Eurosport

Владимир Стогниенко: «Хочу, чтобы канал «Россия 2» стал полностью спортивным»

Стогниенко: «Хочу, чтобы канал «Россия 2» стал полностью спортивным»

30/05/2014 в 09:41Обновлено 30/05/2014 в 11:40

Шестичасовая подготовка к финалу чемпионата мира, пурген от Кирилла Дементьева и каминг-ауты в русском спорте – Владимир Стогниенко рассказал Павлу Городницкому, как живут комментаторы федеральных каналов.

– Ну что, заклеймим «НТВ-Плюс»? – шутит Владимир, едва зайдя в кофейню и представив очаровательную жену Наталью.

– Дебют в 2003-м – это дебют в кадре, а на матче я дебютировал в 2002-м – играли «Ротор» и «Анжи».

– Как так сложилось, что уже спустя четыре года вы комментировали игры чемпионата мира в Германии?

– Человек, который приходит на телевидение, должен пройти определенное количество ступеней. И не факт, что каждый обязательно должен становиться ведущим – комментаторов много, а вот талантливых корреспондентов я могу назвать значительно меньше. В процессе может выясниться, что ты хороший редактор. Или хороший корреспондент. Может быть, станешь режиссером со временем – это тоже ничуть не менее ценно.

К тому моменту, когда я впервые появился в кадре, я уже год отработал редактором-корреспондентом на «НТВ-Плюс», а потом еще полтора года – съемочным корреспондентом в футбольном отделе 7ТВ, которым руководил Илья Казаков. Еще там с нами возился Дима Федоров. То есть я уже по съемкам наездился. У нас был очень хороший футбольный отдел – многие из ребят, которые там работали, и сейчас при деле. Это и Сережа Кривохарченко, который у нас на канале комментирует, и Митя Дуличенко, который работает на «Евроспорте», Кирилл Дементьев с «НТВ-Плюс» и многие другие. Мы делали программу «Дела футбольные», которую я считаю одной из лучших по соотношению цена-качество из тех, что видел в жизни. Очень много нам доверяли, очень много мы снимали, а в 2002-м я начал комментировать и чемпионат России, и чемпионат Италии с Андреем Головановым в паре.

Поэтому к 2003-му я был вполне сложившимся корреспондентом и вполне себе начинающим комментатором. А дальше все пошло по накатанной – правда, в 2004-м было очень плохо. «Семерка» начинала разваливаться, и я даже пытался устроиться на канал РБК – для меня до сих пор большая загадка, почему меня туда не взяли. Я претендовал всего-навсего на роль корреспондента-стажера, был опыт работы на телевидении, два года, плюс диплом Финансовой академии. Как потом выяснилось, хорошо, что не взяли, но почему не взяли – не понимаю. А потом я пришел на канал «Спорт» в 2004-м, а там в тот момент были нужны комментаторы – появилась английская Премьер-лига. В основном нетоповые матчи, кроме «Челси», но матчей было много.

– И все-таки: главная причина, благодаря которой вам удалось сделать такую быструю карьеру в таком возрасте?

– Шерлок Холмс говорил: «Нельзя себя ни недооценивать, ни переоценивать». С одной стороны, я очень много работал, не жалел себя. С другой стороны, мне в чем-то повезло – возрастал объем работы на канале, и руководство – тогда канал возглавлял Василий Кикнадзе – искало молодых комментаторов, я оказался в нужном месте в правильный момент. Повезло в том смысле, что мне стали доверять. Не секрет, что добиться назначения на серьезные матчи достаточно сложно, а меня на них несколько раз поставили – видимо, понравилось, поэтому доверяли и в дальнейшем, даже когда руководство канала менялось. Скажем, Дмитрий Медников дал добро на создание авторской программы «Планета футбола».

Если не скромничать, я понимаю, что сделал довольно стремительную карьеру для футбольного комментатора, да и вообще для журналиста – сейчас и в кадре появляюсь, и свою программу веду. Это следствие того, что я вкалывал, и того, что мне дали возможность себя проявить.

" «Манчестер Юнайтед» – «Милан» – лучший матч в карьере"

– Вы мечтали быть корреспондентом или комментатором?

– Корреспондентом. Вот Кирилл Дементьев не даст соврать – он помнит, что первое время мне не нравилось работать комментатором, как-то не освоился. А Кирилл всегда хотел работать комментатором, но ему, разумеется, приходилось и на бровке стоять с микрофоном, и на съемки ездить.

Владимир Стогниенко

Владимир СтогниенкоEurosport

– Самое радостное назначение в вашей жизни?

– Финал Лиги чемпионов в 2007-м. Я не очень верил, думал, поедет кто-то другой. Получилось, что в первый же год, когда на нашем канале появилась Лига чемпионов, меня отправили на финал.

– Лучший матч в вашей комментаторской карьере?

– «Манчестер Юнайтед» – «Милан», полуфинал Лиги чемпионов 2007 года – 3:2, «Манчестер» выиграл. Ответную игру я не комментировал – у меня не было визы, и Андрей Талалаев, с которым мы тогда работали в паре, ездил в Милан один. Наиболее запоминающийся матч? Конечно, финал чемпионата мира в Южной Африке.

– Вы совсем недавно были в Бразилии. Там и правда мало что готово к чемпионату мира?

– Неправда. Там почти все готово, но очень много мелких недоделок.

– Многие журналисты, которые едут в Бразилию на чемпионат мира, реально боятся, что там будут и ограбления, и болезни, и другие кошмары. Чего стоит ждать?

– Те, кто боится ехать, полагаю, не были в Южной Африке четыре года назад. Бразилия – это просто страна, где могут ограбить. Не стоит об этом забывать и не стоит носить с собой ценные вещи. Нужно быть ближе к полиции, которой там много и которая очень профессиональна. Еще важно беречь здоровье – я там заболел и болел достаточно тяжело: на четверти отснятого материала у меня температура 39 – болтало, качало, но нужно было работать.

– В Португалии у Геннадия Орлова прямо в лифте вытащили паспорт и кошелек. Вас когда-нибудь грабили в командировках?

– Нет. Причем я и в ЮАР был с экскурсией в Соуэто – самом известном трущобном тауншипе этой страны, и в Бразилии мы снимали в фавеле – правда, относительно безопасной. Меня и в России никогда не грабили, повезло. По затылку получал, по физиономии получать доводилось, но никто не грабил – бывает, что сам забываю где-нибудь вещи.

– Получение по физиономии – следствие того, что вы комментируете футбол? Это было покушение?

– Нет, это все случилось в юности – кто из мальчишек не получал в ухо или в зубы?

– Вам угрожали на почве футбола?

– Нет. Периодически появляются люди, которые мне рассказывают, как я должен работать. Вот буквально вчера (после матча Россия – Словакия – Прим.Eurosport.ru) мне один человек доказывал, что я работаю неправильно, причем объяснял это тем, что он смотрит чемпионаты мира с 1966 года. Может быть, смотрит не совсем верно? Но вообще привык уже, что все в моей работе разбираются лучше, чем я – это нормальная история.

– Вы закончили Финансовую академию. Жалели когда-нибудь, что стали комментатором, а не финансистом?

– Нет, не доводилось жалеть, как не доводилось и жалеть о том, что я закончил Финансовую академию. Скажу так – в 2001-м я шел в профессию комментатора и отказывался от профессии банковского работника. Если бы я тогда представлял, сколько всего должно совпасть, чтобы карьера сложилась, то, может быть, поступил бы иначе. У меня сейчас есть некоторые мысли касательно продолжения своего финансового образования, но это пока что вилами на воде писано.

– Ради саморазвития или есть какая-то практическая цель?

– Саморазвитие. Цель тоже, честно говоря, есть, но это уже вилами по воздуху – распространяться на эту тему было бы пустым балабольством. Словом, такие мысли есть – было бы неплохо и полезно продолжить финансовое образование, но пока нет конкретных планов на ближайшие года-два, да и денег, если честно, тоже – они копятся.

– Владимир часто ездит в командировки. Наталья, как вы реагируете на то, что мужа постоянно нет дома?

Наталья: Плохо реагирую. Мы с Катей скучаем.

Владимир: Моя жена прекрасно понимала, за кого выходит замуж – она на спортивном телевидении оказалась на пять лет раньше меня. Реагирует плохо, но, собственно говоря, что делать?

Наталья: Реагирую, наверное, так, как и надо реагировать. Мы с одной стороны радуемся, что он ездит, что востребован – помню, что, когда я еще работала на телевидении, там шла реальная борьба за загранкомандировки. Всем хотелось. С другой стороны, скучаем, когда он «Планету футбола» снимает. Или сейчас – чемпионат мира, это же месяц выпадает.

" Я понимаю, что с «Газпромом» тяжело тягаться"

– Вам не кажется, что канал «Россия 2» в последнее время если и прогрессирует, то очень медленно?

– Нет. Если говорить о том, что происходит в спортивной структуре ВГТРК, – в том числе и на кабельных каналах, – тут как раз все нормально и даже хорошо. Многие спрашивают: не совсем понятно, какой формат у канала «Россия 2» – спортивный или развлекательный? Но уже вопрос не ко мне. Я бы хотел, конечно, чтобы он был полностью спортивным, но моего мнения никто не спрашивал. Просто хочется понять, в какую сторону дальше все будет двигаться, но это не только мне бы хотелось понять.

– Как бы вы описали степень своего разочарования, когда английская Премьер-лига переехала с ВГТРК на «Плюс»? Из французской Лиги 1 зрителям ведь интересны две команды – «ПСЖ» и «Монако».

– Я достаточно взрослый уже, мне за тридцать. Довольно много лет на телевидении, поэтому догадываюсь, какого рода процессы происходят при покупках той или иной трансляции. Я понимаю, что с «Газпромом» тяжело тягаться, когда речь идет о покупках трансляций. Если «Газпром» очень сильно захотел английскую Премьер-лигу, то это уже неизбежный факт. При тех условиях, которые сложились, заменить АПЛ хоть чем-то кроме чемпионата Франции было трудно – остальные чемпионаты также принадлежат «НТВ-Плюс». Так что я считаю, что в данной ситуации наш канал сделал все, что мог. И Кубки есть, и Кубок Либертадорес есть, чему я очень рад, и отборочные матчи сборной, и чемпионат Франции. Конечно, довольно странная конкурентная модель на рынке спортивных трансляций: государственное телевидение вынуждено конкурировать с телекомпанией, принадлежащей «Газпрому». Это примерно как правая рука одного человека конкурирует с левой рукой. Ну что ж поделать…Так и живем.

– У вас никогда не было желания уйти на «Плюс»?

– Нет.

– И приглашений не было?

– Были. Если бы Вася Уткин не рассказывал в конференции, я бы тоже не стал говорить об этом. В свое время были предложения, я обдумал, с Наташей посоветовался, с родителями посоветовался и принял решение, что мне лучше на канале «Россия 2». В последние годы предложений не было, но я их и не жду.

– Главный аргумент, которым вы руководствовались, отказывая «Плюсу»?

– А что мне может дать этот переход? Вот сейчас на «России 2» у меня все хорошо. Это место, где в меня поверили и много чего доверили. Зачем мне уходить куда-то? Вот вам сколько лет?

– Девятнадцать.

– У вас семьи нет?

– Пока нет.

– Ну вот. У меня есть семья. Соответственно, что может меня заставить перейти на другой канал? Здесь у меня сейчас нет Англии или Италии, но раньше у меня были и они, и Лига чемпионов, и сборные. Не скрою, хоть зарплата и не бывает слишком большой, но она всегда была такой, что нам хватало. Авторская программа тоже есть. Словом, я ощущаю, что востребован. Уходить в такой ситуации на спутниковое ТВ можно было бы, если бы предложили зарплату раз в пять больше. Грубо говоря, зачем переходить из «Ювентуса» в «Пари Сен-Жермен»? Если бы уйму денег дали, тогда можно обдумать. Это не значит, что я работаю только ради денег, но я бы пришел к жене и сказал: «Знаешь, тут такая ситуация – мы сразу квартиру купим». А в любом другом случае смысла переходить просто нет. У меня очень хорошие отношения с коллективом, с начальством, я был доволен загрузкой – подумал и решил остаться.

" Уткин – специфический человек"

– Отношения с начальством – это важно. На «Плюсе» они могли бы не быть такими хорошими, особенно если вспомнить историю Уткин-Пирожков. Как вы бы поступили на месте Олега?

– Не могу судить со стороны, что именно происходит внутри коллектива «НТВ-Плюс». Я работал там год, у меня не было никаких проблем ни с Василием Уткиным, ни с кем бы то ни было. Хотя... Вообще-то была проблема небольшая, но не с человеком, имеющим отношение к футболу. Да и это не было конфликтом, это было хамством. Я просто увидел, как один из спортивных журналистов по отношению к начинающему коллеге вел себя некрасиво. Но, во-первых, это было двенадцать лет назад, а во-вторых, этот человек не имел никакого отношения к футбольной комнате. А с Василием я знаком много лет. Согласен, человек он специфический, в общении непростой, но лично у меня ссор с ним никогда не было, в отношении меня он никогда себя неуважительно не вел. Как развивался конфликт Олега и Василия, в чем он заключался – мне сказать сложно. С Олегом я лично почти не знаком – мы с ним за столом, по-моему, всего лишь один или два раза сидели. Все больше в фейсбуке общаемся.

– Вася никогда не критиковал, как я работал... А, нет, опять вру – было. Один раз он мне правил текст. Это, кстати, достаточно забавно – мой сюжет был самым последним в самом последнем выпуске «Футбольного клуба» на большом «НТВ» в 2001 году. Я был новым человеком, Вася решил меня проверить и попросил написать текст про Рикельме. Я, разумеется, написал отвратительный текст, хотя мне он казался замечательным, а потом раза четыре его исправил под руководством Васи. Потом я смонтировал этот сюжет, в предпоследний выпуск он не вошел, зато вошел в последний – после этого «НТВ» больше не показывал «Футбольный клуб». Еще один раз я озвучивал программу передач и сказал фразу «Реал» из Бетиса». Вася позвонил и достаточно жестко мне выговаривал – не думаю, что это было оскорбительно, это было правильно. А потом я ушел с «НТВ-Плюс» и должен сказать, что критика Димы Федорова, с которым я позже работал, значительно более жестка – он никогда никого не оскорблял, но если ты облажался, он очень доходчиво доводит до тебя, что ты облажался. На «7ТВ» я благодаря Диме и Илье Казакову уяснил некоторые вещи о работе в принципе.

– Это нормальная ситуация, что руководство «Газпрома» отстранило Федорова от футбольных трансляций?

– Думаю, что формально собственник компании имеет право на такие решения. Другое дело – почему так получается? Но я не буду комментировать это, конечно. Надо у Димы спрашивать, что там случилось. Могу сказать, что руководство моей компании – пусть на форумах и обсуждают нашу страшную цензуру – никогда и ничего мне говорить не запрещало. Может быть, если я начну переходить какие-то рамки, мне об этом скажут. Но пока не было.

– Юрий Дудь писал, что вы могли стать ведущим «Удара головой». Почему вы отказались – там ведь был огромный бюджет?

– На самом деле, мне предложили попробовать еще до того, как Никита Белоголовцев стал ведущим. Позвонил Игорь Порошин – они в то время проводили кастинг ведущих, и одним из кандидатов был я. Мы встретились с Игорем, очень мило поговорили – тем более, что он большой любитель итальянского футбола и вообще приятный в общении человек. Он мне показал примерную концепцию проекта, сценарий первых выпусков, объяснил, какой он хочет видеть эту программу. Я взял время на размышление, подумал и решил, что в данный формат я немножко не вписываюсь.

– Вам нравилась эта программа?

– Мне не нравилась ее концепция, но мне нравилось, как она сделана. Я смотрел ее мало – просто потому что мне не очень интересны программы такого рода. Но при этом она была очень профессионально и качественно сделана. Жаль, что «Удар головой» закрыли.

" У каждого есть право спать с кем угодно – хоть с поленом"

– Почему журналисты так боятся гей-темы?

– Я не боюсь гей-темы, спрашивайте.

– Как вы думаете, случится ли когда-нибудь в русском спорте каминг-аут?

– Это зависит от того, что будет происходить у нас в обществе, которое сейчас в этом плане консервативно настроено. Пока оно будет так настроено, вряд ли стоит ждать каминг-аут. Если честно, из всех проблем, которые сейчас существуют в России, вопрос каминг-аута спортсменов-гомосексуалистов занимает сто тысяч пятьсот сорок седьмое место. Не думаю, что эта проблема стоит так остро. Как любой нормальный человек, я считаю, что сексуальная ориентация – личное дело каждого. Если ты не нарушаешь закон, имеешь право спать с кем угодно – хоть с поленом.

– Со стороны мне кажется, что вы не спешите становиться медийным, в отличие от Георгия Черданцева, который не скрывает, что превращает имя в бренд. У вас были какие-то предложения, не связанные с комментированием?

– Я озвучивал рекламные ролики перед прошлым Евро, еще для фильма «Околофутбола» меня попросили записать несколько строчек, я там есть в титрах. Словом, всякое бывало. Это не самоцель – если приглашают, могу согласиться. Могу бесплатно согласиться, но лучше за деньги, конечно. А цели делать бренд из самого себя как человека, который умеет чесать языком, у меня нет. Если бы я компьютеры выпускал, как Стив Джобс, тогда, наверное, можно было бы. А потом – если ты хорошо работаешь, некий бренд создается сам собой. Сделать его на пустом месте нельзя.

– Вы когда-нибудь вели корпоративы?

– Да. Но корпоративы бывают разные. Пьянки-гулянки, свадьбы и похороны – нет. Меня звали в свое время, я отказывался, потом звать перестали – потому что примерно одни и те же конторы этим занимаются. Если речь идет о корпоративных футбольных матчах, то вполне можно меня позвать. Доводилось вести мероприятия не только спортивной тематики, но я прошу достаточно много денег – эта вещь требует сильного напряжения, но не доставляет удовольствия.

– Нет, никогда не хотел. Когда я начинал ее вести, еще не было такого количества конференций. Потом я с ребятами подружился и так ее и веду. Кстати, за конференцию никогда не получал ни копейки. Сейчас, правда, активность спрашивающих упала – наверное, в силу того, что твиттер появился, общение там идет. Единственное, очень прошу людей не писать мне в фейсбук – многие считают, что я просто мечтаю обсуждать футбол с незнакомыми людьми.

" Мериться пиписьками – удел тех, у кого яиц нет"

– Считаете ли вы конкурентами комментаторов «Плюса»?

– Нет. А в чем мы конкурируем?

– На чемпионат мира едут два комментатора «НТВ-Плюс» – Генич и Черданцев, причем последний, говорят, будет комментировать финал.

– Ну и замечательно!

– А как же вы?

