– Аня, мы с вами уже давно в Москве, но в Лондон вернуться все же стоит. Как вы себя чувствуете в этом городе?

– Так хочется сходу выдать вам занимательную историю, но на деле все выглядит в разы прозаичнее. Всю свою карьеру я очень сильно переживала именно за травяной сезон, хоть и играла на траве неплохо, даже дошла до финала юниорского Уимблдона. Именно поэтому Лондон связан у меня с вечными ожиданиями того, что я покажу хорошую игру уже на взрослом Уимблдоне. К сожалению, у меня не получилось в полной мере реализовать свой потенциал на травяном покрытии. Где-то с сеткой не повезло, где-то сама не смогла полностью воспользоваться своими шансами. Так или иначе, дальше четвертого круга я не проходила, что совсем не мешает мне очень любить этот турнир.

Теннис
Халеп сместила Ли На со второй строчки
11/08/2014 В 07:40

– Ну а сам город? Были ли у вас, например, как у меня истории, когда вам не разрешили вывезти из страны игрушечный пистолетик, купленный в Hamleys?

– На самом деле, мне не так часто удавалось выбраться в центр города, но в конце второй недели я все же смогла вырваться с кортов и провела прекрасные три дня. Мы гуляли в парках, посещали рестораны, правда, из-за того, что поздно заканчивалась работа, не удалось сходить в музеи. Так что Лондон мне очень понравился в этот раз. Как вы понимаете, теннисисты все основное время проводят на территории Уимблдона, тем более дожди – далеко нельзя отъезжать от кортов, а то еще перенесут матчи, придется пулей возвращаться обратно. Но Уимблдоном я в этот раз насладилась сполна!

– Тогда к нему и перейдем. Каково вам было приезжать на знакомые корты в абсолютно другой роли?

– Ой, было очень интересно, честно говоря, потому что обычно я всегда находилась там, где проводят время и тренируются игроки, а сейчас я была там, где проводит свое время пресса. Никогда не знала, что на территории так много подземных переходов!

– И бесплатный горячий шоколад!

– Да, и чай, и все дела! Я также ощутила себя в совершенно другой роли, что тоже очень интересно. Я наивно полагала, что знаю абсолютно все нюансы турнира, но это оказалось абсолютно не так – огромное количество открытий для себя сделала. Хотя, не буду скрывать, периодически очень сильно скучала по жизни игрока. Я уже достаточно давно профессионально не выступаю, а так хотелось почувствовать адреналин. В жизни комментатора он тоже, конечно, присутствует, особенно когда ты работаешь на зрелищном матче, но все же это не то чувство, когда ты выходишь на корт и начинаешь играть.

«У МНОГИХ НЕТ ЖЕЛАНИЯ БЫТЬ ЛУЧШИМИ – БЫТЬ ОДНИМИ ИЗ ЛУЧШИХ ИХ ВПОЛНЕ УСТРАИВАЕТ»

– Сложно спорить, что женский теннис – субстанция крайне нестабильная. За несколько лет мы видели огромное количество феноменальных взлетов и таких же падений. Янкович, Возняцки, Иванович – все они забирались на вершину, но очень быстро с нее скатывались. Почему так сложно удержаться даже в топ-5 теннисисткам, которым, на первый взгляд, всего хватает?

– В том-то и дело, что, видимо, им всего хватает, поэтому нужно каждый день находить в себе мотивацию работать. А это очень сложно.

– То есть, вы считаете, что у них уже нет мотивации? А не рановато ли? Ладно та же Серена, которая выиграла все и вся, но тут же другой случай.

– Мотивация – это не только и не столько работа на тренировках, сколько желание стать лучшей. Ты можешь приходить на тренировки и делать тот же объем работы, но у тебя нет запала ехать на турниры, тебе все надоело, ты устала от переездов. Через это проходят все профессиональные игроки. Поэтому со стороны складывается впечатление, что у многих нет желания быть лучшими. Скорее всего, быть одними из лучших их вполне устраивает. Они себе доказали, разок покорив вершину, а дальше уже нет возможности прогрессировать и расти над собой.

– А зачем тогда оставаться в туре?

