На прошедших летом 2021 года Олимпийских играх в Токио Россия завоевала 71 медаль, в том числе четыре – в теннисе. Лидером команды стала вернувшаяся в тур Елена Веснина, которая выиграла серебро в миксте с Асланом Карацевым и была в одном ударе от бронзы в паре с Вероникой Кудерметовой.
В интервью Евгению Коростелеву для Eurosport.ru Елена рассказала, какими были Игры в столице Японии, как она не сдержала эмоции после финала и может ли по примеру сестер Авериных остаться в спорте до Олимпиады 2024 года в Париже.
  • Скачивай приложение Eurosport для iOS и Android, чтобы смотреть US Open! Это нужно всем
Теннис
Веснина рассказала, можно ли стать топом, тренируясь в России
05/10/2021 В 17:30
– Вы не выступили на US Open из-за травмы ахилла. Насколько серьезно повреждение?
– Серьезное, но я ожидала, что лечение пройдет быстрее. Когда начала тренироваться спустя полторы недели после Олимпиады, нога по-прежнему болела. Прошла несколько процедур ударно-волновой физиотерапии, все делала для восстановления. В состоянии покоя нога меня не беспокоит, но после тренировки отекает и болит, поэтому работаю в бережном формате: бегать мне нельзя, кручу только велосипед, нагрузки минимальные. Плюс немного приболела, поэтому не могла нормально приступить к тренировкам. Видимо, организм после Олимпиады устал и дал себе отдых.
– Вы играли с этой травмой на Олимпиаде. Думали о том, чтобы сняться?
– Таких мыслей вообще не было, но опасалась, что не получится даже на 50% выступать, потому что когда просыпалась, не могла наступить на ногу. Она у меня была как деревянная. Было страшно, что я выйду с этой ногой и не смогу нормально бороться. Но в целом, когда принимаешь болеутоляющие, боль притупляется, уже во время матча ты о ней стараешься не думать. Хотя все равно есть некоторые технические погрешности: где-то к мячу не так подходишь, где-то это подаче мешает. Но стараешься не обращать внимание, потому что назад пути нет.

Елена Веснина и Вероника Кудерметова на Играх в Токио

Фото: Getty Images

– Олимпиада в Токио четвертая для вас. Как меняется отношение к Играм с каждой новой поездкой?
– Когда это твои первые Игры, эмоций море. Не знаешь, как с ними справиться, потому что все, что ты видишь, приводит в щенячий восторг. Во-первых, лучшие атлеты из разных видов спорта. В Пекине я увидела Коби Брайанта, Леброна Джеймса, Елену Исинбаеву. Великих чемпионов, которых уважаешь, и понимаешь, что это легенды. В Рио мы увидели Усэйна Болта, и хотя для меня это была уже третья Олимпиада, восторг был не менее сильный. Но это мешает немного выступлению, потому что ты отвлекаешься.
Турнир сильно отличается от «Больших Шлемов», потому что очень много надо ходить: от олимпийской деревни до столовой, оттуда до остановки. У теннисистов в туре в этом плане комфортно-тепличные условия. Все для нас: выходишь из гостиницы, садишься в машину, она тебя везет до кортов – нигде времени зря не теряешь. А на Олимпиаде много времени тратишь только чтобы дойти до столовой, отстоять очередь там, отстоять очередь в автобус. Все эти моменты отвлекают и забирают силы, которые очень важно сохранить. Плюс огромное давление. Когда попадаешь туда, понимаешь, как все хотят выиграть медаль, как это для всех важно. Тебе этого тоже безумно хочется, а когда слишком хочется, разрывает от желания, это плохо. Надо уметь себя настраивать правильно. Наверное, на третьей Олимпиаде в Рио у меня пришло четкое осознание, как себя вести, что делать и каких ошибок не допускать.
– В Токио были тяжелые условия. С чем смириться оказалось сложнее всего?
– С жарой, потому что в таких погодных условиях я никогда не играла. С плотным расписанием, которое было нечеловечным, потому что ставили по два матча в день на самой жаре подряд 5-6 дней без отдыха. Для тех, кто играл в двух разрядах, а я играла в трех, это было чудовищно. Я не понимала, как можно дожить до медальных матчей, как сохранить силы, чтобы выползти на корт.
Но если сравнить именно жилищные условия, то меня в Токио все устраивало, все было очень грамотно сделано. Японцы вообще очень организованный народ, и эта Олимпиада должна была стать одной из лучших в плане организации. Но она проходила в пандемию. Все эти ограничения, мы каждый день слюну сдавали. Я даже мысленно себя настраивала, что вот сейчас будет положительный тест – снимут. Больше всего боялась, что если снимут меня, то снимут и всю команду. Этот момент тоже немножко поддавливал. Очень боялась такого исхода.
Кормили в Токио замечательно. По сравнению с Рио еда была шикарная. Для ребят это была первая Олимпиада, и когда они начинали говорить, что этого и того нет, я отвечала: «Вы не были в Рио. Не понимаете, с чем сравнивать. Это замечательная столовая: все горячее, вкусное, свежее. Поэтому просто наслаждайтесь тем, что вы здесь находитесь».
Многие спортсмены не понимали, почему так долго ведется эта борьба с Россией
– Глобально есть разница между выступлением на Играх под флагом и под нейтральным статусом?
– Конечно, есть. Во-первых, спрашивают спортсмены из других стран: откуда вы, что за страна? Естественно, когда ты говоришь Russian Olympic Committee, все понимают, что это Россия. У нас и форма была, и цвета флага. Да, на олимпийском доме висел флаг ROC с факелом и триколором, но я для себя представляла, что вижу российский флаг.
Я знаю, что я из России. Просто хотела играть за страну, хотела принести медаль в зачет. Да, так сложилась политическая ситуация, нам до сих пор не вернули статус, флаг и гимн забрали. С одной стороны, было обидно, но с другой, когда ты уже не можешь ничего сделать и от тебя ничего не зависит, надо просто делать все возможное, чтобы твоя страна тобой гордилась. Чтобы у детей, которые смотрят Олимпийские игры, появилось невероятное желание заняться спортом, стать героем своей страны, выиграть медаль. Спорт должен объединять людей, Олимпиада должна объединять людей, страны.
Мне кажется, именно эти Игры в Токио очень сильно сплотили нас: атлетов, олимпийцев, нашу страну.
– Вы говорили Russian Olympic Committee. Даже в неформальных разговорах запрещено было называть себя Россией?
– Да, нам было запрещено говорить Россия, но, когда мы говорили Russian Olympic Committee, люди такие: «А, это Россия?» Мы кивали: «Да, конечно, Россия». Спортсмены же не знали об этом.
– Нейтральный статус как-то менял отношение людей из других стран?
– Нет, не менял. Я знаю нескольких теннисистов из Англии, они спрашивали: «Это до сих пор происходит с вами? Сколько уже можно? Мы думали, что уже все закончилось, столько лет прошло». То есть многие даже не знают о том, что мы в нейтральном статусе. Они не понимали, почему так долго ведется эта борьба с Россией.

