Многие считают, что именно Минеев победил в первом поединке – он дрался с травмированной рукой и имел преимущество в последних раундах. Владимир долгое время выступает в России и стремится попасть в UFC. Возможно, это произойдет уже после боя с Исмаиловым, который состоится 1 октября 2021 года.
Владимир Минеев в интервью Евгению Нарижному для Eurosport.ru рассказал:
  • о какой роли в кино мечтает;
  • почему уверен, что Исмаилов принимает допинг;
  • как хейт Моргенштерна может обернуться против Шлеменко;
  • что мешает подписаться в UFC;
  • кто должен прийти на смену Путину.
Смешанные боевые искусства
В UFC – новый лучший боец вне зависимости от весовых категорий
10 ЧАСОВ НАЗАД

Владимир Минеев

Фото: Getty Images

***
– Недавно посмотрел «Русский рейд», понравилось. Что в процессе съемок давалось тяжелее всего?
– Фильм многим понравился, отмечают качество постановочных драк, съемок именно боевых сцен. Это было одним из самых тяжелых моментов – драк много, что-то происходит не как в реальном бою. Нужно было отыгрывать, где-то изображать, что нанесли сильный удар, хотя в жизни все наоборот – стараешься не показывать, что тебе больно. Это очень травматичная история, и я пересмотрел свой взгляд на профессии актера и каскадера.
– В «Рейде» вы играли бандита, а в новом фильме «Бультерьер» исполняете роль бойца. Было проще?
– Ну, они не такие уж бандиты, скорее, просто ребята с улицы. Мне везет, потому что первые роли про меня. Парень с улицы – окей, мы все с улицы, тем более те, кто занимается единоборствами. Боец ММА – тоже мой формат. Мне нравятся свои роли.
– Хотите роль в другом жанре?
– Я бы хотел сыграть в историческом фильме.
– Например?
– Моя мечта – сыграть Степана Разина.
– Допускаете, что после завершения карьеры в ММА кино станет вашим основным занятием?
– Почему нет? У нас есть примеры, когда бойцы продолжают карьеру в кино. К примеру, Олег Тактаров.
– Или Жорж Сен-Пьер, который отрастил волосы ради успешной карьеры в кино. Вы смогли бы что-нибудь изменить во внешности ради роли?
– Конечно. Но мне кажется, это не будут какие-то большие изменения.
– То есть как Кристиан Бэйл вы бы не стали вес набирать?
– Почему бы и нет? Допустим, для «Бультерьера» мне нужно будет на 15 кг похудеть.
***
https://i.eurosport.com/2021/04/08/3025322.jpg
– До боя с Исмаиловым полгода. Готовы к тому, что поединок может сорваться из-за изменения условий контракта?
– Если кто-то решит отказаться? Здесь такая имиджевая составляющая, что никто этого делать не будет. По крайней мере, я не собираюсь. А если человек не хочет драться, какими контрактами его удержишь? Не могу сказать насчет Исмаилова, он там что-то подписал, не знаю, что именно. Наши отношения с руководством лиги позволяют этот вопрос обсуждать и решать в устном формате.
– У вас с Исмаиловым достаточно богатая история конфликта. Есть что-то хорошее, связанное с ним?
– Хоть ничего хорошего не вспоминается, нам нужно быть друг другу благодарными, что у нас есть такая история, и мы становимся известными благодаря друг другу. Не знаю, понимает он или нет, но оно так и есть. Когда-то я дал ему шанс, и он стал известнее. Поймал волну, двигается на ней. До нашего боя его особо никто не знал.
– Смотрели видео, где Мага некрасиво высказывается о вас?
– Я в принципе не смотрю видео, где он есть. Он меня очень сильно раздражает. Он мне неприятен. Его мимика, смех, выражение лица, то, о чем он говорит. Я не могу заставить себя это долго слушать. Мне все равно, что он говорит. Если нужно что-то проанализировать, я прошу посмотреть свою помощницу и пересказать мне. Слушать его аргументацию – избавьте.
– Мага хочет решить конфликт не только в клетке, но и за ее пределами. Вы это себе можете представить?
– Представить и сказать можно что угодно.
– Исмаилов – самый сложный соперник в вашей карьере?
