Eurosport

Пески времени. Почему Рафаэль Надаль снова грунтовый король

Пески времени. Почему Надаль снова грунтовый король

16/05/2017 в 10:00

Рафа сгонял в прошлое и вернул себя образца рубежа десятилетий.

Сработали молитвы ностальгирующих – первые крупные ивенты сезона (ТБШ и четыре Мастерса) выиграли Федерер и Надаль. Мастодонты тенниса грамотно поделили год: Федерер станцевал швейцарскую лезгинку на зимне-весеннем харде (у Роджера до сих пор всего одно поражение в официальных матчах – от Евгения Донского), а потом поехал домой смотреть сериалы и думать о целесообразности грунтового будущего. В этот момент где-то облегченно выдохнул один Надаль и пошел рубить песчаные мельницы направо и налево.

Последние два сезона испанцу приходилось несладко даже на родном песке. Сильной стороной его форхенда всегда была фаза подготовки удара: правая рука создавала дополнительную натяжку тела, а ударная левая распускалась пращей, закручивая мяч до скорости света. Особо хорошо заходил короткий кросс, ради которого соперники на шесть-семь шагов входили в корт, а выйти не успевали. Со временем Рафа почему-то стал заносить руку перед ударом выше, держа ракетку горизонтально. На удар уходило больше времени, а мяч улетал недалеко, позволяя соперникам переходить в атаку едва ли не с хав-корта. Еще в какой-то момент в дверь постучали годы, а ноги перестали носить по корту трижды за один розыгрыш. Где-то в это же время полетела к чертям и психика, затем пришли травмы.

Фавориты на песке всегда те, кто могут дольше выдерживать ралли. Кто рулят бесконечными свечеобразными перебросами и цепляниями мяча по кратчайшей касательной для максимального вращения. Теперь все это уходит в прошлое, покрытие перестает играть большую роль, а игра унифицируется. На харде и траве розыгрыши замедляются, на грунте наоборот решает скорость, а среднее число ударов в розыгрышах становится идентичным на всех покрытиях.

Надаль понял – бегать за всеми мячами уже сложно, пусть даже и по песку, и игру нужно срочно усложнять. Зимой освежать команду испанца пришел Карлоса Мойя, дядя Тони пообещал больше не ездить за Рафой на турниры, а какое-то из этих событий сыграло положительную роль и помогло грамотно оценить ситуацию. За три победных грунтовых турнира (15-0 на песке в сезоне) Рафа отретушировал все свои орудия.

В финальном матче против Рамоса в Монте-Карло половина розыгрышей были не длиннее четырех ударов. Эти шорт-баттлы и решили матч – Надаль выиграл по ним 32-13. Если розыгрыш затягивался от 5 до 9 ударов, то превосходство Рафы было уже не таким ярким 18-10. Что в тот день у Надаля как раз не шло, так это затяжные обмены ударами (8-12). Проблема Рамоса оказалась в том, что Надаля не так-то просто втянуть в это дело против его воли.

Вместе с уверенностью вернулась физика – Рафа как в лучшие годы работает на приеме и не только забегает под форхенд и атакует (12 виннеров при 8 невынужденных в матче против Рамоса). Несмотря на уверенную победу, Надаль за финал пробежал больше, чем соперник – почти полтора километра. При этом лупить по мячу со всей силы необязательно – средняя скорость мяча после ударов Рамоса была выше (122 км/ч против 119 км/ч).

Помимо форхенда и физики, за три грунтовых турнира у Рафы первая подача на уровне 76%. На каждые десять геймов на своей подаче Рафа проигрывает в среднем всего 15 розыгрышей. Он делает немного эйсов, но это не снижает ценность подачи: против Зебаллоса в барселонском полуфинале Рафа подал всего один эйс, но 15 раз его соперник не мог ответить в корт и розыгрыш погибал на втором ударе.

Мадридские результаты показали еще и то, что Рафа движется к десятому парижскому титулу по заранее начерченному плану, толкая по восходящей не только игровую, но и физическую форму. В мадридском финале против Тима Надаль имел уже 20-8 по длинным розыгрышам, а к ним впридачу восемь виннеров с бэкхенда.

В самые сложные моменты Рафа не закапывался на задней и подключал совсем уж редкие для себя приемы – серв-н-воллей и укороченные. В финале с Тимом он трижды бежал к сетке сразу после подачи: всегда в критические моменты и всегда удачно.

В бой для этого шла суперкосая подача во второй квадрат, чтобы подловить Тима на далекой от задней линии стойке – так Рафа полностью менял динамику розыгрыша в свою пользу. Девять раз в бой внезапно шли укороченные, а шесть из них оказались победными, причем в пяти случаях Тим даже не касался мяча.

С победами вернулась уверенность. Сложнейшие баттлы с колючим развитием игры против неудобных Фоньини и Эдмунда год или два назад Рафа мог слить не задумавшись. Теперь он вытаскивает эти сложнячки, причем не за счет дополнительных физических усилий, а через вариативность игры. Похоже, в Париже всем остальным придется мечтать только о финальной фотосессии рядом с победителем.

Другие тексты Никиты Щекутина:

0
0