Футбол
ЧМ-2010

«Африку считали безнадежной, а теперь это континент возможностей». Причины и последствия ЧМ-2010

Поделиться с
Копировать
Поделиться

ЧМ-2010 в ЮАР

Фото: Eurosport

Автор:Тимофей Загорский
04/09/2018 в 19:05 | Обновлено 05/09/2018 в 06:56
@TZagorskiy

Большой текст об одной из самых загадочных футбольных стран мира.

Футбол в ЮАР появился при государственной политике расовой сегрегации, когда черных и цветных сгоняли в трущобы, как в «Район №9», и запрещали въезд в белые районы. В 1959-м 12 любительских клубов – все исключительно «белые» – образовали Национальную Футбольную Лигу. Это мало напоминало профессиональный спорт, тем не менее, первое время лиги сильнее и популярнее, чем НФЛ, в ЮАР попросту не было. Хотя параллельно существовали другие.

Южно-Африканская Футбольная Лига (ЮАФЛ; позднее – ФПЛ) появилась как ответ НФЛ в 1961-м: по уровню и организации она не уступала НФЛ, но причина, по которой она все время была в ее тени – цветные. Цветные в ЮАР – это особая расовая группа смешанного происхождения, говорящая на африкаанс – языке, не имеющем ничего общего с африканскими языками и происходящем из голландского. Они вплоть до 90-х считались людьми второго сорта, потому конкурировать с «белыми» было просто невозможно. Законы.

Кубок африканских наций

После вылета из Кубка Африки глава египетской федерации уволил тренера и сам подал в отставку

07/07/2019 В 14:40

Черное население не могло с этим смириться и в 1970-м основало свой чемпионат с блэкджеком и стадионами – Национальную Профессиональную Футбольную Лигу (НПФЛ). Среди клубов, принявших участие в дебютном сезоне, были, например, «Орландо Пайретс» или «Кайзер Чифс».

В 1977-м «белая» НФЛ прекратила существование, и часть клубов (например, играющий сегодня в Премьер-лиге «Бидвест Витс») присоединилась к НПФЛ, а часть – к ФПЛ. Две лиги стали первыми межрасовыми чемпионатами, а футбол – вторым после бокса видом спорта, преодолевшим расовый барьер. С 1978-го НПФЛ позиционировалась уже как главный турнир для клубов ЮАР, поэтому с 80-х стартовал их естественный отток из ФПЛ в НПФЛ. Черные выиграли, но не надолго.

В 1984-м в НПФЛ все же случился раскол, в результате которого появилась абсолютно новая лига со старым названием НФЛ, то есть ассоциирующимся с «белой» лигой. Туда вошли практически все ведущие клубы. Сама НПФЛ продолжила существование, но уже в статусе менее значимой, и прожила до 1995-го. Основным же чемпионатом, начиная с 1985-го, стала НФЛ. Главными действующими лицами были, например, «Мамелоди Сандаунс», «Кайзер Чифс», «Орландо Пайретс» или «Джомо Космос» – современные южноафриканские клубы.

Последние реформы случились в 1996-м: на смену НФЛ выдумали Премьер-лигу, которая, после роспуска в 1995 году НПФЛ, стала главным и единственным турниром в ЮАР.

***

Футбол в ЮАР никогда не был номер один. Пара клубов основаны мигрантами или лицами, ассоциирующими себя с колониальными предками, самые известные – «Аякс» и «Сантос». Денег – нет, инфраструктуры – нет, а все платежеспособное население предпочитает регби с боксом.

«Главная проблема в том, – рассказывает Дэнни Джордан, председатель Фонда наследия ЧМ-2010, – что африканские футбольные болельщики в основной массе бедны. Даже когда они приходят на стадион, это не дает большого дохода: каждый тратит 1-2 доллара на билет, и это все. Увы, футбол в Африке не может принести достаточно денег, это спорт для рабочего класса. В этом смысле ЮАР повезло, так как в нашей стране исторически развит регби, а платежеспособность болельщиков этого вида спорта выше. Билет на футбольный матч может стоить порядка 2 долларов, в то время как на регбийный вы не попадете дешевле, чем за 30».

ЮАР против Англии, 9 июня 2018.

Фото: Getty Images

Никогда в ЮАР не завозили звезд, максимум – по африканским меркам, зато после образования ПЛ там появились собственные звезды, которые потом уехали на Запад – это, в первую очередь, Стивен Пиенар и Бенни Маккарти. Тогда правительство ЮАР решило: а давайте чемпионат мира проведем?

Зачем им это?

