Eurosport

Рок-звезда против машины для побед. Уайт проиграл Хендри 4 финала ЧМ, но остался великим

Рок-звезда против машины для побед. Уайт проиграл Хендри 4 финала ЧМ, но остался великим

13/01/2020 в 12:01Обновлено 13/01/2020 в 15:03

Великое соперничество снукера 90-х.

Финал ЧМ-1990 казался экспертам, болельщикам и снукеристам идеальным моментом для первого титула 28-летнего Джимми Уайта в Крусибле. В 1984-м Вихрь уступил в решающем матче Стиву Дэвису, но теперь сам выбил рыжего волшебника в 1/2. К тому времени Джимми давно закрепился на первых местах в топ-16, взял четыре рейтинговых трофея и престижный «Мастерс». Больше всего англичанина мотивировала любовь фанатов: его обожали не за победы, а за стиль и харизму. Уайт чередовал атакующую игру с безумными вечеринками в компании рок-звезд вроде Ронни Вуда из The Rolling Stones.

Уайта считали лучшим игроком без победы на ЧМ и даже прозвали народным чемпионом по аналогии с Алексом Хиггинсом. Легендарный скандалист дважды брал титул в Крусибле, но выделялся гениальной игрой и безрассудной жизнью больше, чем выигранными финалами. На этот раз в финале Джимми ждал 19-летний шотландец Стивен Хендри. Вихрь знал, насколько хорош талантливый парень: два года назад он обыграл его 13:12 в матче второго раунда. За это время голубоглазый блондин прогрессировал еще сильнее: выиграл чемпионат Великобритании, «Мастерс» и вырос в главную молодую звезду тура. Уайт считался фаворитом финала из-за статуса и достижений, но Хендри не сомневался в себе ни на секунду.

Фанаты обратили внимание на разницу в менталитете с первых фреймов: несмотря на недостаток опыта, именно Хендри вел себя спокойнее и увереннее. Шотландец скрывал эмоции от ошибок и напоминал игрока в покер, в то время как Уайт заводился после каждого промаха. К концу первого дня Стивен заслуженно повел 9:7, но почти никто не ждал от него такой же стабильной игры во второй части матча. Трудно представить, что чувствовал подросток в шаге от главного трофея. Снукер больше других видов спорта зависит от психологии, а преимущество лишь усиливало давление на Хендри.

Хендри на фоне Уайта с ЧМ-1990.

Хендри на фоне Уайта с ЧМ-1990.Getty Images

Именно тогда он показал, насколько хорошо справляется с критическими ситуациями. Вместо камбэка Уайта второй день финала начался с четырех результативных брейков Стивена – он оторвался и уже не подпустил соперника ближе, чем на четыре фрейма. Поражение со счетом 12:18 надломило Уайта и показало, что на смену Дэвису пришел новый король. Началось доминирование самого молодого чемпиона мира в истории. Уже через два года дебютировали Ронни О’Салливан, Джон Хиггинс и Марк Уильямс, но именно соперничество Хендри и Уайта стало главной темой первой половины 90-х.

В первые годы из-за таланта и цвета волос к Стивену приклеилось прозвище Золотой мальчик, но после побед на всех главных турнирах к 20 годам журналисты придумали для хладнокровного чемпиона новый никнейм – Айсмен. Болельщики обожали его матчи с Джимми за разнообразие: методичный шотландец удивлял невозмутимостью, а англичанин не сдерживался и рисковал при любой возможности. В детстве Хендри, как и все ровесники, восхищался Вихрем, но после первых матчей быстро понял, что ассоциирует себя скорее с Дэвисом, чем с Уайтом.

«Когда я только начинал карьеру и смотрел матчи по телевизору лет в 13-14, моим любимым игроком был Джимми, но когда я перешел в профессионалы, моим образцом для подражания стал Дэвис, – вспоминал Хендри. – Не в плане техники – мне просто нравилось, что он играет ради побед. Он выигрывал турнир и уже думал о победе в следующих. Это важное качество – никогда не чувствовать удовлетворения». Титулы превратились для Айсмена в наркотик: он тренировался как одержимый, не признавал поражений и психологически доминировал над любым соперником. «Думаю, я изобрел новый стиль, – добавил Стивен. – Если видишь атаку, ты должен пойти на нее и выиграть фрейм. Я ничего не боялся и пользовался любой возможностью».

Хендри повезло с менеджером: Иан Дойл мечтал о победах, как сам шотландец. Ради титулов он взял под контроль жизнь снукериста. Из-за Дойла Стивен даже расстался на короткое время с будущей женой Мэнди – тот считал, что подружка отвлекает клиента от спорта. В отличие от плейбоя Уайта Айсмен оставался одиночкой даже в компании снукеристов. Джимми звал на вечеринки молодых О’Салливана и Уильямса, постоянно шутил и общался со всем туром. Его главный соперник не отвлекался на дружбу с другими игроками – он думал лишь о том, как победить.

