В интервью Анару Ибрагимову для Eurosport Бостанов рассказал:
  • почему футболисты – ******** [гомики];
  • какие у него претензии к Давидычу;
  • Кокляев против Емельяненко – постанова
  • сколько заработал на Магомеде Исмаилове;
  • как Минеев мог прославиться на Коноре;
  • когда и почему Бостанов обиделся на команду Хабиба.
– На прошлой неделе играли «Барса» и «ПСЖ». Смотрел?
Смешанные боевые искусства
«Он разобьет Сине лицо». Абдель-Азиз видит в Хабибе рестлера
9 ЧАСОВ НАЗАД
– Мельком, краем глаза. Параллельно смотрел эфир Марифа и Персидского Дагестанца в инстаграме. Он был мне интереснее. Но я видел хет-трек от Мбаппе. Я верю в камбэк от «Барсы». И буду на него ставить.
– Хабиб тебе рассказывал истории про Нассера Эль-Хелаифи, Роналду и других звезд?
– Виделись с Хабибом в последний раз на турнире The Eagle, который он проводил в Москве 9 февраля (турнир EFC 33). Нурмагомедов рассказывал истории Маге. Исмаилов сделал с Хабибом откровенное интервью.
– Там будет что-то про футбол?
– Уровень знания футболистов Маги следующий: Майкл Джордан – это футболист, а Пеле играл в гольф.
– За кого ты болеешь в Европе?
– «Лидс». Я застал те времена, когда он играл в четвертьфинале ЛЧ. Алан Смит, Рио Фердинанд, Гарри Кьюэлл, Марк Видука, Пол Робинсон – бомбовый состав. Да, я из тех олдов. Еще я любил «Депортиво» из Ла-Коруньи с Джалминьей.
– Ты это искренне говоришь? Не глорство?
– Где сейчас «Депортиво»?! Какое глорство?! В Италии мне нравилась «Парма», а потом – Ибрагимович. Он – харизма. Из-за него я начал следить за теми клубами, где играл Златан.
– У тебя была фотка в инсте, где ты с друзьями в форме «Зенита».
– А ты видел, где я сижу?
– Не обратил внимание.
– Это «Кофемания».
– Ааа!
– Я не болею за «Зенит». Я поддерживаю ЦСКА, лет 10 хожу на матчи по возможности. Была какая-то партнерская история с «Зенитом»: мы что-то делали с «Матчем», какие-то конкурсы. У нас были майки с автографами: одна – с Ивановичем, вторая – с Дриусси, третья – с подписями всех футболистов. Я с друзьями оказался в «Кофемании» через неделю после этой ситуации с Кокориным и Мамаевым. И я говорю ребятам: «Давайте в прикол здесь сядем в этом великолепном наряде». Это троллинг. Мой папа болел за «Спартак», водил меня на матчи. А я не хотел! Я хотел на ЦСКА.
Станислав Саламович Черчесов – человек с безумным ЧСВ. Он мне не нравится
– Ты начинал как журналист по футболу. Вспомни первый материал.
– Первое интервью с футболистом я сделал с Женей Алдониным. Мы с ним списываемся раз в полгода, с праздниками поздравляем друг друга.
– Ты ему соболезновал из-за смерти Юлии Началовой?
– Да, написал слова поддержки. Но Женя не ответил. Я все понимал. Я был один из тысячи тех, кто ему написал. Тут можно посочувствовать только, что Женя оказался в такой тяжелой ситуации.
Кого еще знаю из футболистов? Виталий Денисов. Вот такой мужик! Я застал Семака как футболиста «Рубина». Андрей Тихонов – это просто человечище. А остальные люди на меня производят не очень хорошие впечатления.
– Ты в нескольких интервью говорил, что разочаровался в футболистах. Конкретизируй.
– Станислав Саламович Черчесов – человек с безумным ЧСВ. Интервью, где он выставил в нехорошем свете братьев Миранчуков, Чалова, тому подтверждение. Есть негласное правило: выигрывает команда, проигрывает тренер. Он всегда должен брать удар на себя, а не искать виновных, и кого-то обвинять. Плюс его побратимство. Черчесов тащил Габулова в сборную. Бред. Это хорошо, когда ты поддерживаешь осетинскую диаспору, но есть пять вратарей, которые достойны места в сборной больше, чем Габулов. Еще мне не импонирует манера Черчесова придумывать собственный словарь.
