Eurosport

Энди Маррей играл на пределе и выгорел. Он больше не хочет страдать и насиловать организм

Маррей играл на пределе и выгорел. Он больше не хочет страдать и насиловать организм

11/01/2019 в 17:01

Британец попрощался, потому что не мазохист.

В объявлении о завершении карьеры Энди Марреем на Australian Open есть особенный символизм, вызывающий чувство пустоты и безысходности. В Мельбурне неугомонный британец пять раз играл в финале и всегда уходил побежденным – один раз его разбил Федерер, остальные пинки он получил от Джоковича. После очередного крушения в 2015-м Энди настолько выпал из жизни, что забыл в отеле маленькую тарелку, которую вручают финалисту – сотрудники гостиницы передали награду теннисисту перед вылетом самолета. «Не везет мне в Мельбурне. Вот я думаю, что кенгуру однажды тоже не случайно на меня накакал», – описал ситуацию с присущей ему иронией британец.

Последовательные неудачи в Австралии могли сломить психику любого теннисиста, но именно в них Энди находил вызов, чтобы карабкаться на вершину. В нем есть та самая искра упорства, которой не хватаем многим молодым игрокам. Сам по себе стиль игры Маррея – это вызов не столько сопернику, а самому себе. Достать нереальный мяч, отбегать полкилометра на задней линии, притвориться побежденным, а потом отоварить неожиданным кроссом или свечой. Журнал Time подобрал очень точную формулировку игре Маррея – концерт аритмической дисгармонии.

Слезы Энди Маррея

Слезы Энди МарреяGetty Images

Победы на трех «Шлемах» стали следствием целеустремленности и характера Энди, но самый показательный матч, полностью отражающий натуру британского зверя, он провел осенью 2014-го в финале Валенсии. Испанца Томми Робредо качала родная публика, тот терзал Энди волшебным одноручным бэкхендом, и матч получился самым продолжительным в том сезоне – 3 часа 9 минут. Маррей еле стоял, но на каждом из пяти упущенных соперником матчболах врубал режим сверхчеловека и отыгрывался. В конце игры обалдевший от такого перфоманса соперника Робередо в шутку показал ему у сетки два средних пальца.

На прощальной пресс-конференции Маррей сказал, что живет с болью последние два года. Это неправда – она стала его спутником с самого начала взрослой карьеры в 2005-м. Тогда он пропустил четыре месяца из-за травмы спины. Энди решился на операцию только спустя восемь лет, когда не было другого выхода.

Маррей родился с разделенной коленной чашечкой, поэтому ему требуются обезболивающие инъекции и таблетки, чтобы выйти на корт. Кроме того, тело Энди не совсем сбалансировано – его левое плечо очень слабое, а нога намного сильнее, чем правая. Из-за постоянной нагрузки на нее у теннисиста возникли хронические проблемы с бедром, приведшие к окончанию карьеры. «Как-то во время «Ролан Гаррос» мне сделали восемь уколов обезболивающего – у меня через всю спину проходил 20-сантиметровый рубец. После матча журналисты сказали, что я плохо выкладывался. Это ужасно несправедливо», – сокрушался британец.

У Маррея нет грации Федерера, пластичности Джоковича и скорости Надаля. Он словно пролетарий, протиснувшийся в элитарное общество ленивой походкой портового докера. Энди никогда не скрывает эмоций на корте, ругается со зрителями и посылает по матушке членов своей команды за неодобрительный взгляд. «Меня часто называют королем драмы, лентяем и симулянтом. Плевать – я выхожу на корт, чтобы выиграть, а не кому-то угодить», – Энди не боится быть настоящим, и в этом его главный шарм.

Энди Маррей

Энди МаррейGetty Images

Большое влияние на характер и мировоззрение Маррея оказали трагические события в Данблейне в марте 1996-го. В тот день Энди находился в одном из классов школы, когда спятивший учитель Томас Гамильтон учинил самый массовый расстрел в истории Великобритании – от его рук погибли 16 детей и одна учительница. Энди и его брат Джейми разминулись с убийцей в коридоре. Спустя много лет Маррей посвятил победу на юниорском US Open-2004 жертвам террористической атаки на школу в Беслане.

Травмы и неудачи в начале карьеры сильно покорежили, но не сломали Маррея. Внутренние демоны часто брали верх, из-за чего Энди терял контроль и проигрывал. Усмирить их получилось только Ивану Лендлу – с ним шотландец выиграл три «Шлема» и Олимпиаду. «Лендл не привнес никаких радикальных изменений в мою игру. Кое-что по мелочи. Но если изменить 10 мелочей, то на выходе может получиться большая разница», – резюмировал Маррей.

В 2016-м Энди взял последнюю вершину – свергнул конкурентов и стал первой ракеткой мира. Британец так раскочегарился, что не заметил, насколько за время борьбы выгорел организм. Он старался не замечать боль в правом бедре и другие болячки до тех пор, пока однажды не смог встать с постели, а надеть носки оказалось так же сложно, как обыграть Джоковича.

Энди Маррей в Данблейне

Энди Маррей в ДанблейнеGetty Images

Когда Маррей был ребенком, то все карманные деньги тратил на фильмы о Джеймсе Бонде. Всякий раз отыгрывая матчбол за матчболом, он представлял себя Шоном Коннери – зачастую получалось коряво, прямолинейно, грубо, но при этом всегда эмоционально и неповторимо. Два средних пальца на руке Робредо – лучшее описание и одновременно комплимент игре британца. Спасибо, Энди, это был незабываемый концерт.

Другие тексты Руслана Хрипуна о крутых теннисистах:

Eurosport в фейсбуке
0
0