– А почему бы и не оставаться в туре, когда ты, скажем, 18-я ракетка мира, а то и 12-я? В рейтинге полторы тысячи человек, и все они мечтают попасть туда, где ты был или где ты есть на данный момент, еще и считая, что в этом году, мол, я что-то не очень так играю. Да и вообще, прощаться с большим спортом очень сложно, на самом деле. Бывают моменты накопившейся усталости и желания сделать передышку, но поставить финальную точку невероятно тяжело.

– Неужели для этих теннисисток выигрыш одного, а то и нескольких турниров «Большого шлема» – не мотивация? Вон, Бартоли мучилась-мучилась сколько лет, а потом выиграла Уимблдон – и сразу ушла из спорта. Неужели это не мечта детства для любого теннисного игрока?

– На самом деле, звучит это гораздо проще, чем есть на самом деле. Это как пазл – все должно сложиться. Вы должны быть одновременно оснащены технически и физически, а также необходимо огромное желание, да и вообще повезти должно. Только выпадет один из этих компонентов – и ты не сможешь выиграть не только турнир «Большого шлема», но и обычный турнир. Хотя, конечно, бывают сезоны, когда все сливается воедино и ты несешься как локомотив, сметая всех и вся на своем пути, но это уже исключение из правил.

«МНЕ СТРАННО, ЧТО МОРЕСМО СОГЛАСИЛАСЬ СОТРУДНИЧАТЬ С ЭНДИ»

– Два прошлогодних финалиста Уимблдона обновили свой тренерский штаб: Джоковичу теперь помогает Беккер, а Маррею – Моресмо. Результат известен: первый выиграл Уимблдон, а второй с треском влетел Димитрову. Почему так? И что они успели привнести в игру своих подопечных?

– Ну не могла ничего привнести Моресмо за такой короткий срок. Они только за два дня до начала травяного сезона подписали договор о сотрудничестве. Всем известно, что во время турниров тренер ничего не может поменять в игре, это просто невозможно, разве что чуть морально приободрить игрока, как-то его подсобрать, правильно настроить, подготовить тактически. Но нарабатывать элементы, которые не получаются – это исключено. Во-первых, можно полностью сбить игру, а, во-вторых, матчи все-таки очень важные, тут не до экспериментов. Тому же Маррею нужно было защищать титул, подтверждать очки. Так что Моресмо была в очень непростой ситуации – мне вообще странно, что она согласилась сотрудничать с Энди именно в такой непростой период. Все же, я думаю, это было не самое лучшее время.

– А Беккер?

– Что касается Беккера, который также на Австралии был с Джоковичем, и Джокович Австралию не выиграл, а уступил Вавринке. В Австралии Джокович играл по-другому. Было видно, что Беккер старался изменить игру Джоковича – как ему казалось, в лучшую сторону, Новак много ходил вперед. Его ли это игра? Не знаю. Как показывает практика даже нынешнего Уимблдона, где он играл в свой привычный теннис и выиграл, выходы к сетке панацеей в случае Новака не являются. Да, он попробовал играть так, как ему говорил Беккер, но не получилось. Сложно сказать, Джокович ли плохо это делал, или же Вавринка играл слишком хорошо в тот день, но факт остается фактом: пазл не сошелся. Поэтому Джокович вернулся к своей привычной игре, которую ему поставил еще Вайда, его предыдущий тренер. Я не чувствую, что Джокович выигрывает из-за присутствия в команде Бориса Беккера. Он выигрывал до, будет выигрывать и после. Все-таки нужно отдать должное Вайде, что он подготовил и вырастил такого игрока.

– В этом году на Уимблдоне вышел ну неприлично драматичный мужской финал. Федерер показал вдохновенную игру, почти восьмой титул зацепил, что просто уму непостижимо – 33-летний дядька все же, не юнец. Будет ли еще у него возможность выиграть турнир «Большого шлема»?

– Я думаю, что на US Open это будет сделать сложно. А что будет в следующем году на Уимблдоне – сказать невозможно. Конечно, лучший шанс выиграть «Большой шлем» в этом году был у Федерера на Уимблдоне. Под его технику и под его игру идеально подходит именно травяное покрытие, поэтому он на нем столько титулов и выиграл.

Я безумно уважаю Роджера, и мне было неприятно слышать, когда его стали списывать со счетов в то время, когда он опустился, вылетел из пятерки, стал седьмым – все говорили, что он никогда не буде играть даже в полуфиналах «Больших шлемов». Это было обидно, потому что столько человек сделал для тенниса, столько находился на вершине, и вот так вот за несколько месяцев его списать – для меня это просто было уму непостижимо. Общественность, к сожалению, может тебя превознести, но может так же и опустить. И постоянно нужно доказывать, что ты еще на что-то способен. Но он это доказал.