Елена Веснина и Аслан Карацев на Олимпиаде в Токио

Фото: Getty Images

– Тот факт, что в финале микста встретились пары из России, как-то повлияло на ваше эмоциональное состояние?
– Могу сказать точно, что это немножко нам облегчило задачу. Во-первых, обе команды вышли в финал, уже точно есть медаль. Поэтому настраивались как на очень важный матч. Никто не давил на себя, хотя давление все равно было. Я и все ребята, думаю, чувствовали ответственность и волнение, мандраж где-то был. Но все равно, играть в финале Олимпийских игр – невероятный стресс. Такого стресса я в своей жизни никогда не испытывала. Но это какое-то невероятное спортивное наслаждение, потому что ты дошел до финального этапа, ты здесь.
Я каждый раз вспоминаю и думаю: сколько достойных спортсменов остались без медалей. Они были достойны, готовы, они хотели, горели, но не сложилось. А я не играла три года, вернулась после рождения ребенка и уезжаю с медалью. Могла уехать с двумя, но, к сожалению, не получилось бронзу выиграть. Но понимаю, что это невероятный успех. Честно, я сама от себя не ожидала, что у меня получится за такой короткий период, потому что сыграла всего шесть турниров до Олимпиады. Не представляла, что смогу набрать форму, выступать на уровне и держать его на протяжении всего турнира. Плюс тяжелые погодные условия, которые забрали очень много сил. Можно сказать, что я выдохлась к концу турнира.
– После финала вы заплакали, как потом объяснили, из-за смешения чувств. Обида все же была?
– Конечно. Это было накопленное, потому что я очень расстроилась после того, как мы проиграли матч за бронзу. Я не могла поверить, что это произошло. Мне до сих пор не понятно, почему мы не выиграли. Плюс долгий трехсетовый матч в миксте, в котором мы опять вели, опять у нас был матчбол – и мы снова проиграли. Тогда я поняла: все, Лена, закончилось. У тебя уже есть эта серебряная медаль. Да, могла быть золотая. В тот момент слезы сами хлынули, я даже не могла себя контролировать.
Стояла с Игорем Андреевым, и говорю ему: «Игорь, я так устала. Не понимаю, что происходит. Не понимаю, почему не получилось выиграть этот финал». Он тогда сказал: «Лена, все что здесь произошло – русский финал, золотая медаль – все твоя заслуга. Потому что ты костяк команды. Ты ее вела за собой. Они [партнеры] на тебя смотрели, все благодаря тебе. Этот результат нашей сборной – очень большая твоя заслуга. Ты просто этого не видишь и не понимаешь». Я не ожидала таких слов в тот момент. Плюс потом подошел Карен Хачанов, обнял меня, сказал: «Ну, Ленок, мы с тобой с серебряными медалями, но все равно молодцы». Пошутил в своем стиле, и как-то уже отпустило, потому что мне нужно было, видимо, разрядиться.
Обычно после финала есть какое-то время прийти в себя, а тут все как-то быстро произошло. И так долго все тянулось до финала, долгий матч. Я уже не смогла себя контролировать, мне просто хотелось кого-то обнять и кому-то поплакаться в жилетку.

