Главный тренер сборной России Валерий Карпин после поражения от Хорватии со счетом 0:1 в отборочном матче к ЧМ-2022 дал большое интервью «Коммент.Шоу» о причинах такой неудачной игры и закономерности результата, а также о том, найдет ли в себе силы продолжить готовить сборную к дальнейшим встречам. Приводим самые интересные моменты.

О впечатлениях

– Двоякое впечатление: с одной стороны, игра очень слабенькая, даже игрой это не назвать. Согласны?
Футбол
Экс-защитник «Спартака»: «Карпин учил: «Как вписаться в вес? Не жри»
14/01/2022 В 05:43
– Почему двоякое впечатление? По-моему, однозначное.
– При однозначно слабой игре за 10 минут до конца матча мы выходили на ЧМ.
– Да, но одно другому не мешает. Даже когда мы у Словакии выиграли, двоякого впечатления не было никакого: результат – да, а игры нет.
– Вы говорили, что лучше бы мы сыграли так, как планировали, и проиграли 0:3, чем сыграли так, как вчера, и даже сыграли бы вничью и прошли на чемпионат мира.
– Нет, не даже. Не так. «И все равно проиграть 0:1». Лучше бы мы проиграли 0:3, чем 0:1 при такой игре. Лучше бы мы играли так, как планировали, и проиграли 0:3. Мы все равно проиграли 0:1 – какая разница?
– В чем было основное расхождение? Что планировали, что не получилось, и самое главное – почему? Это поле...
– Да при чем здесь поле? Проблема одна, единственная, и она, наверное, понятна всем. Проблема в голове. Все. То, что планировали, окей, не могу сказать, чтобы владение мячом 50% у нас было, но чтобы хотя бы задерживался мяч на 5 секунд. У нас, по-моему, не было владения больше 5 секунд ни разу. И это точно не из-за мастерства игроков.

Матч Хорватия – Россия

Фото: Getty Images

– «Проблема в голове». Вы говорите о трусости?
– Никому не нравится это слово. У любого спросишь, скажет: «Я трус, да нет, я-то не трус, вы чего?» А потом на поле смотришь – никто под мяч не открывается. Это с чем связано?
– А не с выступлением ли клубов РПЛ в еврокубках, где все закрываются и стараются действовать вторым номером, а вы пытаетесь навязать в сборной инициативный футбол?
– Я после вчерашней игры многое обдумываю, передумываю, анализирую. Надо мне прийти, честно говоря, еще не пришел к заключительной мысли какой-то. Но глобальная мысль одна: мы все равно – хочешь или не хочешь, нравится это кому-то или нет – боимся.

О фобиях

– Вы говорили, что после Евро общались с игроками и задавали один и тот же вопрос: чего вы боитесь, кого, почему? И?
– И все те ответы, которые были, что мы боимся вот того, этого, все, что мы проговорили, начиная с первого сбора – 5-6 дней в сентябре, октябре, 3-4 дня перед игрой с Хорватией – все разговоры как раз были о том, что нам некого и нечего бояться, ничего не случится. Сейчас проиграли Хорватии, но, по-моему, никто не умер.
– И кто-то еще боится ответственности в решающий момент. Мы же играли в середине отбора с хорватами – было намного лучше.
– Да. Отвественность совершенно другая.
– Если вы знали, предполагали, что столько фобий у футболистов...
– В том-то и дело, что не предполагал. В этом сейчас самая главная проблема моей головы. Я предполагал, что с этой фобией мы, так скажем, поборолись. Видимо, я все-таки ошибался. Игра со Словенией меня переключила, подтолкнула, ввела в заблуждение после безобразной игры со Словакией. Я уже говорил: это моя вина. Наверное, дал слишком много информации, чем запутал игроков – и компьютер у них завис. И вот с Хорватией все эти психологические проблемы вылезли наружу. Они понятные.

Валерий Карпин

Фото: Getty Images

– Вы много играли и много видели. На разминке не было видно, что что-то не так с настроем?
– По поводу настроя у меня нет ни одной претензии. Все боролись, бились, катились – все что угодно. Но после того, как ты настроился, бегаешь, дерешься, пихаешься, потом еще и мяч есть – надо в футбол играть. А вот с этим были проблемы,
– Вам не кажется, что фобия – это часть настроя: либо ты боишься, либо нет?
– Нет. Настрой и боязнь – это разные вещи абсолютно, при чем здесь это? Одно дело настроиться и отрабатывать, бороться, пихаться...
– И тогда у тебя не остается времени для страхов.
– Видимо, остается. Не видимо – страхи остаются. Дело не в настрое, а в психологической устойчивости. Для этого я готов – я же мяч отбираю. Отобрал – похлопали, молодец. Но потом же с ним что-то надо делать. А вот здесь уже: а вдруг я его потеряю? Это как счет 0:0 – я боюсь, 0:1 – уже нечего проигрывать, все, я не боюсь.
– Надо ли продолжать работу в сборной?
– Надо ли мне вот в такой ситуации... Если мы говорим: «Я хочу». Или футболист говорит: «Мы хотим играть в футбол». Не то, во что мы вчера играли, мы в футбол не играли. Играть в другой футбол. Допустим, в «Ростове» мы 5-3-2 играли. Это был футбол упрощенный: мы отоборонялись, контратака, хуже или лучше – тоже рабочий вариант. Мне это надо в сборной России? Ну, надо подумать. Играть по-другому, так, как мы хотим, можем или не можем – вопрос. У меня нет ответа пока.

