Пауэрлифтер Сергей Скольский дважды выиграл чемпионат мира, четыре раза – Европу, установил нескольких мировых рекордов, которые держатся до сих пор, а также набрал почти 100 тысяч подписчиков в инстаграме. При этом в октябре спортсмену исполнится всего 24 года – совсем немного по меркам силовых видов спорта.
В большом интервью Eurosport.ru – роскошный рассказ о Йошкар-Оле начала нулевых, исчерпывающая лекция о допинге и его применении, отношение к политике и поправкам к Конституции, легализации марихуаны с проституцией и даже немного об Эдгаре Запашном.

Школьные банды, нападение на маму, приход в пауэрлифтинг из бега

Пауэрлифтинг
«Кричал от боли». Пауэрлифтер рассказал, как его избила полиция
13/10/2021 В 18:37
– Твое детство пришлось на стык девяностых и нулевых. Что из себя представляла Йошкар-Ола того времени?
– Да, я родился в 96-м. Тогда это был небольшой городок, он только начинал застраиваться. 90-е, конечно, чувствовались еще в моем детстве – бандитизм, группировки. Некоторые из них до сих пор остались, просто не так массово, как раньше.
У нас ребята чуть ли не с первого-второго класса вступали в группировки, чтобы не отбирали телефоны или деньги, которые родители дали на покупку молока.
– Твои родители – предприниматели, как жилось им тогда?
– Прямо рэкета не было, насколько мне известно. У отца друг был – один из смотрящих в городе на тот момент, потом он умер.
Хотя был один случай. Мама затарилась товаром – она до сих пор занимается продажей женской одежды. Однажды, когда она приехала из Москвы, у нее из рук прямо в подъезде дома пытались отобрать сумки с товаром. Лифт не работал, она пошла пешком на шестой этаж, за ней побежал мужчина и на лестничной площадке вырвал обе сумки.
Он думал, что там что-то крутое и ценное, но кроме женской одежды ничего не было. Когда он бежал вниз, то разбросал все вещи – проверял как раз, что в сумках. Когда мама пришла домой и рассказала отцу, папа в трусах, успев надеть только тапки, побежал вниз. Найти грабителя не удалось, но он, как в игре с Марио, собирал одежду по лестнице.
– Ты чуть раньше сказал, что ребята чуть ли не с первого класса вступали в группировки. Это были какие-то школьные банды?
– Это целая пирамида была, да и сейчас есть, но уже не так распространена. Дети платят условно 50 рублей в месяц, чтобы у тебя была крыша, дальше эти деньги шли людям, которые держали молодняк – обычно 16-18-летним ребятам, а затем уже по ветке шли якобы на общак в тюрягу.
– А брали со всех?
– Нет, это было добровольно, просто тогда ты как бы вступаешь в группировку. Ежемесячный взнос был небольшой – каждый ребенок мог эти деньги заплатить.

