Над кортом имени Филиппа Шатрие разнесся крик разъяренного Диего Шварцмана. Аргентинец только что упустил шанс повести в четвертьфинале «Ролан Гаррос» против Доминика Тима – он подавал на третий сет при счете 5:3, но соперник сделал брейк. Партия завершилась победой австрийца на тай-брейке. Казалось, локальная неудача сломит Шварцмана, но андердог сделал то, чего не ждали ни эксперты, ни болельщики: перебегал Тима, сравнял счет по сетам, а в десайдере сломил уставшего фаворита и впервые в карьере вышел в полуфинал «Шлема».

Этот результат гарантировал Диего место в топ-10 рейтинга ATP по итогам турнира и вторую встречу с Рафой Надалем за три недели.

Roland-Garros
Тест: назови 20 соперников Надаля, поверженных в финалах «ТБШ»
12/10/2020 В 13:59

На «Мастерсе» в Риме теннисист ростом 170 см вынес Короля грунта в двух сетах и в очередной раз напомнил, что не признает поражений. Карьера 28-летнего уроженца Буэнос-Айреса – это история преодоления жизненных обстоятельств, бедности и даже генетических ограничений, вопреки скепсису окружающих. В 1990-х его семья владела популярным магазином одежды и украшений, имела дом в Уругвае и несколько машин, но лишилась всего из-за решения правительства сократить импорт. Когда у Диего открылся талант к теннису, его родители приложили невероятные усилия, чтобы сын и дальше занимался недешевым спортом. Мать мальчика даже продавала браслеты в перерывах между юниорскими матчами, чтобы покрыть расходы на дорогу и проживание.

Следующим препятствием на пути Шварцмана стал рост – в 13 лет он узнал от врачей, что не вырастет выше 170 сантиметров. Отчаявшийся подросток чуть не отказался от мечты, но родители уговорили его не бросать теннис. Спустя много лет их правота подтвердилась – сейчас Диего лишь отмахивается от вопросов о росте: «В моей жизни были проблемы похуже, чем быть на 10 сантиметров ниже всех остальных». К сезону-2020 он уже выиграл три турнира, включая Rio Open из серии ATP-500, и рубился с Тимом в венском финале, а в этом году улучшил почти все карьерные достижения: добрался до четвертого раунда Australian Open, впервые вышел в финал «Мастерса» и гарантировал себе битву с Надалем в Париже.

Трудности с деньгами и сомнения из-за маленького роста только закалили Шварцмана, а другим неизменным источником мотивации для маленького аргентинца стало еврейское происхождение. После Второй мировой войны переживший ужасы холокоста прадед спортсмена по материнской линии переправил семью через океан – в то время Южная Америка пользовалась среди спасшихся иммигрантов такой же популярностью, как и среди сбежавших военных преступников. Еврейская община в стране танго, стейков и футбола превосходит по масштабам другие поселения в Латинской Америке и имеет многовековую историю: иудеи спасались там от испанских гонений в колониальный период и от погромов в Российской империи и Восточной Европе в конце XIX века. По статистике, аргентинская популяция евреев является седьмой крупнейшей в мире среди всех стран, кроме Израиля. Шварцманы вошли в число 45 тысяч евреев, обосновавшихся на другом континенте в середине прошлого столетия, но для Диего наследие предков до сих пор имеет огромное значение.

Семья отца теннисиста родом из России, а матери – из Польши. Трудности, с которыми они столкнулись после иммиграции, вдохновляют Шварцмана. Для него спортивные вызовы и карьерные неудачи меркнут на фоне перенесенных старшими поколениями жертв и лишений. «Когда мой прадед и другие родственники приплыли в Аргентину на лодке, они не знали испанского и говорили только на идише, – рассказал Шварцман. – Им было непросто полностью изменить жизненный уклад после войны, но они справились». И все-таки самый судьбоносный момент в истории семьи случился еще в начале 1940-х, когда прадеда Диего посадили на поезд и отправили в концентрационный лагерь, но тому чудом удалось сбежать.

