В 2012 году Скудина заняла четвертое место в матчевых гонках в классе яхт Elliott 6 на Олимпийских играх в Лондоне. 23 ноября она стала лауреатом национальной премии «Яхтсмен года» вместе с Владимиром Любомировым. В ходе церемонии Екатерина уделила время и Eurosport.ru в лице Евгении Едутовой.
– Что для Вас значит яхтинг?
– Яхтинг для меня – это жизнь. Хочется, чтобы он завоевал достойное место в российском спортивном сообществе. Это интеллектуальный спорт, нечто среднее между обычными видами спорта и шахматами, когда нужно думать. Важно уметь анализировать информацию, быстро отвечать на меняющиеся факторы. Яхтинг – это некая дорога в жизнь. Для меня было бы самой большой наградой, если бы парусный спорт в России действительно стал популярным, чтобы наши граждане осознали, что это достойный, очень здоровый и гармоничный спорт. Яхтинг – это когда развивается не только тело, но и голова; когда ребенок проводит большую часть времени на свежем воздухе, учится основам аэродинамики, гидродинамики, а самое главное, учится принимать решения.
Парусный спорт
Бен Эйнсли и Сюй Лицзя признаны лучшими яхтсменами года
07/11/2012 В 07:40
– Вы еще и на фортепьяно играете. Это умение как-то помогает вам?
– Однозначно. Когда стресс зашкаливает, нужно его снять, для меня нет лучшего способа, как сесть за фортепьяно и поиграть для себя. У меня в детстве была очень интересная история. Музыкой я начала заниматься прежде, чем увлеклась парусным спортом. Приходя в музыкальную школу, я слышала слова: «Катя, ты же девочка. Это так для девочки гармонично, это так правильно, какие яхты». В яхт-клубе мне говорили: «Катя, это яхт-клуб, это яхтинг. Зачем тебе пыльные залы, концерты». Так что я с детства научилась принимать решения. Первым моим серьезным решением было выбрать между фортепьяно с дальнейшей музыкальной карьерой и спортом. Мама очень настаивала, чтобы я занималась музыкой, но я приняла для себя решение: яхтинг – это мое.
– Маме не особенно нравилась перспектива профессионального занятия яхтингом?
– Мама была откровенно против. Но я совершенно ни о чем не жалею, надеюсь, мама тоже. Поначалу она сказала свое твердое «нет», а отец в какой-то момент сказал: «Яхтинг? Это королевский вид спорта. Нашему ребенку подходит».
– Как складывались отношения с тренером Софией Бекатору?
– Мы с ней прежде были соперниками и воспринимали друг друга соответственно. В момент, когда я предложила Софии стать тренером, она уже завершила свою олимпийскую карьеру, родила ребенка. Потом пыталась вернуться в матчевые гонки, возврат был нелегким. Однако приняла для себя решение, а София – волевая женщина. Это было объявлено в декабре 2010, и тогда в моей голове родилась мысль пригласить ее тренером. Дальше – это уже был вопрос поиска средств, финансирования, чтобы была возможность привлечь Софию к подготовке. Я работала над этим около восьми месяцев. Осенью 2011 года она смогла присоединиться к моему экипажу как тренер. Я больше чем уверена, что спортсмены, которые прошли олимпийский путь, завоевали медали, это именно те люди, которые могут сказать, как добиваться таких результатов. Для меня было очевидным, что София является оптимальным решением с точки зрения тренера. Я приложила максимум усилий, чтобы намеченная программа состоялась.
– Что с планами на будущее? В каком амплуа видите себя после Олимпиады?

екатерина скудина

Фото: Imago

– Надо понимать, что это непростой период. Понять, что такое четвертое место, может только тот, кто на нем когда-то побывал. Это длинный путь, на котором было много преград, которые приходилось преодолевать. Сейчас сложно понять, что будет дальше. Я не ставлю каких-то временных ограничений. Хочу отдохнуть, осознать: где моя жизнь, чего я хочу. Ближе к весне, думаю, будут понятны дальнейшие планы. Сейчас обсуждается участие в программе женского матч-рейса, но уже вне Олимпийских игр. Олимпийские игры, к сожалению, наверное, самая сложная на данный момент тема. Международная федерация идет своим путем, они стараются сделать программу для тинейджеров. Выводят килевые яхты, вводят «Скифы». Там сложилась непростая политическая ситуация. Я стараюсь принять все, что происходит. Посмотрим, что выйдет. К марту, апрелю будет понятно, что сложилось по олимпийской программе, и уже можно будет принимать для себя какое-то решение. Я прошла непростой путь, приходилось протаптывать тропинку почти в пустыне. Это опыт, который может помочь молодым спортсменам, которые выходят на олимпийские высоты. Если я смогла внести свой скромный вклад в популяризацию парусного спорта в России, считаю, что моя жизнь состоялась.
Еще интервью с российскими олимпийцами Лондона:
Сергей Тетюхин: «Мы хотели поубивать бразильцев сразу»
Ульяна Донскова: «Малахову из-за меня пришлось ждать очереди на маникюр»
Арсен Галстян: «Мне не разрешили прыгать с тарзанки»
Лондон-2012
Судьи лишили россиянок медалей
11/08/2012 В 23:02
Парусный спорт
До чемпионки ОИ домогался вице-глава федерации. Она молчала 22 года
17/01/2021 В 16:56