Сергей Скольский

Фото: Other Agency

– Первый вид спорта, на который ты пошел – дзюдо. Это связано с тем, что нужно было уметь драться?
Да нет, я просто пошел за другом – он был старше меня на три года, в хорошей спортивной форме – я подумал, надо и мне походить за компанию. Два месяца позанимался, потом бросил – не понравилось вообще.
Параллельно мы играли в футбол во дворе, иногда ходили на стадион, который называли «Уимблдоном». Поэтому следующий мой шаг – это было попадание в «Спартак» 95 года рождения («Спартак» Йошкар-Ола – Eurosport.ru). Там я прозанимался четыре года, играл центрального защитника. Мне от природы было дано быстро бегать, я обгонял даже тех, кто меня старше на пару лет. Я выигрывал чемпионаты города и республики, причем еще не занимаясь профессионально легкой атлетикой.
– Ты ведь добился неплохих результатов и в лыжных гонках?
– В лыжах мне было тяжеловато, некоторые сверстники показывали результаты намного выше. Хотя первый разряд получил. А вот с бегом – да, вообще никогда проблем не было. Я за полтора года выполнил норматив КМС по спринтерскому бегу.
– Тогда почему ты ушел в пауэрлифтинг – абсолютно другой вид спорта?
Когда моим друзьям исполнилось 16, они пошли в тренажерку. Один из них выглядел ну очень внушительно – здоровый качок, хотя мой ровесник. Я смотрел на него с восхищением. Он делал жим лежа 100 кг – это в 16 лет. Смотрю, девочки его разглядывают – у меня и зависть тоже появилась. Пошел вместе с друзьями подкачать бицепс, и тут понеслась – я не хотел больше заниматься ничем другим.
– Как ты мотивировался не просто заниматься в зале, а именно профессиональным пауэрлифтингом?
– Любой человек, когда видит быстрые скачки результатов – то есть не как у всех, а в геометрической прогрессии, – это мотивирует. У меня была уже все-таки какая-то база, поэтому приседания и становая тяга шли очень хорошо. С жимом лежа посложнее – верхняя часть тела была не так накачена, но и тут я быстро прогрессировал. Ко мне подошел тренер и сказал, что если я буду выступать за клуб на соревнованиях, то буду ходить в зал бесплатно. Так и понеслось.
Когда только пришел при росте 182 см весил 58-59 кг, за два месяца я набрал девять килограмм. На первых соревнованиях в городе, где выступил от балды, я занял второе место в своей весовой категории. Это был последний раз, когда я занял второе место – больше в этом виде спорта я не проигрывал.
Потом я взял перерыв на полгода, не тренировался, чтобы подготовиться к чемпионату Республики Марий-Эл – там я выполнил норматив на КМС. На следующий год выполнил на мастера спорта и выиграл чемпионат России, ну и дальше уже было четыре Европы, два мира и несколько мировых рекордов.

Вылетающие колени, колоритные американцы, 50 тысяч рублей за победу на ЧМ

– Самая большая жесть, которая случалась на соревнованиях, где ты выступал?
– Помню, мой знакомый пришел на тренировку – должен был выполнить приседания со штангой. Он тогда делал 290 кг – хороший такой показатель. А у него немного была травмирована поясница, забиты мышцы, не успел восстановиться – поэтому решил заменить упражнение на жим ногами на платформе.
Он туда накинул 750 кг – чтобы и спина отдохнула, и нагрузку на ноги дать. После пятого повторения слышим резкий хруст на весь зал. И пауза. Все поворачиваются, парнишка кричит и зовет на помощь – его уже придавило этим весом. Мы втроем его еле подняли, вытащили, посадили на лавку. Он с минуту молчал от болевого шока, потом встает, и мы видим, что у него вся задняя часть ноги в огромной гематоме. Вызвали скорую – разрыв бицепса бедра. Он вернулся в спорт через полтора года, но понятно, что травма ему мешает и по сей день.
