Eurosport

Пережить разрыв артерии и выстрел в голову. Вратарь НХЛ с украинскими корнями трижды победил смерть

Пережить разрыв артерии и выстрел в голову. Вратарь НХЛ с украинскими корнями трижды победил смерть

03/07/2019 в 13:59Обновлено 03/07/2019 в 16:17

Клинт Маларчук вытерпел физическую и душевную боль.

«Кажется, я уже чертовски пьян», – мужчина отбросил пустую банку пива и взял новую. В другой руке он держал винтовку и опирался на нее подбородком. Клинт сидел на скамейке у сарая и всматривался в просторы своего ранчо. Но его внимание сосредоточилось не на красоте природы, а на жужжащих мыслях, хаотично летающих по его голове. Мужчина заскрипел зубами и сделал еще один глоток, от которого становилось чуть-чуть легче.

«Она опять с ним! Это точно, она у него», – свирепел Клинт. В этот вечер его жена Джоан встречалась с друзьями, но муж не сомневался – у супруги роман. Никаких предпосылок для измены не было, но 25 банок пива вбили в голову ковбоя обратное.

Вдруг на горизонте появилась Джоан. Клинт отбросил пиво, пошатываясь встал и вместе с винтовкой направился к жене. Когда они встретились взглядами, мужчина приставил дуло к седой щетине и закричал: «Я должен сделать это. Я решу все проблемы».

Джоан зарыдала и пыталась успокоить мужа, но тот уверенно брел к ней с оружием у головы. Хозяин ранчо нес пьяную ерунду и не знал, как остановиться. Мозг сводил его с ума, и Клинт ничего не мог сделать. Он мечтал, чтобы все успокоилось – мечтал выключить эту зудящую голову.

Крики жены, пьяный бред мужа и рой мыслей в голове вдруг прервались глухим хлопком. Выстрел!

Все вокруг затихло. Клинт выронил винтовку и посмотрел вниз. Оружие упало на землю, сверху шлепнулась жирная капля крови, потом еще одна. Только когда капли перешли на полноценные струи, молчание прервалось. Мужчина в мгновение протрезвел и понял, что прострелил себе голову.

Но он не чувствовал боли и страха. Только безумный стыд и раскаяние. Он бросился к Джоан, умолял о прощении и обещал все исправить, лишь бы жена не вызывала копов. Крепкий мужчина с сединой на висках и дырой в голове побежал в сарай, схватил полотенце и заткнул пулевое ранение. Только тогда его голова закружилась и ноги подкосились – Клинт сел на скамейку, вокруг которой валялись пустые пивные банки.

«Не говори им, что я выстрелил сам. Скажи, что это был несчастный случай. Это погубит меня», – умолял герой, не обращая внимания на кровищу вокруг.

Когда врачи и полицейские приехали на стрельбище, мужчина все еще находился в сознании.

– Имя потерпевшего, – уточнили копы.

– Клинт. Клинт Миларчук, – язык Джоан заплетался от волнения, а мысли путались.

Полицейские переглянулись, еще раз осмотрели окровавленного дядьку с дырой в лице и только тогда узнали в нем звезду НХЛ и бывшего вратаря «Вашингтона» и «Баффало».

Клинт Маларчук

Клинт МаларчукGetty Images

Врачи продержали спортсмена в медикаментозной коме 10 дней. По возвращении с того света Маларчук вновь накинулся на жену с просьбами молчать. Клинт переживал за работу: он с трудом нашел должность в «Коламбусе», где боссы предоставили проблемному мужчине очередной шанс. Случай на ранчо оказался второй попыткой Клинта покончить с собой, и если бы подробности вскрылись, то вместо НХЛ Маларчук отправился бы в психлечебницу.

Врачи трижды вытаскивали вратаря из лап смерти. Первый и навсегда изменивший жизнь спортсмена инцидент произошел в 1989-м. «Баффало Сейбрс» принимали «Сент-Луис» и в сухую вели в счете. Работы у Маларчука было мало, но в одной из редких атак соперника шайба прилетела в его зону. Защитник «Сейбрс» Уве Крупп столкнулся со Стивом Таттлом. Парочка накатилась на вратаря, а Таттл неудачно махнул ногой.

Маларчук почувствовал легкий удар по маске, но не придал этому значения. Через мгновение он увидел струю крови, вылетевшую на полтора метра вперед. Трибуны замолчали, и все на площадке оцепенели. Клинт понял, что произошло что-то страшное, но не чувствовал боли. Он опустил голову, увидел под собой лужу черно-бордовой крови и приготовился к самому страшному.

«Вот и все, Клинт. Сейчас ты умрешь. Прямо здесь. На льду в Баффало», – вся жизнь пронеслась перед глазами 28-летнего вратаря.

Когда все очнулись, Клинт услышал над головой скольжение, суету и перешептывания. «Несите носилки, срочно», – кричали одни. «Он умрет, все!» – не верили другие.

