Getty Images

Пограничники высадили с поезда журналистов, тунисцы попробовали шаурму. 16-й день ЧМ своими глазами

Пограничники высадили с поезда журналистов, тунисцы попробовали шаурму. 16-й день ЧМ своими глазами

30/06/2018 в 00:00Обновлено 17/07/2018 в 18:26

Чемпионат мира окончательно отчалил из Калининграда и Саранска.

Данил Тармасинов, корреспондент

Локация: Саранск

– Excuse me, do you speak English?

Я обернулся, на остановке стоял парень-араб с какой-то бумажкой в руках. После матча прошло полчаса, зрители огуречно впихивались в шаттлы и маршрутки. Тунисец спросил, как ему лучше доехать до улицы Солнечной. Я в Мордовии не был и суток, поэтому врубил навигатор и увидел, что ехать ему 105 минут. И это по неперекрытым дорогам – как ориентироваться в заблокированном Саранске, не понимали и местные.

– Может, доедем хотя бы до ж/д вокзала, а оттуда вызовем такси? – спросил он у меня.

Водители и пассажиры посоветовали троллейбус №5, мне было не по пути, но бросить тунисца с тремя его друзьями было как-то не алле. Их главарь в красном поло и синих брючных шортах рассказал, что им нужен их хостел – они кое-как его нашли, в Саранске знают английский только через гугл-переводчик, поэтому до игры они исколесили три локации, прежде чем рухнуть на четыре спальных места.

При виде «Макдональдса» они замахали руками и требовали остановку, но вышли мы лишь на следующей. Уже перед желтой буквой М Номан задумался: «А тут есть кафе с халяльной едой?» и указал куда-то в сторону от фастфуда, прямо в кромешную тьму. Там оказалась забегаловка с шаурмой. Я перевел им варианты и застопорился на версии с сырным и зеленым лавашом – в моем английском вокабуляре не было слова «Лаваш». Остановились на классическом.

Попутно я помог кассиру справиться с толпой других тунисцев, но они и сами разобрались со сдачей и тем, сколько денег кто им должен. Мой новый корешок чуть-чуть нервничал: «Даниль, спроси у него, сколько еще ждать – мы последний раз ели вчера утром в аэропорту Москвы».

Через 10 невыносимых для Номана с друзьями минут и одного севшего на меня малярийного комара мы с пятью шавухами дернули на улицу (внутри было адски жарко), вонзились в тесто и синхронно переглянулись – сухой лаваш, не так много курицы, какой-то странный салат. «Мне кажется, это не лучшая шаурма, которую мы ели, парни», – озвучил я общую мысль.

У перекрытия, возле которого мы встали на ужин, кружили таксисты и спрашивали, куда ехать. При слове «Сикс хандред» Номан замахал руками и сообщил, что днем он сюда добрался за 200. Водилы хмыкнули: «А за 400 он поедет, спроси у них», но я даже не перевел. Приложение подсовывало машину в двух минутах от нас за две сотни рублей – на него я и посадил тунисцев.

«Только не давайте водителю больше двухсот», – инструктировал я их, начитавшись новостей про оборзевшие такси. Дальше я отбивался от «спасибо» всех четверых – обменялся фейсбуками с Номаном, зачем-то дал номер Насиру (ударение на первый слог) и сам поблагодарил их за приключение. Уже развернулся по направлению к своему хостелу и понял, что парням вообще не нужно платить – такси спишет бабки с моей карточки. Написал об этом в вотсапп Насиру и отказался от их кэшбека: «Мне очень неловко, что ты еще и заплатил за нас, ты уже очень помог».

Пожелал им удачи и ответил: «Надеюсь и верю, что каждый русский помог бы вам, как я». Надеюсь, это не выглядит как проповедь или учение, но когда иностранец спрашивает у вас дорогу, пожалуйста, сделайте хоть что-то, чтобы он добрался до дома.

Михаил Бирюков, шеф-редактор

Локация: Калининград – Москва

Путешествие из Калининграда в Москву на поезде вы запомните надолго. А если поезд ночной, то особенно. На часах уже 2 ночи, но спать нельзя: вас поднимает консул Литвы и проверяет, в порядке ли документы. Вы встряхиваете подушку и надеваете постельное белье, но ложиться все еще нельзя – в поезд заходят российские пограничники и проверяют документы по новой.

Но и это еще не все: чуть меньше часа, и вы на территории Литвы. А что это значит? Правильно, привет, литовские пограничники. Снова возня с документами, но уже подольше, потому что вы-то русский, а Литва – шенген. Спасибо, до свиданья, можно ложиться спать, но от силы на два часа. Литва – страна маленькая, она быстро закончилась, и литовским пограничникам надо же вас как-то выпустить. Снова документы и штампики в паспорт.

За окном уже светлеет, но укладываться на подушку не стоит, потому что, к сожалению, Литва граничит еще и с Белоруссией. А там, как можно догадаться, пограничники свои. Если вы русский, то стоит расслабиться: РФ и РБ союзные государства, поэтому российские документы особо никого не интересуют. Значит ли это, что все быстро закончится? Нет!

В соседнем купе скандал. «Зовите переводчика и начальника поезда! – указывает пограничник. – У вас нет визы в Беларусь». Жертвами оказались европейские журналисты то ли из Бельгии, то ли из Италии. Мужчины рассчитывали, что им хватит аккредитации, но нет – граждане ЕС могут пересекать Белоруссию либо с Fan-ID, либо со спецвизой. Ни того, ни другого у ребят не было – в итоге они застряли посреди ночи где-то в глуши. Их дальнейшая судьба неизвестна, но удивительно, что при дороге в Калининград у них такой проблемы не возникло.

Вот теперь, под утро, уже можно спать. В поезде тихо: населяющие его британцы не празднуют поражение, а бельгийцев как-то немного. Самые зажигательные вечеринки обычно проходят в вагоне-ресторане, но и там спокойно. Все столики заняты посетителями, люди заказывают шашлычки и пиво. С нервами не справляются только официантки: заказов много, такого спроса на кухню «РЖД» в обычных поездах нет. Иностранец хочет оплатить ужин картой, но связи в терминале нет – проводница вагона-ресторана ему не доверяет: «Знали мы таких, сначала клянутся, а потом убегают, и плати за них со своих денег». Наверное, о чем-то они все же договорились. Про качество русского сервиса в Европе уже ходят легенды.

Дорога ярости длиной в 22 часа скоро закончится, и больше никто из иностранцев не пострадает. В Калининграде уже не будет матчей ЧМ-2018, а значит и вагоны-рестораны останутся без новых баек и приключений. Как-то даже грустно.

0
0