– Ты про что?
– Во всем мире товарищеские игры, а у Черчесова – контрольные.
– Ты сейчас не хайпуешь?
– Нет, Черчесов мне правда не нравится. Был матч России и Коста-Рики в Краснодаре. Открытие нового стадиона. Я сделал тогда интервью с Кейлором Навасом. Я подошел к нему у автобуса сборной. Мы постояли 20-30 минут. Он мне развернуто ответил на все вопросы, сфоткался и пожелал удачи. А еще в тот день я задал Станиславу Саламовичу вопрос на послематчевой пресс-конференции: «За контрольные работы нужно выставлять оценки. Выставьте, пожалуйста, оценки сборной России». Как мне тогда показалось, он пожалел, что сказал это. Ему пришлось тогда ставить оценки.
– В одном интервью ты назвал футболистов ********** [гомиками]. О ком ты говорил?
– Не могу конкретизировать. Я же говорил не про ориентацию, а про их отношение к зрителям, болельщикам и журналистам. Ты сам же сталкивался с этим в микст-зонах. Называя их ********** [гомиками], я называл их зазвездившимися ******** [дураками]. Если перефразировать.
– Ты бросал вызов Евгению Савину выйти по правилам ММА.
– Это просто ржач. Ничего более. Жека после турнира Fight Nights сказал, что ему было бы интересно попробовать себя в боях.
– Я летом спрашивал у Жени про тебя. Он об этом и о тебе не слышал ничего.
– Мы с ним виделись после турнира Хабиба. Пару лет назад я сам брал у него интервью. Тогда я был в «Известиях», а он – на «Матче».
– Если это ржач, почему он его не поддержал?
– Я тогда был не той медийной персоной, диалог с которой ему мог быть интересен.
– Значит, здесь ты хайповал.
– Да я здесь даже не хайповал. Есть хайп ради хайпа. А это был прикол. Просто. Хайп делается ради результата: набрать подписчиков, заявить громко о себе. Я тебе клянусь: это не была попытка заявить о себе и заработать аудиторию на его зрителях. Мы общались после турнира Хабиба 20-30 минут. Очень тепло. Савин – один из немногих, кто делает очень крутые вещи в российском футболе. Там еще были Габулов, Джикия, Мирзов, Литвин.
– Габулов?
– Габулова я пригласил через Мурада Латипова. Хабиб попросил пригласить футболистов. В списке был Владимир. Мурад помог. Как я отношусь к Габулову? Да вполне нормально. Если тебя лоббируют, ты-то при чем?! Тебя зовут в сборную, ты что, откажешься?!
– Тебя кто лоббировал?
– Камил Гаджиев. Он мне очень помогал. Знакомил с людьми, сводил с ними, вписывал меня в те проекты, где я изначально мог быть ему не нужен.
– Какие проекты?
– Бой Кокляева и Емельяненко. Он мне отдал раскрутку этого поединка за достаточно хороший гонорар. Хотя я уверен, что Камил бы один без меня справился не хуже.
– Коммерческая тайна про гонорар?
– У нас был подписан договор о неразглашении суммы. Так скажу тебе: на эту сумму я поехал с друзьями отдыхать на Бали.
– Перед этим боем на твоем ютьюб-канале вышло видео, где Емельяненко бросил кепку в Кокляева. Это постанова?
– Были прописаны некоторые сценарные ходы. Ребята должны были пободаться.
– Они об этом знали?
– Знал об этом только Саша. Когда они начали: «Ну, Саш!», «Ну, Миш!» – я схватился за лицо. Подумал, что это за дно?! Была мысль, что придется перезаписывать. Но! Вдруг Миша бросает в Сашу кепку. Емельяненко ее рефлекторно ловит и со всей дури пуляет обратно в Кокляева. Я вижу сечку! Понимаю, что это то что надо. Никакая постанова не нужна.
– Ты был на стороне Александра, если только он знал об этом?
– Ни в коем случае.
– Почему тогда знал только Емельяненко?
– Это была просьба к Сане: «Будь более активным! Побычь!» Миша более скромный. Ситуация не вышла бы из-под контроля. Там было четыре охранника заведения, где мы находились, плюс наша съемочная группа.
