтому так их и называли», – рассказал экс-спортсмен BBC.
Он отметил, что многие регбисты регулярно принимают и более тяжелые обезболивающие. Сам он после операции на позвоночнике начал принимать фентанил – один из самых сильных препаратов группы. «Я настолько долго использовал огромные количества этих веществ, что действительно подсел на них. Многие игроки оказались в подобной ситуации – это показывает, что спортсмены, вероятно, более склонны к зависимости, потому что они принимают таблетки намного чаще, чем другие люди».
Экс-капитан сборной Англии по регби Льюис Муди вспомнил кейс, который демонстрирует – обыденность приема обезболивающих дошла до абсурда. «В таком виде спорта, как регби, никогда нельзя быть на 100% в форме. Я помню, как мы ехали в автобусе и провели соревнование, чтобы проверить, кто сможет съесть больше всех обезболивающих разом – это было просто нелепо». По ходу карьеры у Муди развился язвенный колит – он связывает это именно с приемом огромного количества лекарств.
Страшнее всего ситуация в самой популярной лиге американского футбола – НФЛ. Безрецептурные обезболивающие вроде ибупрофена ушли в прошлое, современные спортсмены пересели на более действенные вещества из группы опиоидов. Неприятная побочка – тяжелейшая зависимость.
Национальный центр биотехнологической информации США провел опрос, который показал – более половины экс-игроков НФЛ использовали опиоиды по ходу карьеры, а 71% злоупотребляли их приемом. Бывший футболист Кевин Джонсон рассказал ESPN о тенденции, очень похожей на то, о чем говорил Суботич: «Врачи и тренеры команды раздавали опиоиды как конфетки».
Прием обезболивающих препаратов – огромная часть спорта, которая почти полностью остается за пределами внимания широкой аудитории. Атлеты пичкают себя пилюлями из-за возрастающих с каждым годом ожиданий и желания выжать максимум из пары десятков лет карьеры. В некоторых ситуациях такие лекарства – необходимое зло, но их употребление стало повсеместной нормой. Хочется верить, что в следующий раз Обамеянг подбежит к скамейке запасных за подсказкой Артеты или питательным гелем, но не ради очередной таблетки.
Нападающий сборной Украины дисквалифицирован на год за допинг
«Эти таблетки изобрели в войну». Мама Титова – о допинге в «Спартаке»
Подписывайся на Eurosport.ru ВКонтакте
Лига чемпионов УЕФА
«Барса» – команда уровня ЛЕ. Шансов на плей-офф ЛЧ никогда не было
2 ЧАСА НАЗАД
Лига чемпионов УЕФА
«Барселона» вылетела из группы ЛЧ – впервые за 21 год
3 ЧАСА НАЗАД