На соревнованиях были открытые переломы на приседаниях, коленки вываливались. Приседания вообще самое травмоопасное. Помню, парень приседал с 330 кг, колено вылетело, он упал со штангой – хорошо, что она пошла назад, а то бывали случаи, когда и придавливала, и об голову била.
Еще из известных случаев было, когда Андрей Маланичев (неоднократный чемпион России, Европы и мира – Eurosport.ru) в жиме лежа на грудь уронил 240 кг. На удивление – ни перелома, ни трещины. Он отвыступался – все нормально было. Все были поражены – обычно от такого удара кости раздроблены, но тут здоровый мужик, повезло.
– Твой мировой рекорд 345 кг – это было в приседе?
– Да, но это в юношах – категория до 18 лет.
– Как ты готовился?
– Честно говоря, рекорд выполнил случайно. В зале у меня максимально было 310 кг. Мы же обычно на тренировке поднимаем максимальные веса недели за полторы до турнира – чтобы и мышцы восстановились, и нервная система была готова к рекордным весам. Тут было то же самое, последняя тренировка перед тем соревнованием была дней за пять, но она была крайне лайтовая.
Уже на турнире на первую попытку заказал 285 кг – уверенно сел. Потом был рекорд на соревнованиях – 310 и дальше заказал – 345. Вывез за счет куража и адреналина. Собрался как следует, озверел перед подходом и взял.
– Первая мысль, когда ты опускаешь штангу и понимаешь, – сделал?
– Немного опустошения и небольшая радость. Там же после приседания еще жим лежа и становая тяга, тоже неизвестно, что будет. Радость приходит после соревнований, когда уже отстрелялся.
– Ты дважды побеждал на мире, четырежды на Европе – насколько это разные вселенные в плане уровней: Россия, Европа, мир?
– Важно уточнение – это только по мужикам. Мне сейчас 23 – я до сих пор могу проходить по юниорам. Титулы по юниорам/юношам не очень котируются, так-то у меня четыре победы на мире и восемь на Европе.
А по уровням – большой разницы нет. Самые сильные спортсмены в этом виде спорта – у нас в России. Ну еще на Украине, пара сильных ребят в Америке, но самые-самые – в России. Поэтому на ЧР и ЧЕ ты соревнуешься практически с теми же людьми. Плюс на чемпионат страны часто приезжают иранцы или индусы.
– Самые колоритные персонажи, которые там выступали?
– Самые забавные – американцы. Они интересно настраиваются перед подходами – с криками, воплями. Бывает, что они приезжают с женами или девушками, и те их по щекам, по всему телу дубасят, как будто он изменил час назад.
– На призовые от победы на мире сколько можно жить?
– Если говорить об обычных чемпионатах Европы и мира, то в пересчете с долларов – от 20 до 50 тысяч рублей. Затраты на дорогу и то больше. Но есть коммерческие турниры, куда специально приглашают спортсменов, чаще всего категории 140 кг и больше – там призовой фонд иногда доходят до 100 тысяч долларов.
Например, один из самых престижных турниров – Australian Open. Туда приезжают самые сильные тяжеловесы со всего мира.
– Тебя приглашали на такие турниры?
– Нет, там дядечки за тридцатник и, чаще всего, их собственный вес где-то под 200 кг.
– На что же тогда живет пауэрлифтер в России?
– Все просто: пауэрлифтер в России живет за счет того, что у него есть основной источник дохода. Кто-то тренером работает, кто-то юристом. Если ты очень известен и распиарен (но таких единицы) – можешь проводить семинары, консультировать. Чем, собственно, я занимаюсь.