– Еще одно видео – Вахаев и Гончаров.
– Я там чуть не обделался. Я оказался между двумя тяжеловесами, которые весят по 120 кг. Никакой постановы. Была активная нелюбовь Вахаева к Гончарову. Вахаев, конечно, гигант. Это боец из Чечни. Если бы он проиграл, его бы за слова потянули свои же. Он красавчик: газовал до последнего и сделал то, что обещал.
– Как ты их соединил в одной аудитории?
– Это было несложно. Путем обмана? Не могу так сказать. Это сделал не я. Это сделала организация АСА. Бойцы думали, что это будет пресс-конференция, а оказались съемки лоб в лоб.
– Почему ты докопался до Давидыча?
– Это ****** [пипец].
– Сколько ты отжимаешься?
– Тридцатку за раз. Я вообще не тренируюсь. Я кнопочный герой. Еще раз: 30 повторений за подход, а не 30 000 раз! А присяду раз 50.
– Ты решил предъявить ему за слова?
– Посмотри на Давидыча! Сколько он там отжиманий делает?! Миллиард?! Сколько?! Мы же понимаем, что это бред. Я уверен, что он 30 раз нормально, правильно не отожмется. Как ему отжиматься? Он встал в упор лежа, у него уже живот на земле. Все! Он даже руки сгибать не будет. Давидыч будет на животе лежать. Человек на всю страну выставил себя балаболом.
– Но ты предложил Камилу Гаджиеву спор, который зависел от Эрика Давидыча, которого ты даже не знаешь. (Суть спора: Азамат Бостанов предложил Камилу Гаджиеву спор на миллион рублей, что Эрик Давидыч не отожмется 500 раз за 3,5 часа)
– Я был уверен, что Эрик никогда этого в жизни не сделает. Честно, я сейчас заплачу 1,5 млн рублей, если Давидыч отожмется за три часа тысячу раз. Даже 3 миллиона рублей положу!
– У тебя есть лишние 3 миллиона рублей?
– Нет. Это будут легкие деньги, которые я заработаю. Если он поддержит спор со своей стороны. Это должны быть правильные отжимания.
– Из комментариев инстаграма я понял, что ты поставил на победу «Ливерпуля» против «Барсы» в полуфинале ЛЧ.
– Не помню, сколько поставил. Но я очень часто это делаю. Еще чаще проигрываю. Иногда ставлю 1000 рублей на бешеный коэффициент – 25/30. На победу Исмаилова против Емельяненко я поставил миллион рублей.
– Ничего себе. Ты что-то знал?
– Я знал, как Мага готовится. А Емельяненко? Он готовился в Грозном, нормально все у него было. Саша тренировался. Все говорили, что он находится в лучшей форме в жизни. Ты же видел его кубики?! Но Мага был лучше.
– Мага знал о твоей ставке?
– Мага не знал. Он против ставок. Но потом я ему рассказал. Мага прокомментировал это так: «Красавчик, поздравляю! Но я против ставок».
– Поделился с ним?
– Пусть он со мной делится. Мага больше зарабатывает, чем я.
– Что было после боя в Сочи?
– Я там умирал! Вакханалия, радость! Мага – мой друг. Он не мой боец, он мой друг.
– Были адовые ситуации, когда Мага тебе помогал?
– Да, было такое. Но не могу об этом рассказать. Там было за мужское.
– Драка была?
– Драки не было в итоге. Но человек в два часа ночи подорвался и вписался.
Не люблю Макгрегора как человека, но он перевернул индустрию ММА
– Тебе предлагали вести пресс-конференцию Конора в Москве?
– Нет. Организаторы знают мое отношение к этой ситуации. Есть рекламные интеграции с Макгрегором, которые они просят меня выставить, я отказывался от них. Я ни разу их не выставлял. Это мое личное. Да, я рекламирую ставки, но я не призываю людей болеть лудоманией. Я за живой интерес. Ты никогда не заработаешь на ставках. Казино всегда в плюсе.
– А ты на Магу поставил миллион. Сколько выиграл?
– Заработал 1,2 млн рублей. Оттуда вышли 2,2 млн. Я кучу денег проигрывал. Например, поставил полмиллиона на матч «Рубина» и «Томи» (23.11.2013). Меня уверяли, что это договорняк. Да, это был договорняк, но в другую сторону. Я ставил на «Томь». Там был коэффициент 3, а выиграл «Рубин», у которого был коэффициент 1,6. Это очень мутный матч. Тогда полмиллиона для меня были огромными деньгами. Я еще эти деньги назанимал. И потом с этими долгами очень долго расплачивался.