– Почему он сложный-то? У меня карьера не ограничивается только ММА. Было много тяжелых боев в кикбоксинге: с Ашвином Балраком, Павелом Хакимом Майером, Серегой Лащенко, Игорем Юрковичем, Али Чеником. С Исмаиловым тоже бой был сложным, но не потому что он сильный соперник. Он, конечно, не слабый, но я уверен, что если бы вышел на тот поединок подготовленным, без перелома ключицы и разрыва акромиально-ключичного сочленения, то Исмаилов просто не дожил бы до решения судей. Ему очень повезло в том бою.
Заметьте, за три года он не набрался ни чести, ни мужества, ни силы, чтобы сказать: да, Минеев дрался со мной одной рукой. Он везде ходит и говорит, что там была какая-то жидкость, держали его за трусы, чуть не сняли. Все что угодно, но не то, что было на самом деле. И это говорит о нем как о человеке слабом. Поэтому сильным соперником он быть не может.
– Ваш спор о том, кто химик, а кто нет…
– Давайте начнем с того, что это не спор. Я с ним не спорю, у меня нет сомнений, что он химик. Он просто пытался и меня оклеймить этим, но не вышло.
– Уверены, что он принимает?
– А вы этого не понимаете? Во-первых, после боя с Василевским, с которым они сейчас так любезничают, он приехал в Турцию и еще три дня после боя бегал ускорения по пляжу, потому что его штырил тестостерон, которым он нажрался. Он там и на меня прыгал из-за этого. Когда меня видел, у него глаза кровью наливались, из ушей пар шел. Начинал агрессировать, потому что тестостерона пережрал – халотест. Я знаю обо всем, что он употребляет.
– Актуально инициировать допинг-тест перед боем?
– А что это даст?
– Понимание для болельщиков. И вас самих.
– Я вам еще раз говорю – я знаю, что он химик! Для меня все понятно. Мы живем в одном городе, Махачкале. Я знаю, у кого и что он покупает. Что ему приносят, что он жрет, во сколько. Я все знаю. Зачем мне это нужно? Ходить и говорить всем, что он химик? И что? Это его решение и его проблемы со здоровьем. Если нет запрета, что я этим докажу? Что Мага – химик? Он и сам об этом говорит, не стесняется.
– Он же наоборот вас обвиняет – ссылается на венозность.
– Ему больше не на что ссылаться. Это же идиотизм: пацан скинул 15 кг – конечно, одни вены и мышцы остались. Слушайте, он неоднократно заявлял, что является химиком. В его интервью это можно увидеть. Как вы сказали, у нас богатая история конфликта, но я его высказывания помню. Он неоднократно причислял себя к людям, которые употребляют допинг-препараты. Видимо, он хотел меня причислить к своему кругу.
– Мага, Шлеменко, Штырков – люди, с которыми вы хотели подраться до UFC. Можете обновить топ-3?
– Они и остались. Штырков хорошо подрался с Исмаиловым. Кстати, как он с Гуговым подрался?
– Победил раздельным решением.
– Видите, победил же.
– Бой с Шлеменко тоже вам интересен?
– Конечно.
– Нет ощущения, что вы с Магой деретесь не только за пояс, но и за право сразиться со Шлеменко? Александр во многих интервью говорит, что хочет сойтись с Исмаиловым, но если победите вы, то будет драться с вами.
– Вы немного неправильно расставили приоритеты. Мне интереснее драться за рубежом сейчас. Противостояние с Магой – завершение истории, и никакого отношения к Шлеменко она не имеет. Это уже он залез со своим мнением и сдвинулся с мертвой точки, потому что раньше вообще не хотел говорить о бое со мной.
– Вам предлагали выйти в UFC на замену за 7 тысяч евро плюс 10 тысяч за победу. За бой с Магой вы получите намного больше (президент AMC Fight Nights Камил Гаджиев говорил о 10 млн рублей – прим. Eurosport). Гонорары в России не отобьют желание уехать?
– Абсолютно верно, но другие проекты тоже приносят доход, поэтому не всегда денежная выгода стоит во главе угла, хотя она одна из основных. Иногда нужно сделать что-то на перспективу. Переход в зарубежную лигу возможен, если иметь хорошего менеджера, и мы будем понимать, что после этих трех боев подпишем контракт на улучшенных условиях.
– То есть вы согласны дебютировать за меньший контракт? 10+10 – готовы?