Сергей Скольский

Фото: Other Agency

– Рекламные контракты – в России это реально?
– Да, у меня есть с Braun, Gorilla Wear, S-Force Watches – последние две компании американские, одна производитель одежды, другая – часов.
– Если не секрет, то сколько такие контракты приносят денег?
– Если с техникой [Braun], то ее высылают на 20 тысяч плюс за все рекламные активности платят еще тридцатку. С двумя другими плюс/минус то же самое. В итоге выходит порядка 100 тысяч + продукция.
– На Западе ситуация получше?
– Да нет, примерно так же. Если и есть контракты, то, в основном, с брендами спортивного питания. А так все равно совмещают с работой тренером или кем-то еще.

Допинг: можно ли выступать без фармы, сгонка веса и травма чемпиона UFC, допинг-контроль с презервативом

– Недавно мы делали материал про допинг в ММА, и все бойцы говорили, что у них это не так распространено. А вот в пауэрлифтинге без фармы никуда. Это правда?
– Отчасти правда. Без препаратов можно достичь уровня, скажем, мастера спорта. То есть выступать на хорошем уровне, но без сверхвысоких результатов.
Можно ли поднять 300-400 килограмм без фармакологии – конечно нет. Любые высокие результаты без допинга в широком смысле невозможны. Тут вопрос в другом: как спортсмены чистятся перед допинг-контролем, какие в его штабе врачи и так далее.
Ты фарму начал принимать сразу, как пришел в пауэрлифтинг?
– Где-то через два года после того, как пришел в зал. Мне никто не подсовывал, я сам изучал много литературы – каждый день читал кучу статей, форумы и прочее. Как комбинировать, как применять, как выводить.
Ты не боялся в еще подростковом возрасте принимать все это? Все-таки не до конца сформировавшийся организм.
– Нет, не боялся. У меня всегда был спортивный врач, мой хороший знакомый, к которому я регулярно ходил проверяться, сдавал анализы. Конечно, бывали моменты, когда на фоне препаратов уровень тестостерона взлетал в шесть раз выше нормы, но потом ты делаешь чистку перед соревнованиями, и все стабилизируется.
В начале пути твой вес был 58 кг, сейчас, если верить википедии, соревновательный – 89-99 кг. Как долго ты набирал его?
– Да, когда я пришел в зал, то весил 58-59 кг. Через 10 месяцев, выполняя норматив КМС, я уже весил 88 кг. Как я это сделал. До прихода в зал ел один-два раза в день. Завтрак я ненавидел. Витамины никакие не принимал, про соблюдение водно-солевого баланса, естественно, тоже не знал.
Опять же, когда всем этим увлекся, то начал читать – даже в школе с телефона. В итоге стал питаться шесть раз в день, пить по три-четыре литра воды, витамины использовал в двойной дозировке – ну, обычные, типа «Компливита». По калориям старался держать 3500-4000 в день.
И, конечно, правильное питание, хотя я ел чуть больше обычной нормы, чтобы добирать мышечную массу.

Сергей Скольский

Фото: Other Agency

То есть вес ты набрал без фармы?
– Да. Сейчас я вешу стабильно 96-98 кг, перед соревнованиями скидываю до 89. Соответственно, после взвешивания у тебя есть еще сутки – за них я обратно возвращаю где-то 5-6 кг.
Насколько постоянная сгонка веса – 10 килограмм туда-сюда – влияет на организм?
– Смотри, есть спортсмены, которые скидывают 15-20 кг и более. Например, Хабиб. Он весит 90 килограмм, а скидывает до 69-ти. В таком случае, да – это сильно влияет. Спортсмены, чтобы скинуть 20 кг (при том, что жира в них не так много), сжигают мышцы и выводят воду из организма. Люди ходят в сауну, ограничивают себя в жидкости – то есть пьют минимум воды. О кофе и газированных напитках вообще не говорю – они под запретом.
Кто-то начинает весогонку за месяц, кто-то за пару недель. Я начинаю за неделю. Но я не принимаю препараты, чтобы сливать воду – мочегонные. С ними можно написать на 6-8 кг. Я же просто урезал себя в еде, добавлял воду, чтобы метаболизм был ускоренным. Ты, конечно, становишься слабее, чувствуешь себя немного хуже (немного – это с опытом, первый раз – это прям очень плохо).
А уже после взвешивания наедаешь на шесть-семь тысяч калорий, можно и 10, если влезет. Ешь что хочешь, пьешь газировку – ты можешь набрать еще больше, чем был.
Если ты скидываешь меньше 10 кг – на здоровье в длинной перспективе это не отразится. И, конечно, не применяешь мочегонные. Это самое вредное в любом виде спорта – они выводят все полезные вещества, витамины, воду из мышц. Ты становишься изможденным. А потом судороги и все прочее на соревнованиях.
Шикарный пример – бой на UFC с Андерсоном Силвой, когда он сделал лоу-кик, и у него случился открытый перелом голени. Любой шарящий в этой сфере понимает, что слишком много мочегонки было – у него кальций, магний, фосфор, железо были просто на нуле. Отсюда связки и суставы просто ватные – самое страшное, что может быть для бойца. За сутки это не восстановишь.
– Что вообще принимают пауэрлифтеры и для чего?
– Во всех силовых видах спорта главный препарат – это тестостерон. Он способствует увеличению как мышечной массы без задержки жидкости, так и силы, выносливости. Есть Тренболон – стероид, который мощнее всего повышает именно силовые показатели. У него же больше всего побочек – чем мощнее препарат, тем в принципе их больше.
У девушек, которые принимают тестостерон или туринабол, очень быстро деформируется лицо, становятся более мужеподобными скулы, голос грубеет, усики и так далее.
В принципе, все стероиды направлены на восстановление. Они за тебя работу делать не будут. Ты должен пахать в два раза больше, иначе не будешь перерабатывать этот допинг и побочки будут выстреливать постоянно.
https://i.eurosport.com/2020/07/22/2853945.jpg
– Обывательский вопрос, но: какой процент успеха набора формы зависит от фармы, какой от питания и от остальных факторов?
– Могу расставить в приоритетном порядке. На первое место поставлю генетику – если у тебя слабые пятки или суставы, то, как бы сильно ни старался и сколько бы допинга ни принимал, ты не сможешь показать высокий результат. На втором – целеустремленность и мотивация. Третье – питание. Фармакологию поставлю на четвертое место, а на пятое – восстановление (сон) и избегание стрессов. Нервная система очень влияет на результат. Постоянные ссоры с женой, в ДТП попал, на работе мозги компостируют – вот все это нужно свести к минимуму для хороших показателей.
– Допинг-контроль в пауэрлифтинге проводится только на турнирах или внесоревновательный тоже есть?
– Нет, только на турнирах.
– Тогда как спортсмены чистятся перед соревнованиями, чтобы не попасться?
Специальные препараты плюс отмена всего того, что ты принимаешь, за две недели до контроля. Раньше было проще. До 2013-14 года многие спортсмены просто брали с собой презерватив с мочой друга или жены, которые не сидели на фарме, и заливали в банку. Или брали бутылку и трубочку, которая пропускалась через штанину.
Потом уже начали контролировать сам процесс.