– Через кредиты?
– Не-а, через своих пацанов с района.
– Давай к Конору. Мое предположение, почему Азамат Бостанов мог отказаться от прессухи с Конором. Ты – тот блогер, которого Хабиб пустил к себе в зал в Дагестане. И это было бы неуважение к нему.
– Я приезжал к Хабибу в Дагестан делать интервью. Меня встречали его братья. Мы с ними сидели в ресторане за одним столом, шутили, обнимались. А потом сесть и улыбаться Конору?! Конор для Хабиба – личный враг. Когда-то где-то нужно делать выбор, я сделал выбор в пользу Хабиба, его команды и братьев. Мне предлагали интервью с Макгрегором, но это не моя история.
– А зачем ты приехал на эту пресс-конференцию?
– Мне было интересно послушать его. Я был одним из немногих людей, кто возмущался его поведением и разговорам про дагестанцев.
– Почему ты не задал вопрос?
– Не было возможности. Ты же тоже там был? Ты пытался задать вопрос. Но Маша Командная не дала его тебе задать.
– Ты считаешь это правильным?
– С какой стороны это правильно, сейчас объясню. Тебе, как и мне, приходил бриф.
– Честно? Нет.
– Всем приходил бриф. Там были три-четыре запрещенные темы. 100% про политику и Путина, скандалы с насилием и еще что-то. Поэтому тут, скорее, ты не прав, потому что ты не ознакомился с брифом. Или же организаторы не правы, которые его тебе не донесли. Не факт, что это условие организаторов. Может, это условия Конора. А «Париматч» обязан это выполнять.
– Тебя задели слова о дагестанцах. О чем ты подумал?
– В этот момент я стоял в другом конце зала, разговаривал с журналисткой Олей Хаски. И она говорит: «Ну все. Это будет звездец». У нее был наушник в ухе с синхроном. Спросил у нее: «Что такое?» Оля мне объяснила все, но я не поверил ей сначала. Для меня было удивительно поведение некоторых журналистов, которые сидели в первых рядах. Дагестан – это часть России. К нам приехал иностранец и оскорбляет нашу страну, называя народ трусами. Например. Наш коллега Игорь Лазорин сразу после этого высказывания Макгрегора заявил: «Конор, добро пожаловать в Россию. Я вас приветствую!» Для меня это было двойным лицемерием. Игорь всегда пытается быть очень близким к команде Хабиба, а тут Конор назвал всю его команду трусами и крысами. Вот такие вещи не укладываются в моей картине мира.
– Почему ты не поехал в отель «Ритц», где разместился Конор?
– Как?! Я поехал вместе с Минеевым и Шарипом Алиевым. У Вовы было желание втащить Конору, и я это одобрял как менеджер. Это очень крутая хайповая история. Почему нет? А Шарип поехал, потому что он дагестанец. Знаешь, там не было бы драки, но отцовский лещ мог бы сделать Минеева на следующее утро всемирно знаменитым.
– Конференция Хабиба после победы над Порье. Ты нашел ответ на вопрос, почему же Хабиб оттуда уехал перед началом и не вышел к журналистам?
– Никто не знает ответ на этот вопрос. Он был там, он приехал, он сидел там. Якобы Хабиб уехал в Кремль, – тупому понятно, что нет. Есть некоторые версии из зала. Например, что Хабибу не нравится Александр Загорский. Это полный бред. Загорский ведет все его турниры. Вторая. Что Хабибу не нравится Игорь Ким, – бред. Он его главный спонсор. Ни тебе, ни мне не дано понять, какое давление оказывается на Хабиба. Может, он сгорел изнутри и просто не захотел. Он имеет на это полное право. Хабиб тоже человек.
– Тебе обидно было?
– Я был расстроен тем, что по отношению к журналистам это было некрасиво. Представители Хабиба могли выйти и сказать: «Мы приносим извинения, но Хабиб уехал по личным обстоятельствам». Я ждал лишь извинения.
– Ты считаешь красивым, что половина зала встала и ушла? Это же неуважение к Тагиру Уланбекову и Умару Нурмагомедову.
