Eurosport

«После победы над Федерером зауважал его еще больше». Андрей Рублев – о US Open и психологии

«После победы над Федерером зауважал его еще больше». Андрей Рублев – о US Open и психологии

20/09/2019 в 18:00Обновлено 21/09/2019 в 13:35

Эксклюзивное интервью с третьей ракеткой России.

Сезон-2019 получается у российского теннисиста Андрея Рублева неоднозначным: он пропустил несколько стартов, включая «Ролан Гаррос», вылетел во втором круге Уимблдона, но затем выдал отличную серию: финал Гамбурга, победа над Федерером в Цинциннати и выход в четвертый круг US Open. С начала года 21-летний Рублев поднялся в рейтинге ATP c 84-го на 38-е место и может пробиться выше.

На турнире Saint Petersburg Open в беседе с Eurosport.ru Андрей рассказал о выступлении на финальном мэйджоре сезона, прокомментировал поведение Даниила Медведева на американских кортах и объяснил важность психологической подготовки.

– Вы пропустили часть сезона. Довольны возвращением, или что-то могло сложиться лучше?

– Безусловно, всегда можно лучше, но всегда можно хуже. Поэтому стараюсь ценить то, что есть. Если все так сложилось, значит, так надо. Поэтому надо просто стараться делать максимум того, что ты можешь каждый день, отдавать себя своему делу, а как все сложится, так и сложится.

– Победа над Роджером Федерером в Цинциннати – самый крутой момент сезона?

– Сложно сказать. Если говорить по факту и по его статусу, то, безусловно, это так. Но если эмоционально, то я больше был в шоке от самого Федерера, от того, какой он легендарный. Когда закончился матч, я еще больше стал восхищаться Роджером, нежели своей победой. Тем, какой он невероятный и реально легендарный.

Андрей Рублев и Роджер Федерер (Цинциннати, 2019)

Андрей Рублев и Роджер Федерер (Цинциннати, 2019)Getty Images

– Еще один легендарный теннисист, Матс Виландер, по ходу US Open назвал вас машиной – теннисистом, которому абсолютно без разницы, с кем играть. Это действительно так, или есть неудобные соперники?

– На самом деле, тяжело ответить, потому что вроде как обыгрывал разные типы соперников, игроков разных стилей. Поэтому надеюсь, что могу играть со всеми, мне хочется в это верить. А что касается эмоциональных моментов, то, скорее нет. Как и все, волнуюсь и переживаю, нервничаю, немного где-то зажимает, где-то из-за эмоций проигрываю. Все как у всех.

– В первом круге US Open вы попали на Стефаноса Циципаса – игрока из топ-10. Какие мысли были после жеребьевки?

– Я знаю Циципаса давно, мы с детства играем вместе. Я знал, что у меня есть шанс против него, понимал, что если у меня получится его обыграть, то в следующем круге соперник точно будет несеяный. Но в то же время думал, что могло быть и лучше: он в топ-10, проводит хороший сезон, выиграл много турниров, провел много хороших матчей. Поэтому никто никогда не счастлив, надо принимать все как есть. Как сложилось, так и сложилось.

– Во втором круге ваш соперник, Жиль Симон, снялся из-за травмы. Это плюс, потому что появляется дополнительный день отдыха, или все же минус из-за нарушения соревновательного ритма?

– Дополнительный день, больше отдыха, больше восстановления, особенно на таких турнирах. Понятное дело, ты сочувствуешь сопернику, что ему приходится так делать, но в то же время у тебя расслабление, что не надо опять бегать три часа, как бы это некрасиво ни звучало. В итоге матч закончился быстро.

– Потом вы играли с Ником Кирьосом – самым одиозным теннисистом тура. Его характер как-то ощущался во время матча?

– Я бы сказал, что он обычный парень. По мне он вообще нормальный, потому что он делает какие-то вещи, которые другие не делают, в хорошем смысле. В раздевалках, бывает, с обычными работниками разговаривает, здоровается. Многие теннисисты, которые якобы правильные, такого не делают.