Сочи-2014 и разнарядка сверху, Воевода и тестостерон, поправки и легалайз

– Мы уже касались этой темы, но давай проговорим: спорт высших достижений вообще может существовать без допинга в широком его понимании?
– Нет, конечно нет. Без применения препаратов ты чаще всего не сможешь войти в сборную, не то что участвовать на международных соревнованиях. А дальше уже включается политика, в той части, что некоторые федерации получают исключения для своих спортсменов. Те же норвежцы поголовно сидят на препаратах от астмы. Все препараты от астмы – в той или иной степени стероидные. Они легально это применяют, им даже чистку не надо делать. А у нас тот же биатлонист Волков получил исключение только через три или четыре года, хотя у него подтвержденная астма с пяти лет.
Или была история с британскими легкоатлетами в 2012-м, которые одобрили препараты для лечения гипотиреоза. Это связано с гормоном щитовидной железы – что, по сути, основа легкой атлетики. Эта терапия значимо увеличивает результаты.
В Америке, Британии, Норвегии количество терапевтических исключений кратно выше, чем у нас. Это и есть политика.
– То, что у нас исключений в разы меньше, – чья вина?
– Это и федерации, и тех, кто выше – им просто пофиг. Плюс большинство наших квалифицированных врачей работает на другие сборные.
– Как ты тогда относишься к допинговым скандалам последних лет вокруг России?
– Мне это смешно. Когда американцы и норвежцы делают выпады в сторону наших спортсменов, а сами сидят на исключениях и принимают компоты, которым русские ребята могут только позавидовать, – это такое.
Хотя в 2014-м наши, конечно, облажались очень жестко. Сидели на компотиках, думая, что все сойдет с рук, так как пробы хранились в России. Очень грязно использовали допинг – в этом плане тут две стороны медали.
– Ты веришь, что это была государственная программа?
– Я думаю, что и разнарядка сверху, и спортсмены принимали сверх нормы. И потом, когда пробирки забрали, все это выявили.
– Но там ведь не нашли именно допинг, а нашли следы того, что пробы подменяли/вскрывали.
– Да, но там же были и косвенные показатели. В том числе у Воеводы, бобслеиста. Просто его видел еще года три назад, когда он баловался армрестлингом. Зная его, сколько он тестостерона юзает, – я не был удивлен.
– Он конкретно сидит на этом?
– Подробно не могу говорить, но я не был удивлен, что его отстранили и забрали медаль.