– Согласен, да. У людей есть эмоции. А уважительно ли к журналистам поступили?
– Тагир и Умар не виноваты же.
– А журналисты виноваты?
– Журналисты тоже не виноваты.
– На эмоциях один не пришел. Отреагировали журналисты. Кто-то пришел только к Хабибу, например. Ты же на турнирах ММА не ко всем бойцам подходишь за комментарием. Это же не значит, что ты не уважаешь их. Ты идешь к тому, кто интересен. И тут то же самое.
– А ты дипломат. Что бы ты спросил у Хабиба?
– Банальное все. Про реванш с Конором. Я не люблю Макгрегора как человека, но он перевернул индустрию ММА. Я отдаю ему огромную дань уважения. Он сделал так, что ребята стали зарабатывать бабки.
– А у Конора что спросил бы?
– На той конференции в Москве я попросил бы его извиниться за слова про Дагестан.
– Как ты относишься к Александру Лютикову (спортивный журналист)?
– Саша – большой крутой профессионал, который делает интересные работы. Но я лично вижу некий национальный подтекст в его материалах.
– Поясни.
– Мы работали вместе на «Матч ТВ». Он интеллигентный, крутой тролль. Лютиков дает информацию под соусом «кавказцы – плохие». Где я это замечал? Все его материалы про Хабиба выставляют Нурмагомедова только с негативной стороны. У него не было ни одного материала, где Саша хорошо бы высказался о Хабибе. Я не призываю хорошо высказываться. Я призываю быть нейтральнее и сдержаннее.
– Тебе понравился вопрос Лютикова про Расула Мирзаева Умару Нурмагомедову? (Лютиков задал вопросу брату Хабиба об избиении Расула Мирзаева. Писали, что к этому делу причастны Нурмагомедовы)
– Вот смотри. Я из Карачаево-Черкесии. У меня 11 двоюродных сестер, число троюродных братьев превышает цифру 45. Я не каждого из них вспомню и знаю в лицо. Представим ситуацию. Мой троюродный брат избил журналиста. Замешан ли я в этом?
– Нет.
– Должен ли я страдать от этого и нести ответственность за поступки моего троюродного брата, которого я могу даже не знать?
– Если ты не знаешь его, можешь не переживать.
– Это Кавказ. Там все друг другу родственники. Я не удивлюсь: тот, кто напал на Расула Мирзаева, мог бы доводиться ему родственником. Люди, которые это сделали, – свиньи и твари. Подозревать я никого не могу. Я не следователь. И не вдавался в подробности дела. Эти люди хотели унизить Расула.
– Вы на тот момент общались с Мирзаевым?
– На этот момент нет. У нас был рабочий конфликт. Ничего личного.
– Какой конфликт?
– Я взял интервью у Расула для своего ютьюб-канала. Он сказал что-то про Абдулманапа Нурмагомедова. И как мне известно, у него был потом кипеш с Хабибом. Я отправил Расулу интервью на сверку. Его ответ: «Бомба, брат, суперинтервью, огненное, мне очень нравится». А потом он мне предъявил, что я его спровоцировал на такие высказывания.
– Тебе когда-нибудь угрожали?
– Не скажу, кто из бойцов. Сейчас я с ним очень близко общаюсь. Это боец с Кавказа. Да это даже были не угрозы. Это было в духе: «Я тебе голову оторву, если еще раз так сделаешь».
– Это не Мага?
– Нет, конечно. Мага мне написал после боя с Минеевым: «Пошел в жопу, Азамат». Сейчас он тоже меня пошлет. Мое мнение не изменилось. Я считаю, что Вова выиграл.
То, что Хабиб берет деньги за интервью, говорит о его уровне
– Почему ты еще не сделал большое, обстоятельное, откровенное интервью с Хабибом для своего ютьюб-канала?
– На моем канале за последние полгода вышли два интервью: одно – с Камилом, второе – с Зелимханом Пулеметчиком. Это моя единственная попытка попробовать себя в мире поп-ММА. Она не залетела зрителю, но мне было интересно. Мне неинтересно сейчас заниматься ютьюбом и журналистикой. Честно. Перегорел. Если бы хотел, то договорился бы, наверное.
– Мне говорили, чтобы сделать интервью с Хабибом, ему нужно заплатить.