– Пока все упирается в деньги и те противостояния, которые есть в России, они больше устраивают меня по деньгам. Не думаю, что мне нужно соглашаться на 10+10. Если мы знаем, что будет возможность переподписаться… Это, наверное, тоже какая-то фантастика. Сложно с этим все – на 10+10 не подпишешься, и за рубежом тоже хочется подраться. Такая дилемма.
– Bellator или PFL не рассматриваете?
– Пока нет.
https://i.eurosport.com/2021/04/08/3025324.jpg
– Драка в октагоне в конце года. Вы верите, что это спланированная акция Исмаилова и его друзей?
– Оно так и было, это же все видели.
– По ТВ-картинке было непонятно, спланировано или нет.
– Четыре человека напали на одного – они просто так решили напасть? Они как дельфины, одновременно по wi-fi получили сигнал?
– Увидели, что между вами началась потасовка, и выпрыгнули сразу.
– И почему они не разнимали?
– Кто их знает.
– Вот же! Отвечаете на свои вопросы. Они же не бежали туда разнимать. Были люди, которые разнимали. Соответственно, они изначально были объединены.
– Считаете, в тот вечер с вашей стороны в октагоне все было правильно?
– А что такое «правильно»?
– Не испытывали потом чувства вины?
– Перед кем?
– Например, перед Александром Гребневым.
– Почему я должен был перед ним испытывать чувство вины? Объясните мне. Мне пытаются вменить, что я пацану не дал сказать слово. Почему я должен был ему что-то давать сказать?
– Ему дали микрофон, он уже говорил, вы микрофон отобрали.
– Он уже сказал, я у него не отбирал.
– Вы на полуслове забрали.
– Послушайте, он боец ММА. Отобрать микрофон у бойца ММА – уже звучит не очень. В тот момент он его сам не хотел держать. Он начал что-то говорить, его освистывали и не слушали в тот момент. Когда я подошел и взял микрофон, люди замолчали и стали слушать. В принципе, этот парень проиграл бой – у нас, как водится, слово дают победителю. Нурулло Алиев взял слово, сказал и ушел. Гребнев сказал, что хотел. Почему я должен ему еще какую-то услугу оказать? Было согласованное время для того, чтобы я вышел, вызвал Исмаилова в клетку, и мы сделали анонс нашего боя. Это было согласовано с руководством и с Исмаиловым. Просто так никто не может выйти в клетку и что-то начать говорить. Не было такого, что я туда ворвался, просто взял микрофон и начал говорить – все обо всем знали.
Гребнев почему-то решил, что его должны услышать, взял микрофон и не хотел отдавать. Я подошел и взял у него микрофон – не выхватил, не силой отобрал, а подошел и взял то, что мне по праву причитается. Я чемпион организации, делаю большой бой и вызываю Исмаилова. Гребнев там стоял с довольным лицом, никуда не уходил и максимально пиарился. Он же еще потом интервью давал, какие-то видео снимал из раздевалки, обсуждал меня – пацан выхватил свой джекпот! А Исмаилов накинул его на спину, как волк овечку, зашел в клетку и сказал: «Да, брат, скажи, тебе не дали сказать». Грамотно использовал ситуацию, молодец. А когда началась потасовка, тот же Гребнев стоял рядом и ничего не делал.
– Исмаилов считает, что чемпиону не к лицу выходить в октагон и вызывать другого бойца, как это сделали вы.
– Мага же не чемпион, ему откуда знать? Если я чемпион, то делаю что хочу. Он моя жертва, я решил выйти и вызвать его, потому что он никак не мог на это решиться. Я ему помог.
https://i.eurosport.com/2021/04/08/3025325.jpg
– Все помнят, как вы приехали в отель к Конору в Москве. Если бы в тот вечер вам удалось стукнуть его, как думаете, чем все закончилось бы?
– Я даже не размышлял об этом. Я, может, и не хотел его стукать. Посмотреть на него, пару вопросов задать по-английски. На самом деле, цели бить его не было. Мы пошумели, он тоже понял, что не прав был.
– В последние годы бойцы остро реагируют на тенденции в современной музыке: Хабиб выступал против концертов Егора Крида, вместе со Шлеменко и Магой наехал на Моргенштерна. Какая у вас позиция?
– Что они все просто хайпуют. Что Моргенштерн, что те, кто его критикует. Объективно его творчество нецензурно, но у нас есть Роскомнадзор, который должен контролировать эту историю. Если его творчество ротируется на радио, нужно запрещать это радио, а не его. Если показывают на телеканалах, нужно писать жалобу на телеканал, а не на человека. Он популярный парень, больше, чем просто какой-то исполнитель. Он кумир молодежи, на него хотят быть похожими дети. Он таким стал не в одночасье, а потому что вел свой блог долгое время. И бороться с этим, как пытаться из лейки тушить дом.