«КВИТОВА НЕ БУДЕТ СТАБИЛЬНЫМ ИГРОКОМ»

– После первого триумфа на Уимблдоне Петре Квитовой тоже выдали нехилые такие авансы, но у нее был очень непростой период, когда она показывала крайне нестабильные результаты. И вот снова громкая победа, причем при внушительной игре.

– Действительно, на траве играть с ней очень непросто, даже несмотря на то, что игра ее не всегда стабильна. Все-таки очень мощные удары у Квитовой, к тому же она левша, отлично подает. Мне кажется, что Петра прекрасно использует свои физические данные на быстром покрытии. Будет ли она дальше показывать стабильные результаты? Нет, она не будет стабильным игроком, который постоянно находится на вершине. Сложно ей с передвижением по корту, да и тренеру очень аккуратно нужно с ней работать, чтобы подводить ее на пик физической формы к важным турнирам, а такое может быть два-три раза в год, не больше. Но посмотрим – игрок Квитова, безусловно, очень талантливый.

– Пожалуй, единственной, кто реально мог выбить Квитову на этом турнире, была Винус Уильямс, которая показала прекрасную игру, а их матч вообще стал одним из лучших на турнире. Как вы думаете, это ее лебединая песня или Винус еще попылит? Сама она говорила на пресс-конференции о том, что будет играть, грубо говоря, пока ноги не откажут.

– Это как раз к вопросу о том, как сложно поставить окончательную точку. Мне кажется, что пока будет играть Серена, будет стараться играть и Винус. Они как-то поддерживают друг друга, играют в паре, даже несмотря на то, что Винус в последнее время показывает не такие хорошие результаты. Сестры Уильямс постоянно тренируются вместе, со счетом играют, иногда берут спаррингов. В общем, у них какая-то такая отлаженная история, чувствуется, что с годами они уже настолько друг к другу привыкли, что разделять их… Я даже не представляю, как это будет выглядеть.

– Что произошло с Сереной на этом турнире? И что произошло с Шараповой? Все ждали новой битвы, но ее не получилось. И это несмотря на то, что после поражений обе в один голос заявили, что чувствовали себя прекрасно и были в хорошей форме. В чем тогда дело?

– У Серены вообще сложный год получается. Непонятно, с чем это связано, но, с другой стороны, она феноменально провела два года перед этим, выиграла все, что только можно. Спады бывают у всех, даже у Серены Уильямс. Посмотрим, как она будет из этого выходить и что будет делать дальше. Я думаю, что всем интересно, как она поведет себя в концовке сезона, тем более играя у себя дома на US Open, ведь всем известно, что это особенный турнир для нее. Что касается Марии Шараповой, то ее соперница отыграла просто здорово. Вот бывает такое, когда соперник выходит и у него получается абсолютно все. Я даже не знаю, если честно, как Кербер это сделала, потому что после нескольких матч-болов, которые отыграла Шарапова, казалось, что все, она занервничает, где-то ошибется, но немка все-таки выстояла. Ангелика Кербер, думаю, выдала один из лучших матчей в своей жизни, показав теннис очень высокого класса.

«НА ТУРНИРАХ «БОЛЬШОГО ШЛЕМА» ОДИНОЧЕСТВО ОСОБЕННО ЦЕНИТСЯ»

– На Уимблдоне открыл для себя тренировочную зону: там очень умиротворенно, в особенности после огромной толпы вокруг кортов. Сидел на лавочке, смотрел, как тренируется Клийстерс, никого не трогал, наслаждался тишиной. А у вас на территории есть любимые места?

– Вы знаете, действительно, тренировочная зона специально создана для того, чтобы теннисисты могли концентрироваться на своем непосредственном деле. Там, кстати, есть отдельные раздевалки; это единственный турнир «Большого шлема», где существуют отдельные раздевалки для первых шестнадцати сеяных. Так вот, в этих раздевалках можно почувствовать себя очень уютно, там у всех такие отдельные кабиночки, никто тебе не мешает, ни с кем нельзя столкнуться, как в обычной раздевалке, особенно в первые несколько дней – все как-то бегают, что-то все время кому-то нужно.