– Это правда, но не для всех. Был недавно турнир The Eagle. Хабиб пообщался с каждым журналистом отдельно. Не пресс-подход, а именно отдельно. Я не думаю, что наши знакомые журналисты за это заплатили. То, что человек берет деньги за интервью, говорит о его уровне. Он имеет на это право. Хабиб плотно двигается с теми людьми, кто был с ним с самого начала. Например, Нурмагомедов делал футбольный турнир среди слепых детей в Дагестане. Я ему помогал с организацией, делал эту работу абсолютно бесплатно. Это было искренне с моей стороны. Сам проект был мне по душе: большая добрая история. Мне он не отказывал в моих просьбах. Еще. Я летал в Дагестан на большое интервью с ним, с его покойным отцом и Исламом Махачевым. Я не заплатил ни копейки.
– А какой ценник?
– Честно, не знаю. Для новых изданий и незнакомых людей я не дам Магомеда Исмаилова бесплатно на интервью. Сколько попрошу? Тысяч 300 рублей.
– А себе сколько заберешь?
– А себе заберу 10-20% агентских.
– Мне рассказывали, что тебе не дали возможности пообщаться с Хабибом и его командой перед боем с Конором. И ты написал в инстаграме пост, что больше не будешь сотрудничать с Ризваном Магомедовым и командой Хабиба, потому что ты потратил деньги и не выполнил работу. Это правда?
– Это был пост в фейсбуке. И он остался в ленте. Я не говорил, что не буду больше сотрудничать с Ризваном. Я хоть и кавказский человек и человек эмоций, но я стараюсь никогда не раскидываться фразами. Помню: этот пост лайкнула Наталья Билан. А посыл моего текста был следующим. В Вегасе перед боем с Макгрегором журналистов лишили любой возможности общения с Хабибом. Профессиональный спортсмен должен общаться с прессой. Когда ты спортсмен такого уровня и ты знаешь, что к тебе приехали люди с другого конца света в количестве 20 человек, удели им, пожалуйста, 30 минут внимания.
Я тогда задалбливал Ризвана. А сейчас, работая менеджером, я так его понимаю. Представь: UFC, главный бой в жизни. Какой-то Азамат Бостанов, Ярослав Степанов, Алексей Сафонов, Игорь Лазорин названивают, пишут какую-то ***** [фигню] в WhatsApp, а у тебя миллион других вопросов. Плюс есть другие бойцы. Сейчас к Ризвану нет никаких претензий. Тогда были, были еще эмоции и журналистская обидка. Кстати, в этом посте можно найти комментарий Ризвана: «Многие журналисты вспомнили про Хабиба только сейчас, когда он стал топовым». Кстати, он тут тоже прав.
– Как ты считаешь, Хабиб правильно сделал, что несколько лет назад не вышел из автобуса к Конору, когда тот на него нападал?
– Конор не нападал на автобус, Конор приехал хайповать. Он не приехал отстаивать своего друга. Мы были в Нью-Йорке три дня. Нас было легко увидеть в городе. Журналисты жили в одной гостинице с Хабибом. Не было проблем, чтобы туда пробраться, подождать Хабиба у выхода. Невыход Хабиба из автобуса – абсолютно здравое решение. Если бы Нурмагомедов вышел из автобуса, он запросто лишился бы боя. Лишившись боя, он бы лишился титула. И мы бы с тобой не знали того Хабиба, которого знаем сейчас. Тогда Конор был личностью номер один в UFC. Все работали под его диктовку. И тем более Дэйна Уайт.
– Ты общался с Тони Фергюсоном. Что он за человек?
– Он бомба-человек. Фергюсон всегда перезванивает на скайп, если не может сразу тебе ответить. Извиняется, говорит, что спал. Он это объясняет какому-то журналисту из России, которого видел два раза в жизни. Ему на меня класть. Но он отвечает на все мои сообщения. У меня есть его WhatsApp, но там он давно не отвечал. Видимо, поменял номер. А так я ему писал на скайп перед боем с Гэтжи. Тони ответил: «Thanks, bro». Мы с ним познакомились перед их боем с Хабибом. Он называет меня My Russian friend. Тони безумно открытый. Такое отношение к медиа и изданиям дай бог каждому спортсмену.