ЧМ по футболу и другие похожие события можно считать имиджевой игрой государственного руководства, хотя некоторые вплетают в них экономические мотивы. Это поняли в разгар Холодной войны (ее вторая волна, когда СССР ввел войска в Афганистан и испортил временно потеплевшие отношения с Западом, а через год уже провел у себя Олимпиаду), когда системы осознали, что hard power (военные технологии и вооруженные конфликты), в отличие от soft power (демонстрация мощи через культуру, спорт и любые другие явления, не связанные с АК-47 и М16) негативно влияет на восприятие государства мировым сообществом.

ЧМ в ЮАР – типичный пример такого хода. Выбрав демократический путь и отказавшись от ядерного оружия, Южная Африка всего за четверть века переквалифицировалась в гегемона африканского континента; чемпионат должен был показать свету, что Африка (в первую очередь ЮАР) – это не про маленьких обрыганов, выпрашивающих мелочь на вокзале, голод и болезни, а про вполне себе самодостаточный и экономически развитый кусок земли с суверенной границей.

В действительности, конечно, это не так: апартеид сказался на городской архитектуре и социальном неравенстве. Чтобы удостовериться, что в ЮАР все еще бедность и дискриминация населения, достаточно взглянуть на легендарную съемку Йоханнесбурга в 2016 году американским фотографом Джонни Миллером.

То есть все, кто за экономические мотивы, частично правы: через ЧМ элиты планировали улучшить представления мира об Африке и ЮАР, чтобы – если простым языком – иностранцы не боялись здесь отдыхать и оставлять свои доллары. Хотя главный мотив, конечно, политический: после демократизации с ЮАР стали общаться другие государства, ранее не поддерживающие отношения со страной расизма. В 1995-м здесь прошел чемпионат мира по регби, в 1996-м – Кубок африканских наций, в 2003-м – Кубок мира по крикету; все – ради международных отношений.

На деле в ЮАР печальная ситуация: здесь один из самых высоких уровней преступности в мире – более 50 убийств в сутки, в среднем по одному изнасилованию каждые 56 секунд. Причина последних не столь в сексуальной невоздержанности, сколько в том, что среди зулусов (африканский этнос в ЮАР) популярен миф о возможности излечения от СПИДа через секс с белой женщиной или девственницей. Выхватить смартфон у прохожего или сцепить с него православный крест посреди бела дня – это тут в порядке вещей, но совершаются и особо жестокие преступления – неклэйсингс (от англ. necklacings – народный суд). Это когда на человека надевают шину, обливают бензином и поджигают – а потом он горит и катается по земле и не может снять эту шину. А хуже всего мигрантам. Чернокожие ксенофобы считают, что приезжие забрали все достойные рабочие места, и негодуют.

В белой среде считается, что чернокожие не ценят созданное другими (при неумении что-либо создавать самостоятельно), склонны к вандализму и верят в колдовство. В южноафриканских медиа всерьез полагали, что свазилендские футболисты-маги (Свазиленд – ближайший сосед ЮАР, анклав) якобы уничтожили поле стадиона в Мбабане «Сохололо» тем, что подсовывали под газон специальные обереги, которые должны были принести победы их любимчикам.

До чемпионата мира в ЮАР оставался год, и некоторые от таких новостей приуныли: уж больно безумная идея – повторить смысл передачи «Тачка на прокачку» в целой республике.

Как прошел ЧМ в ЮАР

Хорошо. Даже прекрасно.

Найджел де Йонг и Хаби Алонсо в финале ЧМ-2010

Фото: Getty Images

Диего Марадона празднует выход из группы.

Фото: Getty Images

Тонны гнева, критики и опасений, катастрофические явления незадолго до проведения, отставание по срокам – это не помешало ЮАР провести шикарный чемпионат мира. В отличие от предыдущих однобоких ЧМ, ЮАР – словно глоток свежего воздуха. Абсолютно другой мир, люди и вещи, окружающие праздник и точно оставшиеся в наших головах – помните вувузелы, африканские мотивы в музыке, танцах и одежде, сборную КНДР? Одним словом – что-то новенькое, то, чего так не хватало. Это как хотеть что-то съесть, не зная что, и будучи привередливым, найти чурчхелу и сказать: «Черт, да это то, что я искал!».