– На других турнирах «Большого шлема» общая раздевалка для всех?

– Да. Вот поэтому, наверно, эта раздевалка для шестнадцати сеяных самая любимая, к тому же там иногда можно и поваляться, посмотреть теннис, покушать клубничку. Как-то спокойно, никто не мешает. Все-таки большие скопления людей забирают очень много энергии, поэтому одиночество на таких турнирах особенно ценится.

– Есть ли риск забыть, зачем ты приехал в Лондон, когда ты развалился в персональной раздевалке, тебе приносят клубнику и никто не трогает?

– Вы знаете, профессиональные спортсмены, находясь на соревнованиях, постоянно пребывают в напряжении. Я особенно это почувствовала, когда в этом году приехала не в качестве спортсменки, а в качестве комментатора. И я понимаю, насколько легче и свободнее себя чувствую. Меня, к примеру, не волнуют перерывы на дождь. Конечно, я интересуюсь, когда будут следующие матчи, но, все-таки, от меня не так много зависит, то есть я не могу проиграть матч, приехав туда как комментатор. А спортсмены все равно ощущают на себе постоянное давление, даже если побеждают. Казалось бы, ты дошел уже до четвертьфинала и можешь почувствовать некое удовлетворение, но все равно на подсознательном уровне понимаешь, что нужно идти дальше. И, конечно, особой нервотрепкой являются постоянные дожди. Матчи переносятся, ты в неведении. Когда тебя поставят? Перенесут ли на следующий день? А вдруг уже темно? А вдруг меня поставят поздно вечером и станет темно после первого сета? Такие мысли постоянно бегают в голове, и, безусловно, это отнимает очень много сил.

«НЕ БЫЛО ЖЕЛАНИЯ ПЕРЕСЕКАТЬСЯ С КОЛЛЕГАМИ»

– Уимблдон – это такой огромный теннисный котлован, где можно встретить практически всех, ну просто встреча выпускников. Общаетесь ли вы с зарубежными коллегами? Остались ли у вас приятельские отношения с кем-то из тура?

– Я пересекалась с Машей Кириленко, с Леной Весниной – в основном, с нашими теннисистками. Что касается зарубежных коллег… Я, если честно, давно ни с кем не общалась.

– Получается, профессиональный тур – это как московские клубы: если ты туда не ходишь, то тебя быстро забывают. Или как?

– Нет, меня не забывают, хоть и не всегда узнают сразу, ведь я сейчас немного по-другому выгляжу. Но, если говорить честно, то у меня не было большого желания как-то пересекаться с бывшими коллегами по цеху. Хотя я была безумно рада видеть некоторых людей, например, своего бывшего тренера, который сейчас работает с Андреа Петкович. Было еще несколько человек, но они не профессиональные теннисисты. Конечно, с профессионалами сложно поддерживать приятельские отношения, особенно когда тебя нет больше в туре.

– Ну, и черт с ними!

– Вообще, если честно, я никогда не стремилась дружить с коллегами по цеху.

– Вообще в туре дружба распространена или нет? Не клановость какая-то, к примеру, когда русские с русскими общаются и так далее, а именно дружба?

– Мне кажется, что нет. Профессиональный теннисный тур – это не совсем правильное место для дружбы. Даже коллеги по работе несколько по-другому себя ведут, чем профессиональные спортсмены, так как присутствует конкуренция – это личный вид спорта, и мы уже говорили о том, что ты постоянно находишься в напряжении, не хочешь распылять свою энергию. Вообще, это такой отдельный мир, и я прекрасно понимаю спортсменов, которые завершают свою карьеру и потом пытаются заниматься чем-то другим, но не совсем понимают структуру общения между людьми. Просто они привыкли общаться абсолютно по-другому.

«Я ХОТЕЛА БЫТЬ СНАЧАЛА БАЛЕРИНОЙ, А ПОТОМ СРАЗУ РЕШИЛА СТАТЬ ПЕВИЦЕЙ»

– Вы знаете, Аня, далеко не за всех теннисистов, будь они хоть твоими соседями по парте, если можно так сказать, переживается. Но я отчетливо помню, что за вас в свое время крепко переживал. Как вы думаете, почему?