Сергей Скольский

Фото: Other Agency

– Если уж речь зашла о политике. Ты доволен тем, что вообще происходит в стране?
– Я удивлюсь, ты найдешь человека, который на подобный вопрос ответит: да, конечно.
– 78% проголосовали за поправки в Конституцию.
– Ахах. Ну это МВД, пожарники, военные, медики, другие бюджетники – те, кому приказали идти голосовать, и где был контроль. В общем, за, голосовали те, кому не проголосовать было нельзя – иначе бы премии лишили или уволили.
– А ты голосовал?
– Нет. Я считаю, что без нас было все решено. Кто-то скажет, что если так будут все думать, то ничего не поменяется. Но тут уже очевидно было. Еще два месяца назад в книжных магазинах появилась Конституция с новыми поправками. Повторяюсь, за два месяца до голосования. Причем на первой странице было написано: вступит в силу после принятия поправок. То есть все уже было ясно заранее.
– Три вещи, которые тебе не нравятся в нынешней РФ?
– Экономическое положение людей – учитывая, сколько у нас ресурсов, зарплаты у людей просто смешные. Коррупция – она, конечно, во всех странах есть, но не в таких масштабах. И опять же, это следствие первого пункта – потому что все в **** [заднице], и каждый хочет заработать, чтобы прокормить семью, что-то себе купить. Ну и третье – судебная система. Ее просто нет. Если на человека завели дело – он априори уже виноват.
Правовую систему нужно полностью переделывать. Я, например, за легализацию марихуаны и проституции.
https://i.eurosport.com/2020/07/22/2853955.jpg
– Ого, почему?
– По марихуане – все, что легально, имеет меньший спрос, чем запретное. Так устроена психология у людей. В Америке в большинстве штатов так сделали – спрос упал, зато не сажают. А у нас какой-нибудь малой дебил 18-20 лет решил побаловаться, купил один грамм – хоп, его поймали, дали срок. А то, что один грамм менее вреден, чем пачка сигарет никого не интересует. И вот что, он должен сидеть? У нас тюрьмы забиты. Две трети сидят за это, за легкие наркотики.
Я сам никогда не употреблял и никому не советую, но то, что сейчас происходит – безобразие.
По легалайзу проституции – чтобы девушки получали зарплаты и не было беспредела типа крышевания. Это же в плюс государству пойдет – те же налоги они будут платить вместо того, что отстегивать участковым.
– Ты бываешь в Йошкар-Оле?
– Да. Живу в Питере, но езжу раз в год к родным.
– Насколько поменялась жизнь там за 20 лет?
– С новым губернатором сейчас вот хоть дороги стали ремонтировать. Сказать, что их не было – ничего не сказать, на машине тяжело было проехать. Снег зимой не убирали. Предыдущий глава был здесь вроде местного царька, неприкосновенным. Чтобы про Маркелова что-то плохое говорили – это было невозможно, все боялись.
– А что с ним стало?
– Маркелов сейчас сидит в СИЗО уже третий или четвертый год за кражу, у него вот на неделе изъяли несколько десятков слитков золота. Люди говорят за то, что в Москву не доносил суммы, которые требовались от него, а клал себе в карман.
У него был загон. По слухам, у детей была предрасположенность к эпилепсии. Ему какая-то гадалка сказала, что если он построит 36 церквей, то у детей все пройдет. И он давай фигачить этих церквей больше, чем детских садов и школ. В любой непонятной точке теперь они стоят.
Хотя центр в порядок при нем привели. Москва или Венеция на минималках. Но остальное – такое себе.