Что осталось после ЧМ в ЮАР

К ЧМ-2010 было построено пять абсолютно новых арен (остальные – регби), каждая вместимостью более 45 000 зрителей; сегодня средняя посещаемость Премьер-лиги – около семи тысяч. Регби здесь уделывает футбол по всем показателям, поэтому какие-то стадионы трансформируются под регби. Стадион «Мозес Мабида» в Дурбане регулярно проводит ярмарки, построил фуникулер и организовал банджи-джампинг с арки арены, чтобы хоть как-то покрыть стоимость эксплуатации. Тем не менее в местной прессе регулярно спрашивают за сносы этих стадионов или об их переделке в торговые центры. Как посчитал Дэвид Конн из The Guardian, арена в Кейптауне обходится городу в 2 млн фунтов стерлингов в год и не приносит прибыли: один-два концерта в год, столько же регби, непопулярная футбольная лига и неплатежеспособное население – ничего не напоминает?

«Я думаю, главный результат – это изменение роли развивающихся стран в мире спорта. До этого соревнования столь высокого уровня обычно проходили в странах, которые принято считать развитыми: в США, Англии, Германии, Италии и т. д. Теперь ситуация изменилась, на авансцену вышли развивающиеся страны с растущими экономиками и большим потенциалом. Бразилия, Россия, Катар. В этом смысле турнир в ЮАР был первым, и я уверен, что успешная организация, которую мы продемонстрировали, придала всем уверенности, что ЧМ впредь может и должен проводиться в развивающихся странах. Теперь такой поворот в политике ФИФА никем не рассматривается как риск, все видят в этом хорошую возможность для инфраструктурного и экономического развития.

До 2010 года Африку считали безнадежным континентом, неспособным организовать и провести что-то серьезное, а теперь в глазах мирового сообщества это континент возможностей, континент для инвестиций и успешного бизнеса. ЮАР заработала репутацию страны, готовой организовывать события мирового масштаба, страны, имеющей достаточную технологическую и информационную подготовку. Все это очень важно не только для дальнейшего экономического развития, но и для рядовых граждан. Чемпионат мира стал поводом для национальной гордости, объединившей страну, своеобразной национальной идеей для ЮАР. Обратитесь к истории – раньше лучшим способом объединения нации всегда была война, когда все вставали плечом к плечу перед общим врагом. В наше время, к счастью, появился другой способ – это спорт», – говорит Дэнни Джордан.

Смотреть на результаты можно с двух сторон.

С одной – да, благодаря чемпионату ЮАР сделал прорыв в развитии инфраструктуры: новые дороги, аэропорты, отели, торговые центры. Международный аэропорт Йоханнесбурга выглядит, как космическая станция, и не уступает лучшим аналогам мира. Из него вы доберетесь до центра города на скоростном поезде – это один из первых подобных проектов в развивающихся странах. Все это – наследие чемпионата мира.

С другой (рациональной, экономической точки зрения) – это мерзопакостно. ЧМ был мотивом отстроить большие города, но никто ведь не запрещал делать их отдельно: новый аэропорт и дороги нужны были и до ЧМ, а основу госрастрат составили стадионы и ближняя к ним инфраструктура, которая сегодня пустует, не реконструируется и не приносит прибыли, как в Японии, Корее, Бразилии и в недалеком будущем – в России.

Зепп Блаттер

Фото: Eurosport

Все это – как если бы вы провели собственный день рождения, взяв в кредит 3 миллиона рублей, пригласили на него тысячу людей (друзей, коллег, знакомых и знакомых знакомых), сняли пространство и в общем оформили все по красоте – и действительно провели лучший день рождения в жизни, а следующим утром гости бы вас поблагодарили и разошлись по домам. И вот вы сидите один в этом помещении и думаете, стоило оно того или нет.

Дэнни Джордан уверяет: да, стоило. «Зато мы выиграли в туризме. Простой пример: для того, чтобы поддержать свою команду на турнире, к нам прибыло порядка 18 тысяч фанатов из Мексики, при том что до этого туристический поток в ЮАР из этой страны никогда не превышал 300 человек в год. После чемпионата все болельщики вернулись к себе на родину и поделились своими впечатлениями о Южной Африке со своими родными и друзьями – это стало отличной рекламой для ЮАР. В результате если до 2010-го к нам приезжали по большей части одни европейцы, то теперь мы принимаем большое количество туристов со всех концов мира».

Другие тексты Тимофея Загорского:

Бешеный поляк почти избил меня, а второго мы спасли от гангрены. В Волгоград заехали братья-славяне

«Я не обманываю людей, а просто делаю бизнес». Как поднять 700 тысяч рублей за две недели на ЧМ-2018

Кубок африканских наций

Образцовая атака ЮАР завершилась голом и изгнанием Салаха с Кубка Африки

07/07/2019 В 06:42
ЧМ. Квалификация. Африка

Сенегал поедет в Россию на чемпионат мира

10/11/2017 В 21:27
По теме
ФутболЧМ-2010ЮАР
Поделиться с
Копировать
Поделиться