Eurosport

Дать про Машку. Мельдониевое дело Марии Шараповой как главная притча года

Дать про Машку. Мельдониевое дело Шараповой как главная притча года

03/01/2017 в 14:10Обновлено 03/01/2017 в 14:54

За допинг русскую девушку отчитывал весь мир, а Надаля и Уильямс – только Fancy Bear.

7 марта 2016-го. Где-то в 21:00 все в редакции Eurosport носились по офису как зомбированные – скоро экстренная прессуха Марии Шараповой. Я наблюдала, как коллеги судорожно искали прямую трансляцию конференции и пыталась имитировать хоть какую-то заинтересованность. Совсем недавно на употреблении мельдония попалась фигуристка Екатерина Боброва, и это волновало меня куда больше. Помню, пришла в голову мысль: «А вдруг Шарапова тоже ест допинг?». Но идея казалась больше шуточной. Беременна, завершает карьеру, пропускает Игры – все твердили про это, и я была солидарна.

Мария Шарапова

В тот вечер главная ракетка России сообщила, что не прошла допинг-тест перед Открытым чемпионатом Австралии из-за препарата под названием «Милдронат», в котором содержится мельдоний. Это вещество внесено в бан-лист ВАДА с 1 января 2016 года, но Мария честно призналась, что не знала. Хотя ее, конечно же, предупреждали и присылали письма, где мелким шрифтом пропечатывали обновления списка запрещенных веществ.

Открытое заявление об ошибке на пресс-конференции стало стратегически верным ходом. Если бы информация оказалась у журналистов быстрее, возможно, никто бы Марию и не поддержал. А так спортивный медиамир раскололся на два лагеря: кто-то топил за Шарапову, вводил хэштеги и молился на нее в эфирах, а кто-то совершал тризну по ее спортивной карьере.

Неудивительно, что теннисистка не заметила в инбоксе строчки с важной информацией, учитывая, какими крошечными буквами там все напичкано. К тому же, Шарапова принимала уже готовый препарат – «Милдронат», и когда ей пришло роковое письмо, она загуглила про мельдоний и даже не подозревала, как он связан с ее лекарством. Но неужели мимо Марии прошли сообщения в медиа? Неужели никто из коллег случайно об этом не обмолвился? И вообще, у Марии есть штат персонала – видимо, некоторые в марте 2016-го незаслуженно получили зарплату. Команда для этого и нужна – проверять каждую букву в сообщениях ВАДА, сверять каждую запятую в экземплярах контрактов. Но они не заметили ничего, и это огромная халатность.

Самое интересное в истории – реакция ITF. Во-первых, Международная теннисная федерация прислала ровно ноль уведомлений о запрете мельдония, хотя другие спортивные федерации предупредили подчиненных им атлетов. Во-вторых, когда объявили о двухгодичной дисквалификации Марии, ITF настаивала на максимальном наказании – бан на четыре года. Слишком жестокое поведение по отношению к спортсменке, прославившей теннис и сделавшей из него сильнейший маркетинговый инструмент.

Мария Шарапова – эксклюзивная личность. Ее возвращение на корт будет грандиознейшим камбэком 2017 года. Мы увидим ее уже на ближайшем «Ролан Гаррос». Очевидно, это будет Маша другого образца: повзрослевшая, предусмотрительная, закаленная и читающая каждое письмо в e-mail. Но выигрывать турниры станет еще труднее. За это время сильно окрепли европейские теннисистки: Анжелик Кербер, Гарбинье Мугуруса, Агнешка Радваньская. К тому же, на Шарапову будут смотреть как на спортсменку, отсидевшую наказание за преступление.

Мария Шарапова

Мария прошла огромный путь – все лето бегала по судам, а не по кортам, сражалась с ITF, а не за олимпийское золото, но война в прошлом. Пройдет время и, возможно, теннисистка вспомнит обо всем со смехом – пошутит в интервью или сделает серию конфет со вкусом русского допинга.

Другие впечатления года:

0
0