Елена Веснина и Аслан Карацев с серебром Игр в Токио

Фото: Getty Images

– С чем сравнима горечь поражения в финале Олимпиады?
– Может быть, с поступлением в институт мечты. Ты готовился, но не хватило одного балла. Все было замечательно, ты все делал правильно и был достоин не меньше, чем люди, которые с тобой поступали, но тебя не взяли. Но в Олимпиаде цикл четыре года, а в институт у тебя есть возможность поступить через год.
Но я уехала с Олимпиады с медалью, а обиднее, мне кажется, четвертое место, когда ты уезжаешь без нее. Конечно, в финале очень обидно проигрывать – неважно, где. Но надо понимать, что туда доходят единицы. Я себе очень часто это говорю. Да, мы были достойны победить, у нас были шансы, мы с Асланом были готовы выиграть тот матч, но сложилось иначе. Значит, кому-то это было нужнее и так сложилась судьба, потому что мы сделали все от себя зависящее: играли, боролись. Да, у меня была травма, было тяжело, я уже на каком-то последнем издыхании была, но мы проиграли 11:13 в решающем сете.
Тай-брейк – лотерея, нашим соперникам повезло чуть больше. Значит, в этот момент они были чуть достойнее. Им победа была нужнее. Но все равно, финал Олимпийских игр – успех. Медаль Игр – успех. В теннисе – особенно.
– У вас очень схожие ситуации с сестрами Авериными – они тоже взяли серебро, хотя были достойны золота. Их второе место мотивировало остаться до Игр в Париже и доказать свое превосходство. А вас серебро мотивирует продолжить?
– Это серебро сделает их сильнее, а я уже олимпийская чемпионка. Для меня это были четвертые Игры, а для сестер Авериных – первые, поэтому сравнивать сложно. В их случае, да и для любого спортсмена, важна психологическая устойчивость, потому что поражений всегда будет больше, чем побед. В теннисе особенно, потому что ты не можешь на протяжении всего года побеждать на каждом турнире. Я всегда это говорю родителям, которые отдают детей в теннис и думают, что они должны побеждать с 7 до 37 лет.
У сестер Авериных такая ситуация сложилась несправедливая. Я согласна, что все должно было сложиться по-другому, но в случае с ними, серебро сделает их еще сильнее. Еще стрессоустойчивее, злее. А иногда в спорте нужно быть злее, чтобы победить. Потому что, когда ты готов и настроен, знаешь, что все нормально, – хорошо. Но когда тебя разозлили, ты мотивирован немного в другом формате – это иногда даже лучше. Я про хорошую злость, спортивную, а не какую-то ненависть к кому-то или чему-то. Вообще сильная злость или ненависть разрушает. Она должна быть именно спортивная, с хорошим настроем, чтобы доказать всем и в первую очередь себе, что ты достоин.
Для меня Париж может стать пятой Олимпиадой. Как организм будет готов через три года, я не могу сказать. Плюс в этот раз у меня был замороженный рейтинг, так как я была номером один в мире. Могла по нему выступить на Играх. Да, я набрала новый рейтинг до того, как началась Олимпиада, но это не номер один. Чтобы попадать на Олимпийские игры, нужно иметь хороший рейтинг. А играть три года подряд на высоком уровне для организма очень сложно. Плюс не забывайте, что я в первую очередь мама и только потом спортсменка. Мне хочется уделять внимание ребенку, мужу, семье. Жизнь на чемоданах не самая лучшая. Да, теннис – прекрасный вид спорта, вернувшись, я получаю огромное удовольствие. Я не сказала финальное слово, не поставила точку. Но до Парижа мне все же нужно время.
Гимнаст Белявский: о золоте Токио, бизнесе и отказе Байлз
Следи за новостями тенниса на Eurosport.ru
Теннис
Веснина – об отказе Осаки от вью: «Могу понять, но это работа»
05/10/2021 В 16:42
Теннис
Грабители вернули Весниной медали ОИ с запиской и конфетами
25/09/2021 В 12:49