Eurosport

Обладатель Кубка Стэнли пропустил домашний ЧМ из-за алкоголизма. Он вылечился и стал кумиром Латвии

Обладатель Кубка Стэнли пропустил домашний ЧМ из-за алкоголизма. Он вылечился и стал кумиром Латвии

09/01/2020 в 14:00Обновлено 13/01/2020 в 20:06

Сандис Озолиньш вылечился и стал кумиром Латвии.

В мае 2006-го Латвия впервые принимала чемпионат мира по хоккею. Обычно ради такого в сборную прилетают все, кто здоров и остался без плей-офф НХЛ. Но в составе прибалтов не оказалось ни лучшего вратаря, ни лучшего защитника. Артур Ирбе за несколько дней до турнира мечты получил травму и не отвечал на звонки. Сандис Озолиньш оказался в еще более тяжелой ситуации.

2-го мая в районе Уайт Плэйнс, Нью-Йорк, офицер полиции Дэниел Джексон остановил автомобиль, ехавший со скоростью 105 км/ч при норме 65. Полицейский попросил водителя пройти тест на алкоголь, который дал результат 1,7 промилле – в два раза выше нормы. Нарушитель в наручниках тут же отправился в участок. Озолиньш пропустил ЧМ не из-за этого – его отпустили через пару часов. Но игрок максимально близко подошел к полной деградации и не мог выступать на таком ответственном турнире.

Сандис Озолиньш, сборная Латвии, Сочи-2014

Сандис Озолиньш, сборная Латвии, Сочи-2014Getty Images

Молодость Сандиса – это рижское «Динамо» и закат сборной СССР с грустно-красивым финалом в виде победы на МЧМ-1992. Та команда начала турнир под флагом Советского Союза, а закончила уже как СНГ. В отличие от того же Ирбе, который ненавидел все, на чем были нарисованы серп и молот, Озолиньш не выражал негатив в адрес страны, где он вырос.

За полгода до первой и единственной в карьере победы на уровне сборных Озолиньша на Драфте выбрала только что созданная команда «Сан-Хосе Шаркс». Еще в юниорке «Динамо» он играл нападающего, но не понравился тренеру и был отчислен. Игрока увидел руководивший молодежкой Василий Тихонов – сын Виктора Тихонова. Коуч оценил его габариты и массу и сделал атакующим защитником. Сандис стал одним из главных открытый Василия Викторовича.

Как бывший форвард, он часто увлекался нападением и не выполнял прямых обязанностей амплуа. А его силовая игра по меркам НХЛ казалась катастрофой – в Союзе к такому количеству столкновений никто не готовил, тем более переученных нападающих. Испытывал Озо проблемы и с английским. «При переезде меня больше всего поразила стиральная машина. Я таких отродясь не видел. обошел со всех сторон, но так и не понял, как включается. Смотрю – инструкция рядом лежит. Но она на английском. Месяц ждал, пока приедет невеста и поможет. За это время накопилась целая куча грязных вещей», – период адаптации Сандиса был непростым.

Фарм-клубы существуют как раз для таких случаев. Озолиньш вместе с Артуром Ирбе отправились в «Канзас-Сити Блэйдс», где адаптировались к североамериканской жизни и хоккею. А заодно и выиграли Кубок Тёрнера – главный приз Интернациональной Хоккейной Лиги. Дальше был дебют в «Шаркс» в сезоне-1992/93, разрыв крестообразных связок и всего 37 матчей в регулярке.

Здорово прокачали игрока одноклубники Игорь Ларионов и Сергей Макаров. «Я постоянно пытался дать им пас на клюшку, но ни черта не получалось. Тогда Макаров сказал: «Чего мучаешься? Швыряй в борт, а я уже там подберу». А Ларионов говорит: «Как посмотрю на тебя – беги к дальней штанге». Пока я бежал, он отдал пас Макарову, а тот не глядя мне, оставалось только клюшку подставить», – рядом с такими гигантами вырастет кто угодно.

Осенью 1995-го произошел главный поворот в североамериканской карьере Озолиньша: он отправился в «Колорадо» в обмен на Оуэна Нолана. «Эвеланш» только переехали в Денвер из Квебека, но уже были готовы разрывать. Сакик, Форсберг, Каменский, Руа, Гусаров – компания у Сандиса была классная. И он в ней не затерялся: действуя в качестве начинающего атаки и периодически подключаясь к их завершениям, он настрелял 13+37 в регулярке и 5+14 в плей-офф. С тех пор на Кубке Стэнли выгравировано его имя. Правда, привезти трофей на родину прибалту не дали, как и Валерию Каменскому. Тогда это еще не было принято. Исключение сделали лишь для Петера Форсберга.

