Eurosport

Он чуть не отжал «Фенербахче» и выдал дочь замуж за Турана. Эрдоган нагло лезет в турецкий футбол

Он чуть не отжал «Фенербахче» и выдал дочь замуж за Турана. Эрдоган нагло лезет в турецкий футбол

29/05/2018 в 12:56Обновлено 05/06/2018 в 17:26

Но пока получается очень неплохо.

Реджеп Тайип Эрдоган рос в бедной семье. В начальных и средних классах он торговал арбузами, чтобы помочь родителям оплатить свое образование. После выполненной работы он в затертой футболке босиком гнал во двор, где играл с турецкими пацанами в футбол.

Каждый день мама молча стирала его ободранную форму, а отец постоянно читал нотации по поводу того, что лучше бы Реджеп так налегал на учебу – младшему приходилось прятать бутсы, чтобы не слышать нравоучения еще раз. В конце концов, Эрдоган-старший сдался и отпустил сына в любительскую команду «Камьялтиспор» на окраине Стамбула – фарм-клуб «Касымпаши».

Директор клуба и друг отца Эрдогана Туран Аслантюрк рассказывал, что Реджеп попал в команду только благодаря возможному заработку в клубе. Отец был жестко против увлечения сына, но будущий президент Турции получал премиальные за победы и устроился на работу в «Касымпашу», которая нанимала любителей. Эрдоган был кем-то вроде десятого помощника тренера, который носил мячи и расставлял фишки.

Эрдоган играл в нападении и четыре года провел в «Камьялтиспоре». Он окончил престижную религиозную школу Имам-Хатыб, после чего серьезно увлекся политикой, но футбол не бросал. Реджеп перешел в любительскую команду при ведомстве трамваев, фуникулеров и тоннелей по рекомендации соседа и по совместительству капитана команды. Для Эрдогана это был идеальный вариант: неплохая прибавка в деньгах, дружба с капитаном, клуб при правящей партии. Эрдоган следовал за политическим учителем Неджеметтином Эрбаканом, поэтому придерживался консервативных и исламитских взглядов. Вместе с клубом он продвигался и по политической лестнице: вскоре он возглавил молодежный филиал партии в Стамбуле.

В команде Реджеп стал своим во многом из-за религиозного образования: он обучал одноклубников Корану за 15 дней, за что его прозвали Ходжей (в переводе с турецкого – учитель). В «iETT» – так звучала аббревиатура клуба – Эрдоган занимал позицию полузащитника, но с каждым годом спускался все ниже и к концу футбольной карьеры играл либеро. За семь лет Эрдоган завоевал пять трофеев, после чего с корнями ушел в политику.

В одном из матчей президент Турции получил удар локтем в скулу от Хайри Ульгена, из-за чего у Реджепа остался шрам. Ульген сейчас работает футбольным экспертом на турецком ТВ и пишет книги, а Эрдоган иронизирует: «Этот шрам напоминает мне о футбольном прошлом».

С приходом к власти Эрдоган только укрепил связь с футболом. Сначала Реджеп назвал стадион «Касымпаши» в свою честь, потому что родился в одноименном районе Стамбула. После он запустил мощный слух о том, что якобы в 1976 году им интересовался «Фенербахче», но отец не дал согласия на переход. Хотя звучит странно, ведь наверняка «Фенер» предлагал серьезный контракт, что для отца было немаловажно. А в 2014 году чуть не узурпировал стамбульский клуб.

Летом 2012 года прогремел крупный скандал по делу о договорных матчах. Президент «Фенербахче» Азиз Йылдырым и еще 16 работников клуба были приговорены к реальному сроку. Йылдырыму грозило 147 лет тюрьмы, но суд ограничился шестью годами. Он просидел за решеткой год, после чего ждал обжалования приговора.

В это же время подсуетился Эрдоган, чтобы отжать «Фенербахче». В сеть слили запись разговора президента Турции с сыном, на которой Реджеп объяснял, что нужно говорить и делать: «Самое главное, что нужно подчеркнуть, это то, что именно Азиз предложил нам закон о договорных матчах. Мехмет Али должен сделать особое ударение на этом».

Эрдоган хотел поставить сына на пост президента «Фенербахче», но дело провалилось: Йылдырым оказался на свободе и продолжил управление клубом. На этом Реджеп не остановился и выстрелил новым хитом: в сезоне-2013/14 в первую лигу Турции вернулся «Башакшехир», и Эрдоган косвенно поддержал выход клуба в элиту. В матче открытия нового стадиона президент Турции надел футболку с эмблемой новичка лиги и оформил первый хет-трик на арене имени Фатиха Терима.

Сегодня большая часть политиков поддерживают только «Башакшехир», хотя у них как таковых фанатов и нет, а личный врач Эрдогана входит в совет директоров клуба. После выхода в элиту команда не опускалась ниже четвертого места, а в составе появились Адебайор, Клиши, Инлер. В прошедшем сезоне клуб арендовал Арду Турана, который через год женился на дочери Эрдогана, а сам Туран привел команду ко второму серебру в истории. Так что, вполне возможно, что «Башакшехир» в следующем сезоне станет седьмым клубом, покорившим Суперлигу.

Озил и Гюндоган так же поддерживают президента Турции. Две недели назад они встретились, сфотографировались с Эрдоганом в Лондоне и подарили ему футболки своих клубов. Представители Бундестага серьезно раскритиковали футболистов и заявили: «Футбол и DFB разделяют ценности, которые мистер Эрдоган не поддерживает в должной мере. Вот почему это нехорошо, что игроки позволили вовлечь себя в предвыборные маневры».

Озил, Гюндоган и Тосун сфотографировались с Эрдоганом

Несмотря на то, что у обоих игроков есть турецкие корни, при этом не от дальних родственников, а встреча прошла на нейтральной территории, Германия все равно подвергла футболистов остракизму. По сути немцы противоречат демократическим принципам и опровергают фразу: «Спорт – вне политики». Поэтому ответ Гюндогана выглядит тактично и исчерпывающе: «Я предан Германии и национальной сборной, но у меня турецкие корни. Откровенно говоря, я уважаю то, что мои родители любят свою родную страну, свое родовое село, где по-прежнему живут мои дедушка и бабушка».

В сентябре Германия и Турция разыграют право на проведение Евро-2024, поэтому конфликт скорее на руку Реджепу, тепло приютившему футболистов. Если Эрдоган и использует футбол в выгодных политических целях, то Турция и Суперлига от этого явно не страдают.

Другие тексты Владислава Прусова: