Getty Images

Серые заборы унылого Нижнего Новгорода и тайваньские глоры Месси. 11-й день ЧМ-2018 своими глазами

Серые заборы унылого Нижнего Новгорода и тайваньские глоры Месси. 11-й день ЧМ-2018 своими глазами

Душные поезда и суровые соседи.

Артем Буторин, старший редактор

Локация: поезд Москва – Санкт-Петербург

Развалиться в купе и ехать домой в одиночестве – непозволительная для ЧМ роскошь. Пустые сидения вокруг заполнились за 10 минут до отправления: сначала в купе ворвалась азиатская парочка, которая явно не понимала происходящего. Парень и девушка побоялись сесть на чужие места и вместе с сумками забрались на свои полки. Позже к ним присоединился молчаливый парень, буркнул, что он из Аргентины, и лег спать.

Казалось, эта ночь будет самой тихой со старта ЧМ, но азиатский парень, уснувший сидя, стал издавать звуки умирающего медведя. Он храпел сильнее стука колес, а иногда взрывался так внезапно, что возникало ощущение, что поезд сошел с рельсов.

Было стойкое ощущение, что утром неловкое молчание продолжится, но парочка из Тайваня открыла диалог: «Мы едем в Петербург на футбол. На сборную Аргентины? Скорее, исключительно ради Месси».

Оказалось, они не женаты и даже не встречаются – просто друзья, которых объединяет любовь к Лео. Даже на заставках телефона изображен аргентинский божок. Когда они задали главный вопрос современного футбола и услышали теплые слова о Месси, то радостно отбили мне пять. Через мгновение подключился аргентинец с верхней полки, которые хитро подслушал все мнения о соотечественнике.

Лионель Месси

Лионель МессиGetty Images

«Я болею за «Ривер Плейт» и очень люблю футбол. В детстве я занимался в академии клуба. Знаете Мануэля Ланцини из «Вест Хэма»? Мы учились с ним в параллельных классах. Когда наступило время выбора между футболом и учебой, я все-таки поставил на второе. Тем более, я получил травму спины», – сожалел Хулио, который мечтал забивать за «красно-белых».

Он вместе с аргентинскими друзьями приехал исключительно на матчи Аргентины и уже поплакал в Нижнем. Сразу после Санкт-Петербурга Хулио отправится домой, но не верит, что «альбиселесте» полетят с ним в одно время.

Говорить с азиатскими ребятами про футбол почти не имело смысла – их интересовали только вопросы о Месси, почему Лео так плох на ЧМ и ценят ли его в России выше Криштиану. Позже парочка с удовольствием послушала о Санкт-Петербурге и записала все мои советы: развод мостов, «Эрмитаж», музеи, крыши и шаверма.

Петербург встретил гостей традиционным дождем и тучами, но иностранцев это не смутило: «Мы приехали посмотреть на Месси, а это важнее всего».

Михаил Бирюков, шеф-редактор

Локация: Нижний Новгород

Поезд в Нижний прибыл воскресным утром – теперь стало ясно, почему город пустой. Вместе со мной из жаровни душного вагона вывалились английские журналисты. Кажется, их даже больше, чем английских болельщиков. С соседями по купе на этот раз повезло – два русских мужика и автор из Британии. Диалог даже не пытался состояться, поэтому шесть часов пути прошли в приятном сне.

На улицах Нижнего ситуация еще хуже. К девяти утра город прогрелся до 29 градусов, и дальше будет только хуже. Люди плавятся на солнце, единственная возможность передвигаться – это перебегать из тени в тень. Я в Нижнем в первый раз, поэтому надо бы посмотреть, что это за город такой.

Первое впечатление – неприятное. Я видел Думскую улицу в Петербурге в 4 часа утра после выходных. Я видел дворы Саранска, в конце концов. Но Нижний точно застрял в 1980-х. Нет, в 1970-х. Вот большой синий забор. Вот еще один, но серый и бетонный. А вот проглядывается из-за сетки старое обрушающееся здание. Ремонтировать его не стали – просто прикрыли тканью.

Самые разбитые дворы по пути с вокзала прикрыты заграждениями, за которые лучше не заглядывать. Далеко не во все городские кварталы пришел асфальт. Возле стадиона ситуация не меняется: казалось бы, чемпионат мира – идеальное время решить все проблемы с урбанистикой. Но что-то пошло не так: вместо ремонта пародия на Потемкинские деревни.

Вон, из-за домов, наконец, виднеется стадион. На улицах пока пусто: вот группа дворников из Средней Азии прячется в тени козырька одного из домов. Иду дальше – навстречу две бабушки, поливающие асфальт водой (возможно, чтобы не загорелся на лютом солнце). Ворота стадиона еще закрыты – я поздоровался с журналистом в джерси сборной Монголии, который, чуть ли не ночевал возле пресс-центра и пошел инспектировать достопримечательности Нижнего.

Ближайшая из них – Стрелка. Так называется место на левом берегу Оки, где она встречается с Волгой. Стрелка могла стать отличной площадкой для селфи, свиданий и прогулок, но почему-то оказалась перекрыта двойным забором. Выйти на место слияния двух рек – нереально. Прохожу величественный храм Александра Невского, но упираюсь в очередной забор: строители прикрыли им целый двор хрупких исторических домов.

Стадион Нижний Новгород

Стадион Нижний НовгородEurosport

Выхожу на площадь с памятником Ленина – ему здесь самое место. Ильич указывает на слово Hotel, возле него стоит небольшая сцена. Там играет испанская музыка, чтобы завораживать панамских болельщиков. Чуть дальше три девочки в облегающих топах и коротких юбках танцуют под русский поп и фотографируются с иностранцами. На это зрелище смотрит бабушка, поднимающаяся за хлебом в «Пятерочку», и приговаривает «Прости, господи».

Солнце выходит на пик, я беру странный напиток под названием «Исинди» с привкусом перца чили, пробую его, жалею о покупке и бегу к стадиону дворами. Одна из улиц открывает вид на странный архитектурный ансамбль, в котором исторические памятники вписаны в постройки хрущевской эпохи – из моего петербургского глаза вот-вот пойдет кровь.

Единственное место, где идеально пересидеть жару – пресс-центр стадиона «Нижний Новгород». Кондиционеры выдают волны приятного холода, волонтеры раздают сувенирные кепки для защиты лба от сгорания.

Вид на Волгу со стадиона «Нижний Новгород»

Вид на Волгу со стадиона «Нижний Новгород»Eurosport

До матча остается два часа: первый я незаметно проспал в удобном кресле пресс-центра и пошел на стадион пораньше – в конце концов, там приятный тенек и много бутылок с водой. Бело-голубой стадион постепенно окрашивается в красный: фанатов из Панамы чуть ли не больше, и у всех такие крутые соломенные панамы, с которыми не сравнится ни одна подарочная кепка.

Английских журналистов реально много: они радовались каждому из голов своих, но единственный мяч Панамы трибуны встретили так, как ни один из предыдущих. Первый гол на первом чемпионате мира – великое достижение даже если ты проигрываешь 1:6 ребятам, чьи предки изобрели футбол.

Матч завершился уже час как, но вокруг стадиона все еще раздается латиноамериканская музыка. Где-то рядом англичане затягивают «Боже, храни королеву» примерно так же зычно, как и во время исполнения гимнов. Чемпионат мира раскрашивает потерянный во времени Нижний Новгород – надо собирать рюкзак и ловить атмосферу на парадном берегу. Похоже, все веселье вечером будет именно там.

Данил Тармасинов, корреспондент

Локация: поезд Москва – Самара

Ожидания – полный поезд иностранцев.

Реальность – седьмой вагон, летящий до конечной станции Бишкек. «Провожающие, выходим», – со смешной призывной интонацией говорил киргиз-проводник за пять минут до старта. Моими соседями оказываются две горячие дамы из Москвы, мужик средних лет среднеазиатской внешности и изможденная мать с девочкой-младенцем на руках. В соседнем отсеке дядя лагерного вида бубнил исключительно матом – примерно на 30 слов самым приличным было «гоблины».

Никаких кондиционеров, биотуалетов и соков, которые можно взять у продавцов – то есть ничего такого, что окружало мое путешествие остальные 9 дней. Пассажиров, текущих в Бишкек, считают за людей второго сорта: нет чемпионата – нет удобств.

Локация: Самара

Первым, что ты видишь при выходе с вокзала – отделение миграционной службы. Наверное, намек на регистрацию всех, кто приезжает в город дольше чем на трое суток.

До хостела на окраине нужно добираться с пересадками. Навигатор четко показывал, что от Дома печати идут 144-й и 156-й автобусы. 10 минут, 20, 25, 30 – вот только сейчас подошел нужный. На нем таблички №37 и №144 – ну окей, поехали. На нас четверых, ожидавших автобус, (я и еще трое незнакомцев) накинулась кондуктор: «Вы что мне протягиваете? 76 рублей стоит проезд до Дач. Вы куда едете? Мы туда не едем. Надо спрашивать сначала».

К воплям вредной женщины подключился водитель, который исключительно орал на нас. Аккредитацию, с которой можно было надеяться на бесплатный проезд, я даже не доставал – агрессия спала лишь с открывшейся на следующей остановке дверью. Вместо Free Ride почесал на обычном троллейбусе, остановки на нем предваряли первые семь нот песни «Ах, Самара-городок». Класс.

Самара показалась городом, который даже не стремится к росту или лучшей жизни. Справа от тропы, по которой я топал от остановки к хостелу, шла огроменная лесополоса, а еще рядом была заброшенная заправка.

В моей комнате уже жили двое израильтян. Я мило перекинулся парой слов с подружкой Йосефа (она была по скайпу и спросила, какие эти двое соседи – ответил, что лучшие в мире, но знаю их минуты три), а потом потрещал уже с ними самими. Оказалось, что мы ехали на одном поезде, и они тоже были на Бельгия – Тунис в Москве. Взяли билеты с рук за 2500 рублей за 20 минут до игры, хотят сделать то же на завтрашнюю рубку России и точно попрыгают на трибуне «Самара Арены» на Сенегал – Колумбия.

Так, надо топать на фан-зону, иначе в комнате без кондиционера можно скончаться.

Другие дни ЧМ-2018:

0
0