– Почему ты исчез из шапки профиля Магомеда Исмаилова?
– Там мой рабочий номер. Огромное количество недалеких ребят пишет в директ с тупыми вопросами. В силу специфики профессии приходится отсматривать все запросы. Из 100 дебильных хотя бы один может оказаться нормальным.
– А кто такая Елена?
– Человек из нашей команды. Если я не на связи, то она подстрахует. Вот в шапке у Марифа Пираева написано: «Сотрудничество – Азамат». И мой номер телефона. Тут мне недавно написали: «Поздравляю тебя, Мариф! Ты настоящий мужчина!»
– Ничего плохого. Но зачем?
– А звонки в половину второго, в три ночи: «Мага, салам алейкум! Это не Мага? А дай ему трубку! Дай его номер!»
– Когда ты начал работать с Магой?
– Год назад. Как начали работать? Может, он приревновал, что я с Минеевым работаю.
– Каково это быть менеджером двух самых ярких и харизматичных бойцов ММА в России одновременно?
– Сложно. Представь, что у тебя есть два друга, которые ненавидят друг друга. Я верю, что конфликта не будет, но и дружбы тоже. Хотя они оба мужики с яйцами: они могли бы дружить. А то, что было в октагоне на одном из турниров в Москве, хорошая раскачка. Я не на чьей-либо стороне. Я не поддерживаю тех людей, кто на Вову Минеева набросился толпой. И особенно того кретина, кто бил его через сетку. Это было дно.
– Почему вы перестали работать с Вовой?
– Да мы не перестали работать. У него есть контракт, который привел ему я. С Pin–Up. Если будет еще одно предложение, я приду к нему с ним, а он не откажется. Вова был на весогоне перед боем с Ермековым. Как-то он набрал мне: «Мы с тобой больше не работаем» – «Окей, базара ноль». Я спокойно отреагировал. Я знаю Вову: он тяжелый человек, где-то на эмоциях. Потом он набрал мне снова: «Я на эмоциях был, извини, я скучаю». Мы как друзья помирились.
Сторис у Исмаилова стоит от 300 тысяч. Пост – от 500 тысяч
– Какой у тебя был функционал в работе с Минеевым?
– Я ему помогал в боях с турниром Leon Warriors. Там я вел переговоры по сопернику и гонорару. Вся реклама была на мне. А Мага? Тоже реклама, я запускал ему ютьюб-канал. По боям Исмаилов сам решает, но мы работаем командой.
– Бой с Минеевым будет?
– 100%. В Москве в сентябре. Главное, чтобы не было травм.
– Сколько стоит у Маги реклама?
Сторис – от 300 тысяч. А пост – от 500 тысяч. Какие-то халяльные вещи он может рекламировать бесплатно. Каким-то халяльным бизнесам Магомед делает хорошую скидку. К примеру, хиджама, финики, коврики. Рекламировать бесплатно – неправильно, потому что люди на этом зарабатывают деньги. Почему мы должны заниматься благотворительностью? Если бы эти люди бесплатно раздавали коврики у Москва-Сити, мы бы и копейки не взяли с них. Есть товары закрытой категории – это букмекеры.
– Сколько у Маги накрученных подписчиков?
– Ни одного вообще. А зачем это нам? У Маги 700 тысяч просмотров под одной сторис. Он делает такую рекламу, какую не делает никто.
– А у Минеева сколько стоила реклама?
– Сторис – от 30 тысяч рублей. А пост – выше. Тебе говорили 90 тысяч? Возможно, да.
– Ты недавно взбаламутил аудиторию ММА постом, что Исмаилов подписался в промоушн Хабиба.
– Это просто прикол. Просто поржать. Если будет бой Маги и Вовы, он пройдет под эгидой АМС Fight Nights. Магомед подпишет с ними на один бой. Не знаю, что будет, если Исмаилов проиграет. Не думаю, что закончит. Еще два-три боя впереди.
– Бой Маги и Ромеро был реален?
– Для Маги это была мечта. История с Ромеро – это история хорошего хайпа со стороны Амира Мурадова и его организации. Это попытка сделать шум из ничего. Она обрела хороший результат. Я говорю это как пиарщик. Я очень доволен. Переговоры были, я видел скрины переписки Амира с командой Йоэля. В Bellator он получает за бой 300 тысяч долларов. У нас столько не платят.