Баттл с Запашным в инстаграме, сообщения от девушек в директ и лавстори

– У тебя некоторое время назад была серьезная травма – как это вообще произошло?
– Мне штанга на грудь упала – 220 килограмм. Был отрыв переднего пучка плеча от ключицы. Она теперь как бы поделена на две части. Ничего критичного, но дискомфорт доставляет. Приходится тренировки немного корректировать. Плюс грыжа в основании позвоночника, где таз. Как-то раз лежал на диване, девушка просто села на меня – ну игрались. И у меня случился прострел резкий в области поясницы. Встаю – а в глазах прямо потемнело. Понял, что диск разрушился, выступила грыжа.
Но это те травмы, которые я должен был получить. Еще ребенком осознавал, что это бывает слишком часто. Прохожу реабилитацию, что-то уходит, что-то, как грыжа, остается, но можно ее уменьшить, чтобы она не беспокоила.
https://i.eurosport.com/2020/07/22/2853952.jpg
– Сколько восстановление заняло?
– После разрыва пучка – где-то семь-восемь месяцев. А с грыжей самое главное стабильно все делать: массажи, ЛФК, растяжка. Растяжка прямо через жесткую боль – чтобы убрать все спазмы. Первые два месяца правая нога с ягодицы была онемевшая, пальцы на ногах почти не чувствовал. Это было самое проблемное. Но ничего, восстановился. Чемпионат мира я выиграл уже со всеми этими болячками.
– У тебя сейчас перерыв в карьере – планируешь возвращаться в спорт?
– Я, в принципе, все вершины покорил, рекорды до сих пор стоят. Пока в планах больше сделал упор на работу, бизнес, блогерство. Тем более, пока непонятно, что с турнирами. Вторая волна коронавируса то ли будет, то ли нет. В Америке все стоят на коленях и целуют неграм ноги. Поэтом, посмотрим.
Мне было бы интересно пару рекордов Гиннесса установить, что-нибудь интересное придумать и на площади в Питере или Йошкар-Оле сделать. Что-нибудь силовое.
– Что у тебя за бизнес?
– Типография. Печать, все дела. Но сейчас планирую больше интернетом заниматься.
– Как раз про инстаграм – как ты набрал почти 100 тысяч подписчиков?
– Да сотка – это ведь несложно. У меня в целях пара миллионов. Я с сентября решил, что буду более активно выходить в инсту и еще в TikTok – там более молодая аудитория. Попробую. Там более активная аудитория в части каких-нибудь челленджей и вообще трендов.
– Какие-то истории с соцсетями забавные были?
– Помню, как-то раз подколол Эдгара Запашного. Он выложил какую-то фотку, где назвал себя качком и сравнил с Зевсом. Я уже не помню что конкретно, но написал шутливое в сторис и отметил его. Он вызвал меня на бой. Говорю: без проблем. Он такой: давай сегодня, во столько-то. Я опять же: без проблем.
Думал, что он в Питере, потому что это у меня везде было написано в профиле. Потом оказалось, что он в Москве. Я пишу – купи билет или сам приезжай, я встречусь в любое время. У него был лютый баттхерт.
– Приехал в итоге?
– Нет, он слился. Я даже скинул ему номер мобильного, чтобы связался, но он не позвонил.
– Как тебе вообще пришла идея серьезно развивать инстаграм?
– Где-то 2017-м или 2018-м. Подписался на схожие аккаунты других фитнес-тренеров, американских ребят, смотрел, что они делают, фотографировался так же, писал что-то интересное, какие-то советы.
Я же не делаю полноценный блог, инстаграм создан больше для фото. Хотя могу записать в сторис что думаю или в директе пообщаться, проконсультировать кратко кого-то.
– Девушки пишут туда?
– Да, всегда. Мне даже не приходится особенно проявлять инициативу – пишут сами. Это, наверное, плохо – типа мужик должен первым – но я уже зажрался до такой степени, что только отвечаю, ахах.
– С кем-то виделся из них?
– Я сейчас живу с девушкой, которая мне так написала, правда «ВКонтакте». Просто увидела и написала сообщение: «Привет, красавец, давай познакомимся», что-то в этом роде. Так и завертелось. Вот уже год вместе.
Другие материалы Александра Петрова про мир сильных людей:
«У 95% спортсменов просто нет средств на это». Сидят ли бойцы ММА из России поголовно на допинге?
Фармакология, побочные эффекты, фотошоп фигуры. Что скрывает Иранский Халк
Тот самый боец ММА с весом 212 кг и рекордной бицухой. Рассказал нам про амфут, драки и Дацика
https://i.eurosport.com/2020/06/02/2827040.jpg
Подписывайся на Eurosport.ru ВКонтакте
Пауэрлифтинг
Как правильно увеличить вес в жиме лежа? 10 ключевых советов
17/03/2021 В 10:12
Пауэрлифтинг
Российский пауэрлифтер попал в Книгу рекордов Гиннесса
05/02/2021 В 16:47