Eurosport

Семья Шумахера правильно ограничила доступ к легенде. Гонщик должен запомниться воином, а не овощем

Семья Шумахера правильно ограничила доступ к легенде. Гонщик должен запомниться воином, а не овощем

10/01/2019 в 14:00Обновлено 10/01/2019 в 14:24

Жизнь Михаэля – гонка со смертью.

Прошло пять лет с момента трагедии во французских Альпах, а о Михаэле Шумахере говорят не меньше, чем в тот страшный день. Семья гонщика практически полностью ограничила доступ к информации о его здоровье, но новости из швейцарского поместья с видом на Женевское озеро все равно просачиваются в прессу. Решение близких Шуми оправдано – лишнее внимание навредит.

Сейчас обстановка не такая накаленная, как в начале 2014-го, когда хирурги боролись за жизнь легенды в клинике Гренобля. В тот момент неизвестные предложили журналистам первые снимки после удара Михаэля головой о злополучный камень за 1 млн фунтов. Никто не рискнул раскошелиться на такую сумму, и фото (если они существовали) не были опубликованы.

Михаэль Шумахер на лыжах

Михаэль Шумахер на лыжахGetty Images

Жажда наживы привела к другой трагедии. 54-летний сотрудник швейцарской службы спасения «Рега», который отвечал за перевозку Шумахера из Гренобля в реабилитационную клинику Лозанны, похитил медицинскую карту Красного барона. Медбрат запросил 50 тысяч евро за информацию, но полицейские сработали четко и арестовали мужчину. В камере у бедолаги сдали нервы, и он повесился. Существует версия, что швейцарцу помогли, но суть от этого не изменится – нельзя наживаться на чужом горе.

К сожалению, великие люди вместе со славой и богатством притягивают смерть. За Шумахером она охотится с 1994-го. К тому моменту противостояние Михаэля и великого Айртона Сенны вышло на пик, и бразилец мечтал умыть дерзкого немца. С самого начала на трассе в Имоле творилась чертовщина – в квалификации погиб Роланд Ратценбергер. Это была первая за восемь лет смерть пилота «Формулы-1», но гонка все равно состоялась. Сенна так отчаянно удирал от Шуми, что не вписался в поворот и разбился.

Айртон Сенна и Михаэль Шумахер

Айртон Сенна и Михаэль ШумахерGetty Images

Внешне авария соперника не казалась страшной, поэтому Михаэль спокойно завершил гонку – лишь после нее он узнал, что шлем бразильца пронзил обломок передней подвески. Шумахер плакал несколько дней и не поехал на похороны. Немец не хотел, чтобы его упрекнули в лицемерии, к тому же он не знал, продолжит ли карьеру после такого потрясения. «После гибели Сенны и Ратценбергера я убедился, насколько опасен наш спорт. Это потрясло меня. В Имоле я осознал, что все мы здесь играем со смертью», – написал Шумахер в автобиографии «Номер один».

Шумахер вывел королевские гонки на запредельный уровень благодаря отношению к делу – никто не обладал такой потрясающей физической подготовкой, как Красный барон. 7-кратный чемпион мира получил всего одну серьезную травму – в 1999-м в Сильверстоуне он вылетел с трассы и сломал ногу. «За Михаэлем повсюду следовал огромный трейлер – внутри он был оборудован лучше всякого гимнастического зала, – поделился один из самых принципиальных соперников немца Мика Хаккинен. – Шумахер проводил там почти все свободное время. Его стремление к идеалу было бесконечным».

Шуми всегда насмехался над смертью, бросал ей вызов и ускользал, словно призрачный гонщик. В 2009-м во время испытания нового мотоцикла он вылетел из седла на скорости 230 км/час – в больнице немцу диагностировали всего лишь ушиб ребер. На следующий день спортсмен-миллиардер написал завещание, по которому все его состояние достанется жене и детям.

Через год на Гран-при Абу-Даби «Мерседес» немца развернуло на трассе, и в него врезалась «Форс-Индия» Витантонио Льюцци. Машина итальянца спикировала на болид Шумахера – передние колеса и антикрыло прошли в сантиметрах от головы Михаэля.

По-настоящему Шуми испугался лишь раз, причем не от факта возможной смерти, а от того, каким образом она могла наступить. В конце 90-х гонщик отдыхал с женой и друзьями на морском курорте. Компания наняла катер и отправилась в открытое море понырять. Шуми провел под водой полчаса, а когда вынырнул, то не увидел судна – его снесло течением. «Вокруг были только высокие волны. На наши крики никто не отозвался, у людей началась паника. Они надеялись только на спасательные жилеты. Я начал действовать, сбросил груз и поплыл. Греб около часа в направлении, где, как мне казалось, должен быть катер, и все-таки нашел его», – гордился собой немец.

Из немногочисленных и зачастую противоречивых сведений, которые доносятся из поместья Шуми, понятно одно – Михаэль жив и борется. Тренированный организм помог ему выкарабкаться, а сила духа дарит надежду на выздоровление. «Я не сдаюсь, даже если понимаю, что у меня нет шансов», – часто повторял гонщик в интервью, и следует этой философии сейчас. Красный барон не показывается фанам, чтобы ассоциироваться у них с сильным чемпионом, а не беспомощным инвалидом. Признать поражение для такого упрямца, как он, страшнее смерти.

Другие тексты Руслана Хрипуна:

Eurosport в твиттере
0
0