– Александр Емельяненко – твой клиент?
– Да. В данный момент Александр Емельяненко находится в романтическом загуле.
– Алкоголизм вам мешает работать?
– Безусловно.
– Почему ты не называешь вещи своими именами?
– Не хочу. Неприятно. Но это алкоголизм.
– Он будет драться в Хардкоре (турнир кулачных боев)?
– Да. Соперник – Тимур Слащинин. Чемпион Хардкора в тяжелом весе, чемпион Европы среди юношей по боксу. Гонорар не могу назвать. Но Емельяненко обязательно вернется в классический ММА.
– А Магу в «Что было дальше?» не звали?
– Если бы даже позвали, мы бы не пошли. Кто может прожарить Магу?! Хотя Магу прожарил Саня Емельяненко на их прессухе. А формат «Что было дальше?» не подходит нам. Там все на мате строится. Не наша история.
– У вас же намечались проекты с Джиганом?
– У нас должен был быть проект с едой. Был один некомпетентный партнер, который на финальной стадии переговоров поменял условия и объявил сумму в 10 раз меньше. Этот партнер занимается доставкой еды в самолеты. Он ***** [дурак] и ****** [плохой человек]. Но сейчас мы запустимся с другим партнером. Это будет доставка халяльной еды.
– Мага понятно каким боком. А Джиган?
– Ты же помнишь джигановскую песню про хавчик? Это будет по-доброму. Не тот, а офигенный.
– Как Мага относится к одиозности Джигана? Брови, мат?
– Он с нами не такой. Джиган – классный, офигенный, добрый, жизнерадостный, смешной, общительный, юморной парень. Я ему часто отправляю видео, где моя дочка поет его песни, а Джига ей отвечает. Он безумно любит своих детей. Как он относится к моему ребенку, это всегда с добротой. Для меня это большой показатель.
– Как выстраивается твоя экономика в работе с бойцами?
– От 10 до 20% комиссии. По договоренности рукопожатной у меня 10% с Магой. Но я никогда не получал 10. Всегда получал больше. Это от него идет. С Вовой смешно было. Было четкое разделение: Вова занимается тренировками, а я – контрактами. Порой даже он не знал, какие договоренности и с кем. Какой сильный уровень доверия! Ни с Исмаиловым, ни с Минеевым не было контрактов. Нам хватает рукопожатий. А Вова давал 15%.
– Какой твой самый большой куш от контрактов?
– 1 млн рублей.
– Ты на эти деньги купил Jaguar?
– Он стоил дороже – 2,5 млн. Я взял его наликом с рук. Хозяин даже не пересчитывал деньги. Кстати, он занимался с Магой в одном зале в Мытищах. Он не медийный человек.
– Jaguar – это понты?
– Нет, конечно.
– Мечта?
– Мечта – BMW 8 серии, старая. Я вообще хотел купить Chevrolet Corvette, но его хозяин оказался дурачком. И сейчас я покупаю BMW 6.
– Сейчас ты ездишь на Infiniti.
– Да. Это моя повседневная машина.
– Целый автопарк.
– Какой автопарк?! Я продал Jaguar за 2,7 млн молодому парню.
– Что за гонки с Димой Бикревым? (Бикрев – боец ММА. Спор: чья тачка быстрее?)
– У Димы разваливающийся Mercedes, ведро старое. Но он оказался быстрее меня. У меня резина лысая была. Это было на платной дороге на Миньке.
– А почему видео в инстаграме резко оборвалось?
– Потому что я вырезал. Я не хотел, чтобы кто-то это увидел, как Дима меня обогнал. Я заказывал это видео, платил за это оператору. Почему и зачем я должен показывать, что я проиграл?! Мы спорили на 30 тысяч. Я ему заплатил в два платежа. Но в следующий раз я его дерну. Бикрев будет плакать.
Что с Рондой Роузи? Легенда UFC нашла призвание на ферме
Хабиб vs Сен-Пьер – бой мечты. Почему его не будет?
Подписывайся на Eurosport.ru в телеграме
Смешанные боевые искусства
«Бой отменяется». Конор отказался драться с Порье
ВЧЕРА В 15:33
Смешанные боевые искусства
«Он разобьет Джону Сине лицо». Хабиб может выступить в WWE
ВЧЕРА В 14:20