Матч Хорватия – Россия

Фото: Getty Images

О схеме

– Вы считаете, что 4-3-3 – дееспособный вариант для сборной России?
– Да, я считал до вчерашнего дня, что это дееспособный вариант, и игра со Словенией, как мы говорили, меня в этом убедила. Видимо, это дееспособный вариант до определенного момента.
– А не можете ли вы признать свою ошибку, что на этот конкретный матч с Хорватией, учитывая положение в таблице, можно было вернуться к варианту попроще, на игру в тех же три центральных защитника?
– Вот сейчас, после игры – да. Есть хоть один человек в мире, который мне гарантирует: если бы вы играли в три центральных защитника, попроще, как ты говоришь, с другими игроками, попроще, как ты говоришь, – надо было Заболотного ставить тогда, наверное.
– Исходя из погодных условий – да.
– Да даже не из-за условий, а исходя из футбола. Даже если бы не было дождя, Смолов – чтобы бить туда, вперед? Ну он не для этого футбола. Дело в посыле. Так вот, есть ли хоть один человек в мире, который гарантирует, что, если бы мы играли в три центральных, в такой футбол, мы не проиграли бы?
– Исходя из состава, было видно, что вы не подстраивались против хорватов, почему? Играли-то в гостях.
– В чем? Мы так же оборонялись всей командой – хоть в 5 защитников, хоть в 8, хоть в 10. Сказать, что у наших ворот создали 15 явных моментов – ну не было такого. То, что мы ничего не создали, – вот в чем проблема. А если ты не хочешь мяч получать, то проблема там, а не в схеме. Все равно играют 10 на 10 с мячом – проблема там, а не в обороне. Самое страшное, что мы не пытались ниоткуда выйти – ни через середину, ни через фланг. Мяч нигде не держался, даже попыток не было. Если бы мы проиграли 0:3 и пытались играть в футбол, я был бы более доволен, чем когда мы проиграли вот так – без попыток атаковать, играть в футбол.
Я после игры взял компьютер, чтобы посмотреть игру. Те впечатления, что у меня были на бровке, посмотрел в компьютере. Можно было играть спокойно, абсолютно спокойно, никакого там прессинга сумасшедшего от хорватов не было и близко, в помине, вот близко никакого! Поэтому можно было играть. Почему мы этого не делали – вот вопрос.

Александр Головин

Фото: Getty Images

О своем будущем в сборной

– Один неудачный матч может поколебать вашу веру в эту команду и в себя? Что надо ли вам дальше продолжать.
– Такой матч! Именно такой. Радоваться, что мы обыграли Кипр, Мальту, даже Словакию и Словению – окей. Если мы хотим – или я хочу – двигаться дальше, играть против хороших команд, как Хорватия, естественно, ответственность в таких матчах будет выше.
– У вас нет уверенности, что за ближайшие четыре месяца вы можете что-то изменить?
– Что я смогу не за четыре месяца, а за год даже. Или за два, не знаю.
– Вы сейчас не уверены, что к мартовским стыковым матчам сборную будете готовить именно вы?
– Я сейчас не уверен, смогу ли я психологически подготовить команду к стыковым матчам, судя по тому, что было вчера. Поэтому я и говорю, что думаю, я в раздумьях.
– Вы по ходу матча выходили, что-то кричали Дивееву, Джикии. Вы после матча с ними общались, какой был ответ?
– Нет. Тренеру нельзя на эмоциях. Если бы я вчера пообщался с ними, то ничего хорошего бы из этого не получилось. Потому что они бы стали мне что-нибудь говорить, какие-то отмазки лепить или не отмазки. Так как они на эмоциях, я на эмоциях – что-нибудь могло случиться. Кто-то мог бы кого-то послать. Допустим. Поэтому это просто неправильно – после игры о чем-то говорить. Надо с этим переспать, еще раз пересмотреть, обдумать, осмыслить и потом, может быть, пообщаться.
Следи за новостями футбола на Eurosport.ru
Источник «Коммент.Шоу»
Лига наций
Карпин прокомментировал соперников по Лиге наций
16/12/2021 В 19:50
ЧМ. Квалификация. Европа
Карпин – о матче со Словенией: «Нас ждет наисложнейшая игра»
10/10/2021 В 18:42