– А как я могу комментировать финал, если у моего канала нет на него прав? Я уже комментировал финал чемпионата мира в прошлый раз. В чем конкуренция-то? Вот если мы сейчас с вами побежим от «Горьковской» до Петроградки, то у нас с вами будет конкуренция – кто первый, тот и победил. Объективной оценки комментаторов быть не может. Как мы можем с вами конкурировать, если я побегу до Петроградки, а вы – до Адмиралтейства? Мы работаем на разных каналах. Кого там назначили – меня не касается. Более того, мне, как комментатору, абсолютно все равно, кто из коллег работает конкретный матч. Меня волнует только моя работа – чтобы я работал хорошо. А остальные коллеги меня волнуют как зрителя – есть те, кто нравится, есть те, кто не нравится. Но опять же, это не вопрос для интервью – вот мы с женой сядем, я включу телевизор, услышу комментатора X и скажу: «Опять этот балбес, ну как же он надоел». Или хвалить буду. Это исключительно такая вкусовая вещь, как у сотен тысяч футбольных болельщиков по всей России. На «Плюсе» есть много талантливых журналистов и хороших ребят – есть те, с кем я нахожусь в приятельских отношениях, есть те, с которыми я дружу, как с Кириллом Дементьевым, например.

– Было ли такое, что вы чувствовали зависть со стороны коллег со стороны «Плюса»? Там очень ревнивый и ранимый коллектив.

– Нет. Может быть, конечно, Дементьев, приходит ко мне домой, поедает котлеты, которые я готовлю, и думает: «Я сейчас тебе пургена сыпану, гад». Нет, никогда такого не было. Я сейчас скажу одну вещь, может быть, грубую, но мериться пиписьками – удел тех, у кого яиц нет. Нормального человека с нормальной мужской психологией – надеюсь, что я отношусь к таким людям, – волнует только качество своей работы. От чего оно зависит, если ты не ходишь и не лебезишь перед начальством? От тебя. Уровень твоей подготовки, уровень твоего профессионализма, работа над недостатками, твои способности – вот тот отрезок, который зависит только от тебя. Если ты работаешь хорошо, то во многих случаях у тебя будет шанс себя проявить. У меня не бывает зависти ни к кому. Вот Костя Генич сейчас комментировал финал Лиги чемпионов, я был за него очень рад, и мне жаль, что весь первый тайм было совершенно не слышно, что он говорит, потому что звук был как из колодца. Когда звук наладился в перерыве, это было отлично. Поедут Костя с Юрой на чемпионат мира, будет Юра комментировать финал – ну прекрасно. У меня финалов было достаточно в жизни, чтобы хранить о них приятные воспоминания.

Владимир Стогниенко

Владимир СтогниенкоEurosport

– Георгий Черданцев признавался, что не собирается всю жизнь работать комментатором. А вы планируете что-то впоследствии менять?

– После того, как я отработал много хороших матчей, стал стремиться делать авторскую программу. Я ее сделал. Мы отсняли в больших количествах – есть хорошие выпуски, есть похуже, но мне ни за одну из программ не стыдно. Думаю, я еще могу поработать футбольным комментатором – возраст позволяет.

– Вы сказали, что в работе комментатора важно самосовершенствование. Вы будете как-то особенно готовиться к чемпионату мира?

– Если мы говорим о подготовке к матчам, то я уже это делаю. Если мы говорим о работе над собой, то совершенствоваться конкретно к чемпионату мира уже поздно.

– Сколько времени вы готовитесь к матчам?

– К Италии – часа достаточно. К Англии – тоже час. К чемпионату Франции часа два надо – там сайты хорошие, но почти все на французском: пока через гугл-переводчик допрешь, что к чему... Плюс я однокласснице звоню, она в МГИМО преподает французский. К чемпионату мира – вряд ли меньше четырех часов к одной игре. К финалу я готовился шесть часов точно, может быть, больше. Там еще две девушки мне помогали – одну зовут Иляна, она живет в Барнауле, все знает про Испанию, а другая – журналистка Вероника Гибадиева, большая поклонница голландцев.

– И наш традиционный вопрос: вы считаете себя комментатором федерального уровня?

– Я не знаю, что такое федеральный уровень, честно. Готов быть комментатором даже нано-уровня, я хочу разговаривать о футболе, а не о себе – моя профессия состоит именно из этого.

(Фото: телеканал «Россия 2»)

0
0