Кейт Мосс, Ронни Вуд с женой Леа и Джимми

Кейт Мосс, Ронни Вуд с женой Леа и ДжиммиGetty Images

«Я тренировался с Хиггинсом четыре года, но когда он выиграл ЧМ, я не смог его поздравить, – признался Хендри. – Нормальный человек сказал бы: «Хорошая работа, приятель». Но я бы не смог, даже если это был мой лучший друг или мой брат. Я не хотел, чтобы побеждал кто-то, кроме меня. Мне все еще больно, когда кто-то побеждает в Крусибле. Дэвис продержался дольше меня, потому что проще к этому относился, но у меня так не получилось». В отличие от Хендри Джимми интересовали не только спортивные достижения – Вихрь страдал от слабоволия, не поддерживал режим и плохо готовился к турнирам из-за выпивки и наркотиков.

«Зависимость от кокаина приводила к провалу за провалом, – сожалел потом Уайт. – Если бы я выиграл ЧМ-1982, то, наверное, умер бы от празднований. В те годы было только четыре канала – если ты попадал на ТВ, то считал себя знаменитостью. Я был парнем из рабочей семьи, который внезапно получил горы денег, красивых девушек и бухло. Я жил как рок-звезда, врал себе, всем вокруг и считал себя кем-то, кем не был на самом деле. Моей главной проблемой был алкоголь, а когда я принимал кокаин, то выпивал еще больше. Они разрушали мою жизнь, превращали в кого-то другого». Неудивительно, что разница в образе жизни и менталитете между Джимми и Стивеном отразилась на их противостоянии.

Хендри и Уайт перед финалом

Хендри и Уайт перед финаломGetty Images

Отрезок с 1992-го по 1994-й превратился для Уайта в кошмар из-за непобедимого Хендри: Вихрь трижды дошел до финала ЧМ, но каждый раз проигрывал заклятому сопернику в решающем матче. Когда Джимми повел 12:6 в 1992-м, комментатор BBC Клайв Эвертон сказал: «Теперь он точно сделает это». Эксперт ошибся: разгромный счет к перерыву матча не сломил Хендри. Давление, наоборот, мотивировало его, в то время как Уайт психовал от близости заветной цели. Бесстрастный Айсмен задавил соперника, взял 10 фреймов подряд и выиграл со счетом 18:14.

У Джимми появился комплекс перед шотландцем – через год он проиграл матч еще до начала. Хендри разгромил его 18:5 и лишил зрителей вечерней сессии. Вихря все еще обожали, но его встречи со Стивеном в финалах вызывали жалость: они складывались по-разному, но Уайту никогда не хватало сил и менталитета для последнего шага. В 1994-м он получил решающий удар, от которого не оправился: в десайдере промахнулся на черном и отдал простую позицию шотландцу. Тот зачистил стол и взял четвертый титул на глазах рекордной телеаудитории 13,4 млн человек. С тех пор Джимми выиграл один рейтинговый титул, дважды играл в финалах, но больше ни разу не претендовал на победу в Крусибле.

Несмотря на личную трагедию, Уайт не срывал злость ни на ком, кроме себя, и держался с достоинством. «Он начинает меня раздражать», – со смехом сказал Вихрь про Хендри в интервью после четвертого поражения. Именно такое отношение сохранило ему статус народного чемпиона. Джимми любили за человечность: он поддавался слабостям, как обычные люди, и не сходил с ума из-за поражений в отличие от Стивена. После разноса англичанина Айсмен не расслабился, выиграл еще три ЧМ и установил рекорд, который вряд ли побьют в ближайшие десятилетия.

Соперничество Хендри и Уайта олицетворяло снукер, потому что оба вели себя с уважением даже в напряженные моменты. В финале-1994 Стивен обратил внимание на ошибку судьи, который назначил свободный шар в его пользу, и отказался от явного преимущества. Когда они встретились на телевизионном шоу «Это твоя жизнь», Вихрь передал Хендри купюру в один фунт с подписью «от Джимми Уайта новому Джимми Уайту». Айсмен вернул деньги, написав поверх: «Есть только один Джимми Уайт». Они оставались джентльменами, хотя отличались во всем остальном.

Последние годы подчеркнули разницу между игроками. 57-летний Уайт до сих пор в туре, хотя давно уступает любому профессионалу и проводит больше времени в студии, чем у стола. Он слишком привязан к спорту, чтобы оставить его, даже несмотря на постоянные поражения. Хендри не выдержал спада и ушел сразу, как только пострадала его гордость. Он объявил о завершении карьеры на следующий день после унижения от Стивена Магуайра (2:13) в четвертьфинале ЧМ-2012. «Весь позитив исчез, – признался Айсмен. – Я чувствовал стыд, злость, разочарование». Он понял, что смягчился: «В 90-е я никогда не общался с другими игроками, но все изменилось. Я подумал, что хочу проводить время с другими людьми, ходить в разные места. Это сделало меня уязвимым».

Стивен потерял контроль еще до поражения от Магуайра, когда уступил на одном из китайских турниров Роберту Милкинсу. Шотландец не мог поверить, что его обыграл середняк, и расплакался после матча. В этом еще раз проявилось главное отличие Хендри от Уайта: первый не получал удовольствия от спорта, когда не побеждал. Он достиг всего, но именно соперничество с Джимми раскрыло его лучшие качества и сделало легендой. Парадоксальным образом то же произошло и с Вихрем, которого за обидные провалы полюбили еще больше. Иногда великие противостояния сводятся к жестокости, но Хендри и Уайту это не грозило: они слишком любили снукер, чтобы ненавидеть друг друга.

Другие тексты Василия Легейдо:

Eurosport в телеграме