«Соединяющая два вагона муфта каким-то образом сломалось, – раскрыл детали необычайного спасения теннисист. – Часть поезда продолжила движение, а другие вагоны остановились на путях. Это позволило всем, кто в них находился, включая моего прадеда выпрыгнуть, скрыться и остаться в живых. Ему повезло, что его не поймали. Мне хватает одной мысли об этом, чтобы понять, как человеческая жизнь может перемениться в один момент». Каждый раз после обидного поражения или насмешек из-за роста Шварцман вспоминал о стечении обстоятельств и силе духа другого человека, благодаря которым он получил шанс на нормальную жизнь. Уважение к прошлому сделало Диего одним из самых скромных и трудолюбивых спортсменов в туре.

Благодаря этим качествам и постоянному прогрессу Шварцман превратился для аргентинских евреев в кумира и пример для подражания. «В Аргентине живет много евреев, и все они меня знают, – подтвердил 28-летний теннисист. – Когда я иду по улице, мне кричат: «Удачи в этом сезоне! Продолжай в том же духе!» Диего не посещал еврейскую школу из-за занятий теннисом, но чтит религиозные традиции и праздники даже во время турниров. Восхищение соотечественников Шварцманом проявляется по-разному: например, на сайте иудея-активиста Говарда Бласа успех Диего на римском «Мастерсе» сравнили с историей об испытаниях Авраама, которую традиционно рассказывают в еврейский Новый год Рош ха-Шана. В этом году праздник символично совпал с победой национального героя над Надалем.

Диего Шварцман и Рафаэль Надаль

Фото: Getty Images

В мире тенниса успехи Шварцмана – напоминание о том, как еще недавно элитарный статус спорта становился для талантливых евреев непреодолимым препятствием. Например, детский клуб, в котором тренировался Шварцман, в начале XX века основали именно иммигранты – тогда иудеи не могли посещать общие спортивные площадки и залы из-за сегрегации. Та же тенденция долгие годы сохранялась в Европе: в 1925-м в Yorkshire Post появилась заметка о том, что евреям всегда будет закрыт вход в английские теннисные клубы, как бы хорошо они не интегрировались в местное сообщество. Три года спустя Daily Mirror высмеял жалобы еврейской общины на то, что их не принимают в лучшие теннисные клубы, а в 1936-м спортивный клуб Hazelwood отклонил заявки четырех евреев.

Дискриминация сохранялась до конца прошлого века, когда девушку по имени Леони Гудман не приняли в один из теннисных клубов Глазго. Она довела дело до суда и доказала, что предубеждение руководства связано с национальностью. Несмотря на подобное отношение, британские иудеи не сдались – они открывали свои клубы и воспитывали звезд, самой яркой из которых стала финалистка Уимблдона Анджела Бакстон. Даже после победы на местном мэйджоре в парном разряде в 1956-м ей не предложили пожизненное членство во Всеанглийском клубе лаун-тенниса и крокета, как было принято. В послевоенные годы предубеждения по-прежнему оставались слишком сильны, чтобы признать талант и достижения еврейки.

Выстраданные успехи и непростая карьера Шварцмана перекликаются с трудностями его соотечественников в теннисе. В матче против Тима Диего не сломил ни один упущенный брейк-пойнт и ни одна ошибка на своей подаче – точно так же, как евреи за много лет до его рождения не отчаивались, когда им запрещали тренироваться с английскими аристократами. Маленький аргентинец не отличается яркой харизмой и не блистает каламбурами на интервью, но другие теннисисты и болельщики обожают его за профессионализм и несгибаемый характер.

«Я никогда не представлял, что окажусь там, где я сейчас, – признался Шварцман в начале года. – С чем бы я ни сталкивался, я всегда продолжал работать и использовал препятствия, чтобы стать упорным теннисистом и хорошим человеком. Если я зашел так далеко, то и вам по силам. Верьте в себя, и вы сможете воплотить мечты даже с ростом 170 сантиметров». Победа над Надалем в полуфинале «Ролан Гаррос» кажется невыполнимой миссией, но Шварцмана нельзя считать проигравшим заранее: за последние недели он уже не раз превращал безнадежные ситуации в триумф смелости и характера.

Другие материалы о теннисе:

Русская из города Месси рвет «РГ». 3 года назад она хотела бросить теннис

Матч Рублева и лайфхак, как играть с Федерером. Подкаст «Хард и грунт» с Донским

Roland-Garros
Надаль убил интригу. 2021-й определит лучшего теннисиста в истории
11/10/2020 В 19:58
Roland-Garros
«20 – лишь очередной шаг для нас обоих». Федерер поздравил Надаля с победой на «РГ»
11/10/2020 В 19:34