Валерий Каменский и Сандис Озолиньш с Кубком Стэнли

Валерий Каменский и Сандис Озолиньш с Кубком СтэнлиGetty Images

Не очень обошелся с ним и Билл Клинтон. Команда приехала к нему на прием через несколько месяцев после чемпионства. Назвал Сандиса Озолинским. Защитник его поправил – это сейчас все подряд ругаются с президентом США, а в тот момент пресса расценила это как смелый шаг.

В следующем сезоне «Колорадо» остановил «Детройт». Но Озолиньша остановить было сложно: 23+45 – ни один защитник «Эвеланш» не набирал так много ни до, ни после. Сандис не дотянул до Норрис Трофи – обошли Брайан Лич и Владимир Константинов. Впоследствии Озолиньш неоднократно был в топе защитников-бомбардиров, но так высоко больше не взбирался.

А потом случился обмен в «Каролину». С тех пор дольше, чем на два сезона Озолиньш нигде не задерживался. И ведь нельзя было назвать его гаснущей звездой: в «Харрикейнс» пофеерил вместе с давним другом Ирбе, постоянно участвовал в Матчах звезд, а с «Анахаймом» вышел в финал Кубка Стэнли. Но даже «утки» спихнули его в «Рейнджерс». Виной всему только одна причина – алкоголь.

В Северной Америке издревле принято снимать стресс после игры пивом или коктейлями. Озо присоединился к этой традиции. Поначалу ничего серьезного, но со временем это вошло в привычку. А потом Сандиса было уже не остановить. Он прикладывался каждый день, не слушая ничьи советы и не обращая внимание на ухудшающиеся показатели. Он стал медленнее кататься, хуже видеть лед. Дальше скрывать проблему с алкоголем было нельзя.

Сандис Озолиньш и Ян Лапьер

Сандис Озолиньш и Ян ЛапьерGetty Images

После финала Кубка Стэнли-2003 Озолиньш провел в НХЛ в общей сложности 135 матчей, растянутых на четыре года без учета локаута. Переезжая из города в город, он везде посещал местные реабилитационные программы. Бороться с соперниками на льду стало невозможно – сначала нужно было победить самого себя. К этому прибавились многочисленные травмы – в том числе, давали о себе знать порванные в молодости кресты. Игрок завершил заокеанскую карьеру там же, где и начал – в «Сан-Хосе».

Тогда Сандис думал, что вообще больше не будет играть. Ему было 36, многие заканчивают еще раньше. Целый год он жил без намека на хоккей – катался на лыжах, играл в гольф. Матчи не смотрел даже по телевизору. А потом ему позвонили из рижского «Динамо». На родине Озолиньш был героем несмотря ни на что – даже получил прозвище «Капитан Латвия». При любой возможности он прилетал на ЧМ, а в Турине-2006, незадолго до пика алкогольной агонии, набрал 1+3 в пяти матчах. Защитник долго сомневался, стоит ли возвращаться. Вернулся.

И отыграл еще пять лет. Три откапитанил в Риге, потом год в подмосковном «Атланте», после чего вернулся в Латвию еще на сезон. И всегда выводил команду в плей-офф – сейчас «Динамо» о таком может только мечтать. На церемонии открытия Сочи-2014 Озолиньш был знаменосцем сборной Латвии. Самый красивый финал, который он только мог себе представить.

Сандис Озолиньш – знаменосец сборной Латвии в Сочи-2014

Сандис Озолиньш – знаменосец сборной Латвии в Сочи-2014Getty Images

Когда «Атлант» проиграл в 19 матчах из 23-х, капитан обратился к болельщикам с речью: «Иногда может показаться, что мы отбываем номер. Это не так. Ребята переживают, стараются, но не все всегда получается. Желание, стремление, жажда выиграть – они есть. Парни отдают душу, сердце, силы до конца. Очень важно, чтобы мы вместе с вами преодолели этот тяжелый период. Мы потом оценим наш сезон – критично или не критично. Но никто не собирается сдаваться и покидать этот корабль. Спасибо вам». После этих слов Озолиньша поддержка в Мытищах стала в десять раз мощнее. «Атлант» вынес почти всех соперников в конце регулярки и в последнем туре ворвался в зону плей-офф.

Сандис Озолиньш доказал, что любую, даже самую тяжелую ситуацию можно преодолеть. Главное – бороться до конца.

Другие интересные биографии хоккеистов:

Eurosport Вконтакте
0
0