А почему только Моргенштерн? Есть инстасосалка эта (блогер и рэп-артистка Instasamka – прим. Eurosport), ее парень, тоже какой-то ***** [идиот]. А Даня Милохин? Хорошо – раньше у нас Шнур *** [пенис] показывал, а сейчас депутат. Тимати тоже говорил всякую чушь, а сейчас миллионер, с Кадыровым рядом. Почему мы хотим запретить только Моргенштерна? Давайте тогда запрещать всех. А в какой-то момент придут люди и скажут: «Вы знаете, драки – это плохо. Драться нельзя, бойцы призывают всех к насилию, между собой дерутся, обзываются». Такой момент может против самого Шлеменко сыграть, против всех хейтеров. Считаю, что должна быть объективная критика.
– У вас растет дочь, появился сын. Если бы вы узнали, что дети слушают Моргенштерна или подобную музыку?
– Вот! С этого и надо начинать. Мы не можем людям запрещать что-то делать, мы можем только воспитывать своих детей так, чтобы они это не слушали. Стопроцентное участие в этом должно быть. Или делать все грамотным путем через госорганы, создавать жалобы, петиции, подавать в суд. Можно на региональном уровне пытаться запретить, но сейчас любой ребенок может зайти в интернет и найти все, что ему хочется. Чем больше мы говорим про этого человека и его творчество, тем больше внимания к этому привлекается. На сегодняшний день положенный на мнение ММА-сообщества болт Моргенштерна перевешивает. Он вообще ничего не делает, но о нем все говорят.
– Вы и сами говорили, что слушаете разную музыку. Что играло в наушниках в последнее время?
– Я подписался на инстаграм-канал с дипхаусом. Рэп слушаю, подписан на андеграунд-хип-хоп 90-х – Method Man, Redman.
– Выбрали песню, под которую выйдете на бой с Магой? Это будет Ежевика Спиркина или что-то другое?
– Вчера с ней разговаривали, попросил для меня что-то новое сделать.
– Мага не пошел бы на ютьюб-шоу «Что было дальше?», потому что там ругаются матом. А вы?
– С удовольствием.
– Там жестко шутят.
– С теми, кто позволяет над собой так шутить.
– Для тех, кто ругается с ведущими, все еще хуже.
– Туда приходят и те, кто не ругается. Там был Мартиросян, и они себя немножко по-другому вели. Может, они поэтому не приглашают бойцов ММА, потому что понимают, что особо не пошутить. Думаю, наш выпуск был бы хорошим, сочным. Пусть не боятся меня приглашать!
– Как вы убиваете время? Штырков, например, играет в доту.
– Всегда есть чем заняться. Даже если просто дома сидишь, всегда можешь начать раскладывать вещи. Нет такого, что мне нечем заниматься – полно проектов, которые требуют погружения.
– Это не то. Речь о моментах, когда сидишь и совсем ничего не хочется делать.
– Сидишь и тупишь в инстаграм? Когда приходишь вечером, штаны снял не до конца, лег и лежишь, да?
– Да-да.
– И думаешь, кто бы мне штаны снял. Такое бывает. Что делаю? Залипаю в соцсети, как все обычные люди, наверное.
https://i.eurosport.com/2021/04/08/3025327.jpg
– Как относитесь к фрик-боям и поп-ММА? Кто и почему это смотрит?
– Смотрит неискушенное население, которое не разбирается и особо не хочет этого делать. Те люди, которым интересно противостояние блогера и качка.
– Смотрите, как «Рен ТВ» пояса разыгрывает?
– Типа Дацик дрался с Тайсоном? Так я знаю этого Тайсона, он приезжал в Дагестан, в нашем клубе тренировался.
– Все говорили, что он неизвестный.
– Как неизвестный? У него уже есть какой-то рейтинг, он дрался с нами на турнире в Георгиевске. Какой-то бэкграунд у него есть, что-то он там выигрывал, что-то может. А как к этому относиться? Отношусь как к шоу.
– Не считаете, что это порочит культуру единоборств?