Тогда Маларчук осознал, что не достоин такой смерти: «Подумал, что в этот момент мама смотрит трансляцию. Я не хотел, чтобы она видела по ТВ, как умирает ее сын».

Быстрее всех сориентировался Джим Пиццутелли – тренер «Баффало» служил во Вьетнаме и прошел немало кровавых передряг. Коуч заткнул рану на шее, призывал Клинта не отключаться, помог подняться и дотащил до раздевалки. Вскоре подоспели врачи. Они отвернули голову вратаря, чтобы тот не видел шлейфа крови, которую оставил по пути.

«Они твердили мне, что все будет хорошо. Я не верил», – еще раз вспомнил страшные мгновения Маларчук.

Врачи диагностировали разрез сонной артерии и частичный разрыв яремной вены. После 300 швов на шее спортсмена остался 15-сантиметровый шрам, который каждый день напоминал ему о трагедии. «Казалось, что к шее прилип огромный дождевой червь. Представляете, каково носить это существо на себе 24/7?»

Маларчук вернулся на лед спустя всего 10 дней после кошмара и явно недооценил проблему. Казалось, что спорт быстро вернет его в строй, но страх вновь получить травму сжирал сознание. Каждый раз, когда Клинт закрывал глаза, в голове появлялись кровавые картины и реалистичное изображение смерти. У вратаря появились приступы паранойи, беспричинная тревога и бессонница. Маларчук боялся за жизнь, но еще сильнее переживал из-за похода к врачу: он был уверен, что страшный диагноз навсегда закроет для него хоккей.

Клинт подсел на обезболивающие – они помогали притупить сознание. «Только не мешай с алкоголем – сонливым станешь», – посоветовали спортсмену. А ведь это именно то, в чем нуждался голкипер «Баффало».

На одной из вечеринок Маларчук почувствовал невероятный упадок сил, глаза горели огнем – спортсмен не спал уже десять дней. Он уехал раньше остальных, закинулся таблетками и нашел в доме бутылку скотча. Вратарь моментально вырубился, а когда проснулся, первым увидел перед собой врача, который качал головой: «Что с тобой происходит, Клинт?»

И мужчину прорвало: он высказал все, что терзало душу. Про страхи выйти из дома, боязнь смерти, преследования ФБР и ЦРУ, постоянные приступы ревности. Психиатр быстро выделил проблему – обсессивно-компульсивное расстройство, депрессия и повышенная тревожность. Но вместо разочарования и страха потерять карьеру Клинт наконец почувствовал облегчение. Груз спал, и свобода оказалась приятнее хоккея. Результаты на площадке сильно ухудшились, но психологическое здоровье оказалось для него важнее.

С Маларчуком все было нормально до 2008-го. Словно по какой-то злой иронии другой игрок «Баффало» получил аналогичную травму – Рихарду Зеднику рассекло сонную артерию. Клинт переживал за хоккеиста, но не верил, что спустя 19 лет его кошмар вернется.

Журналисты вспомнили историю Маларчука и забросали тренера звонками. Репортеры задавали вопросы, просили проанализировать момент и заставляли пересматривать трагедию снова и снова. Клинт поддался на уговоры, перемотал видео, потом еще раз, потом еще. Смерть вернулась в его сны, а таблетки и советы врачей больше не помогали. Маларчук выпал из равновесия, не справился с кошмарными воспоминаниями и запил.

Джоан отправила мужа на лечение в клинику, но, как любой психбольной, Клинт утверждал, что ему не нужна помощь. Тренер сбегал из лечебниц, возвращался туда через пару дней и снова сбегал. Во время одной из диверсий безумца застукал охранник и вызвал полицию. И в голове Маларчука окончательно воцарился хаос: он бежал через кусты, рвал на себе одежду и постоянно слышал звук вертолета, который якобы его выслеживал.

Спустя почти 20 лет Клинт вернулся в ад, который чуть его не угробил. Безумное давление вынуждало психовать, срываться на жену и близких, пить и глотать таблетки. Маларчуку везде мерещились враги и смерть, готовая перерезать его горло уже с другой стороны. Уставший и уничтоженный Клинт подошел к сараю, взял 25 банок пива, прихватил винтовку и принялся ждать жену, которая ушла в гости.

Шрам от пули расположился очень близко со шрамом от хоккейной мясорубки. Но сейчас Клинт смотрит на них без паники и страшных флешбеков, а с напоминанием о победе. Психиатр на примере реакции травмированных животных достучался до Маларчука. Спортсмен, обожавший фауну, прислушался и пошел на поправку. Мужчина ушел из хоккея, выращивает страусов, разъезжает по США и оказывает помощь всем, кто оказался в его шкуре.

«Иногда меня все еще посещают те кошмары. Я вижу, как конек Стива Таттла приближается к моей шее. Но это уже не депрессия», – уверен Маларчук.

Американец с украинскими корнями трижды чувствовал дыхание смерти на операционном столе, но выжил после разрыва артерии и пуле в черепе. Теперь сложно представить вещи, которые сломают Клинта.

Другие кровавые истории:

Eurosport на Android
0
0