В матче со мной он играл полностью серьезно, не делал ничего, как, бывает, делает в других матчах. Даже на матче в Москве он больше делал шоу, чем на US Open. Матч был серьезнее, и он тоже серьезнее относился.

Видео - У Кирьоса хорошо проходили укороченные, у Рублева – все остальное, потому он и победил

03:03

– Вы часто заявляетесь в пару, даже на мэйджорах. Это как-то влияет на выступления в личном зачете?

– Я бы сказал, что помогает в том случае, если пара у тебя первым матчем, когда ты еще не успел сыграть одиночку. Тогда это помогает чуть приспособиться к корту, к этим волнениям и ощущениям матчевым. Когда получается как у меня – одиночка первая, а не пара – то это немного тяжелее. Пару я играю, где могу. Все равно, как бы ты ни играл на тренировке, это не сравнить эмоционально даже с тем, когда ты играешь пару. В паре хоть какие-то эмоции испытываешь, какое-то волнение. И это лучший способ – в паре потренировать что-то, что боишься делать на одиночке.

– Видели легендарный момент, когда Даниил Медведев показал трибунам средний палец? Как бы поступили на его месте?

– Да тяжело что-то сказать. Во-первых, не люблю судить людей, потому что не знаешь, как поступишь сам – вы правильно сказали. Можно судить как угодно, пока не окажешься на его месте. Понятно, он дал эмоциям выплеснуться, но никогда не знаешь, что он чувствовал в данный момент. Возможно, если бы это был кто-то другой, он бы вообще ракетку выкинул в зрителей или, наоборот, спокойно отреагировал.

Безусловно, он понимает, что надо контролировать эмоции, что он, наверно, не очень хорошо себя показал, но никто никогда не застрахован он выплеска, когда тебя накрыло. У него сложилось так. И слава богу, потом он все перевернул, и в финале его уже поддерживали. Думаю, ему наоборот это придало опыта, он благодаря этому вырос и стал сильнее.

– На протяжении турнира вы общались, как-то поддерживали друг друга?

– Поздравлять поздравляли, но общаться – нет, потому что это US Open, важный турнир. У него своя команда, он играет матчи, ему нужно думать о себе, восстанавливаться и готовиться к следующей игре. То же самое у меня. Когда я отдыхаю – он играет, когда он играет – я отдыхаю. Поэтому чтобы куда-то ходить вместе, то такого не было. Это индивидуально, каждый думает о себе и о своей подготовке.

– Проанализируйте матч с Маттео Берреттини, который вы проиграли в трех сетах. Есть понимание, что именно не получилось?

– На самом деле, тоже эмоции сказались. Я не принял все как есть, когда мог это сделать. Я принял ситуацию, что я играю вот так, а он так, когда уже проигрывал сет, а итальянец вел с брейком во втором. Это очень большая фора для соперника. Он уже не настолько эмоционален, он на кураже, он еще лучше играет.

Андрей Рублев и Маттео Берреттини (US Open-2019)

Андрей Рублев и Маттео Берреттини (US Open-2019)Getty Images

И уже после такого счета начался, как мне кажется, настоящий матч. И чуть-чуть не повезло в третьем сете, потому что первые полтора сета матча не было, я все сам распулял и сам отдал. Какие-то моменты из-за того, что я эмоционально не смог сдержаться, и вообще все пролетело очень быстро – первый сет вообще минут за 20.

Если бы я всю эту ситуацию принял не после сета и брейка, которые проигрывал, а хотя бы ближе к концу первой партии, то, возможно, и она была бы намного длиннее, а второй и третий сеты получились бы совсем другими. Я смог бы зацепиться и выиграть хотя бы один сет. Тогда, возможно, и Берреттини стал бы больше волноваться, а я начал играть чуть больше на кураже. Все это, на самом деле, психологическая игра. Психология здесь – самое важное.

Другие тексты автора о теннисе:

Eurosport на Android

0
0