– Если ты на свой счет не воспринимаешь, то тебя это не порочит. А раньше люди в цирках дрались. Это просто новый виток времени. Есть обычный мужик, который приходит вечером домой, не знает крутых боксеров, ему все равно, как Энтони Джошуа с Тайсоном Фьюри подерется. А на таких ребят он посмотрит, потому что там есть ужасного вида Дацик и субтильный темнокожий юноша на его фоне. Это картинка, которая цепляет массы.
– Вы получаете удовольствие от тренировок? Например, Деррик Льюис говорит, что ненавидит их, и вся его карьера только ради заработка.
– Мне нравится, что люди так легко верят сказанным словам. Деррик Льюис это сказал, Мага Исмаилов то сказал. Льюис сам по себе парень эпатажный, нужно его слова фильтровать. Чувство удовлетворенности от тренировки, уверен, получают все. Конечно, бывают моменты, когда тошнит от тренировок, когда так больно, что не хочешь ничего делать. Их больше, чем приятных, поэтому в словах Льюиса правда есть. Но мы это делаем ради больших целей, которые впоследствии перевешивают.
– Не так давно на слова «Ты же не политик» вы ответили очень таинственно – «Пока». Планы уже есть?
– Я всегда хотел быть полезен своей стране, городу. Сегодня свою максимальную полезность вижу в том, что совершаю спортивные победы и приношу результаты в этой сфере. В том числе как спортивный функционер – возглавляю федерацию ММА Ульяновской области. У нас большая аудитория, уже некоторая политическая подоплека в этом виднеется. Лично мне в дальнейшем было бы интересно себя проявить как политик в своем регионе.
– Будете баллотироваться в областную Думу?
– Об этом можно думать, когда не ведешь активную спортивную карьеру. У нас есть представители спорта в политике, но все они перешли к этой работе, когда завершили карьеру.
– После боя с Ксавье Фупа Покамом в 2015-м вы надели футболку с изображением Владимира Путина. Что означал этот жест?
– По-моему, тогда была история с Крымом. Я поддержал своего президента.
– Спустя 6 лет как оцените деятельность руководителя страны?
– Считаю, что сейчас происходит некая стагнация. Народу нужен уверенный лидер, и я надеюсь, что у Путина есть преемник.
– Именно преемник? Не представитель другой партии, например?
– А вы считаете, что у нас есть другие партии? Нужно улучшать что есть, а не ломать что было и строить на руинах новое. Как у нас бывает: приходит новый, начинает все ломать, строит по-своему, совершает те же ошибки, потом приходит другой, и подобный процесс ни к чему хорошему не приводит. Считаю, нужно политику преемственности продолжать. Да, может быть, что-то сделано не так. Может быть, были ошибки, но надо на них учиться и идти вперед. В любом случае, сейчас я не вижу сильных альтернатив из тех, кто себя противопоставляет власти. Кто, к примеру? Навальный? Абсолютно непонятный для меня персонаж. С какими-то сказками, что 10 человек его не могли убить 5 лет.
– Смотрели его видео?
– Смотрел о том, что его пытались убить, и про дворец. Мы все понимаем, что у нас в стране есть люди богатые и бедные. Мы все говорим о равенстве, но продолжаем жить по тем же законам. Все возмущения на кухне остаются, все равно с утра люди идут на работу за свои 25 тысяч. Чтобы что-то поменялось, нужно меняться изнутри, получать грамотное образование, занимать активную гражданскую позицию. Чем больше таких людей будет, тем лучше мы будем жить. Это все зависит от нас, от того, что вы с соседями собрались и перестали курить в подъезде. Поставили цветы, помыли окна – уже плюс. Из этого складывается все, мы должны с себя начинать.
– Многие спортсмены вступают в Putin Team. Почему вас там нет?
– Я и так поддерживаю своего президента, я военнослужащий, он мой главнокомандующий. Если мы за него проголосовали, он и так наш президент.
– Какие качества вы хотели бы передать сыну?
– Упорство, трудолюбие и смекалку. Не хотел бы передавать вспыльчивость и рассеянность.
Мино Райола русских ММА: про Исмаилова, Хабиба и Конора
Подписывайся на Eurosport.ru в телеграме
Смешанные боевые искусства
Тренер Конора надел футболку «Я люблю Дагестан». Он проиграл спор
11 ЧАСОВ НАЗАД
Смешанные боевые искусства
«Я не травмирован». Стерлинг – о снятии с боя против Яна
15 ЧАСОВ НАЗАД