Eurosport

В Китае 3 года назад тоже был свой Родченков. Для допинг-скандала, как в России, не хватило фактов

В Китае 3 года назад тоже был свой Родченков. Для допинг-скандала, как в России, не хватило фактов

Всех спортсменов принудительно пичкали препаратами, у мальчиков росла женская грудь.

У Сюэ сложилась симпатичная карьера, не отличавшаяся от других – папа был убежденным коммунистом и охранял границу в Манчжурии, мама учила детишек в школе. Однажды педагог посоветовал девушке выбрать спортколледж в Пекине, чтобы в дальнейшем работать с топ-атлетами. По распределению после учебы она попала в национальный спорткомитет и подсматривала за лучшими врачами страны.

Сюэ всегда была против этой идеи – она многое узнала в зарубежных журналах о побочных эффектах и высокой смертности. Как ее не уволили за неподчинение, женщина не понимает сама. Наверное, помогло врачебное мастерство и популярность среди атлетов – она как никто быстро и четко определяла травмы и возвращала гимнастов на помост. «К 1980 году большинство спортсменов уже постоянно сидели на допинге. Это был совершенно новый мир», – сокрушается Иньсянь.

Китай на церемонии открытия Олимпийских игр-1984 в Лос-Анджелесе, США

Китай на церемонии открытия Олимпийских игр-1984 в Лос-Анджелесе, СШАGetty Images

Коктейлем Родченкова по-китайски в середине 80-х стал «Далибу» – безумный микс из стероидов и местных веществ, который не находили тогдашние допинг-офицеры. Применение было максимально массовым и принудительным – препараты давали от Пекина до маленьких провинциальных спортбаз, 11-летним детям и заканчивающим ветеранам.

К Сюэ регулярно подходили маленькие мальчики с жалобами на то, что у них росла грудь. Только ей было дело до побочных эффектов и гормональных сбоев юных гимнастов. «Пока тебя не поймали на допинге, ты – хороший атлет. Правительству нужны были только золотые медали, и неважно, какой ценой», – констатировала Иньсянь.

Она все же потеряла работу в олимпийской сборной – Сюэ выперли прямо по ходу летних Игр-1988 в Сеуле за отказ дать гимнасту запрещенный препарат. Женщина еще десять лет работала врачом в командах разного уровня и слышала о таком же уровне ада в других видах спорта. Она указывает на 16-летнюю Е Шивэнь, которая в Лондоне-2012 проплыла финальный бассейн 400-метровки быстрее мужчин: «Сразу видно, что она что-то приняла».

После выхода на пенсию строптивой дамой плотно занялись местные спецслужбы: власти подозревали, что Иньсянь не будет молчать об увиденном. В сентябре 2007-го ее дома навестили восемь агентов в штатском. «Пришли узнать, как ваше здоровье», – вкрадчиво сказал один из них, но Сюэ не пустила их на порог.

Солдат, охраняющий вход в Китайское антидопинговое агентство, Китай, допинг, 2007 год

Солдат, охраняющий вход в Китайское антидопинговое агентство, Китай, допинг, 2007 годGetty Images

Она закрывала дверь перед носом разведчиков, на помощь пришел муж, перенесший двумя месяцами ранее операцию на мозге, но чекисты оказались сильнее и пробрались внутрь. В официальном объяснении потом написали, что мужчина с повязкой пострадал от неудачного падения, Иньсянь напирала, что того пихнул сотрудник местного ФБР. «До Олимпиады в Пекине оставался год, и мне сказали, чтобы я молчала про допинг», – пояснила Сюэ.

Допинг-контроль, плавание, Китай

Допинг-контроль, плавание, КитайGetty Images

Когда Китай выиграл право на зимнюю Олимпиаду-2022, мятежницу снова взяли в тиски. Сюэ не выпускали из страны, а в аэропорту на все вопросы о причинах отвечали лишь «Нет разрешения». Только спустя два года, в 2017-м, 79-летнюю пенсионерку отпустили в Германию на лечение. Там-то она и встретилась с Зеппельтом.

Про Сюэ Иньсянь больше ничего не слышно. Сейчас ей должен исполниться 81 год, и все это время пенсионерка ждала одобрения статуса беженцев вместе с сыном и его женой – по словам Сюэ, их преследуют китайские власти. На старте ее история казалась новым кейсом Родченкова – тоже человек с доступом в высшие спортивные инстанции, который видел всю грязь изнутри, раскрывает секреты всему цивилизованному миру.

И у этого случая два ответа. Первый – возможно, Иньсянь придумала весь рассказ, поскольку все обвинения строит на собственных же дневниках. Ее сын Ян Вендонг в 2016-м представил цикл видеоинтервью, которые снимал восемь лет (скорее, близкие к Познеру, чем к Дудю) и которые шли вразрез с политикой партии. Его тоже не особо хочет видеть официальный Пекин, но еще сильнее власти не хотят слышать его позицию по Гонконгу и другую оппозиционную повестку. Оттого они втроем – Сюэ, Вендонг и его жена Ду Синь находятся в Германии с замороженными в Китае счетами в ожидании паспортов беженца.

Принципиальное отличие китайской доктора от Григория Родченкова – серьезность доказательной базы. Если за русским инсайдером стояли хотя бы царапины на банках с мочой, то у Иньсянь нет ничего кроме собственных слов, и поэтому ВАДА, созданное лишь в 1999 году, не может подтвердить кейсы с запрещенными веществами из середины 80-х.

Но при любом раскладе Китай остается недосягаемым для допинговых служб. У них по-прежнему куча денег, гигантский аудиторный потенциал и обширное влияние в мировой геополитике, поэтому никто из крупных компаний не захочет с ними связываться. Так что единственными, кто будет говорить про китайцев неудобную правду, станут смельчаки-одиночки, которым нечего терять. То есть только такие люди, как Сюэ Иньсянь, и будут идти против системы. Ее пример показывает: нужно не забывать про факты, чтобы слова не оставались только словами, а справедливость опиралась на доказательства.

Eurosport в телеграме