– Ну, наверное, все на нервах было потому что. Я вообще всегда играла очень нервно, даже когда играла хорошо. Наверное, это не совсем правильно, но дело в том, что когда ты стараешься концентрироваться на каждом матче, то стресса не избежать. Все-таки ты должен быть уверенным в своей игре настолько, чтобы выходить на корт с мыслями, что ты обязательно победишь. У меня такой уверенности не было. Я вообще всегда изначально была очень пессимистично настроена на матч.

– Это называется «Метод от противного». Выиграла – прекрасно! Но в следующем точно проиграю.

– Да. Но это на матч выходишь с таким настроем. Потом уже, конечно, во время матча разные ситуации бывают. И, все же, не было во мне уверенности, что я выйду и обыграю какого-то конкретного игрока. Я понимала, что все зависит от меня: если я буду играть должным образом, то я матч выиграю, но если вдруг у меня что-то не получится, то проиграть можно любой. Поэтому постоянно было напряжение.

– В детстве вы хотели быть балериной, певицей и актрисой. Вопрос вполне резонный: вы следите, что происходит сейчас в мире драматического театра, в балете и на эстраде?

– Нет! Я была очень маленькая, когда хотела стать балериной. Актрисой я и вовсе не хотела быть. Я хотела быть сначала балериной, а потом сразу решила стать певицей. Но пою я ужасно!

– В караоке поете иногда?

– Я пытаюсь, но назвать это пением можно с большой натяжкой.

– Ну а люди-то не уходят из заведения? Остаются?

– Просто другие поют так же, как и я. В общем, сначала я не очень любила петь в караоке, я только слушала, как мои друзья поют. Дело в том, что моя подруга закончила музыкальную школу, так что силы наши изначально неравны. Получалось так, что мы вместе с ней выбирались в караоке, а я просто сидела и слушала ее – сплошное удовольствие. Потом, конечно, когда моя очередь доходила, то я отказывалась. Пропускала ход. Ну вот в последнее время я осмелела и иногда подпеваю.

– Тогда какова сфера ваших интересов? Помимо тенниса и политики – я сознательно туда не лезу.

– В последнее время модой стала интересоваться, как это ни странно.

– Модой? А в каком разрезе? В каком плане?

– Вот, кстати, чем мне Лондон понравился! Это просто рай для тех, кто увлекается модой. Безумно нравится Александр Маккуин, даже прикупила несколько вещичек у него.

– Сами не хотите коллекцию заделать? Звучит прекрасно, я считаю.

– Звучит правда прекрасно. Но, наверное, это должна быть какая-то теннисная коллекция.

– Я узнал, что вы любите творчество прекрасной Нино Катамадзе. А что вы еще слушаете? Что любите? Есть ли в фаворитах кто-то из наших?

– С Нино Катамадзе мы познакомились еще в Батуми, когда я была на отдыхе. Мы с ней знакомы лично. И когда она приезжала в Москву с концертом, то мы созвонились и я сказала, что обязательно должна прийти на концерт. Она очень интересный и своеобразный человек, безумно талантливый, слушать ее – одно удовольствие. Что касается других исполнителей, то мне нравится раннее творчество группы Би-2. Не так давно я попала на их концерт и поняла, что песни из нового альбома мне не совсем по душе. Ну а вообще я не могу выделить какую-то одну группу или исполнителя, даже направления я люблю разные. Рок в последнее время мне очень нравится. Джаз, конечно. Но опять же не все, выборочно.

«СЕЙЧАС, ЖИВЯ БЕЗ НАПРЯЖЕНИЯ, Я ЧУВСТВУЮ СЕБЯ ДОСТАТОЧНО СЧАСТЛИВОЙ»

– Вы ощущаете родство с Грузией?

– Ощущаю, конечно – у меня папа все-таки грузин. Вот мы с вами в грузинском ресторане ужинаем, к слову.

– В чем это проявляется?

– Наверное, в моем темпераменте. К тому же, я, конечно, консервативно воспитана, у меня папа достаточно строгий человек. Но все же я чувствую, что мой папа более европеизирован, чем те люди, которые выросли и живут в Грузии, так как он долго жил в Сочи, ну и потом в Москве.

– Кстати, Википедия выдает, что вы родились в Ленинграде, а официальный сайт – в Москве. Кому верить?

– Я родилась в Москве. Не верьте слухам.

– А вы Москву вообще любите?

– Очень! Меня всегда сюда тянет, даже если я нахожусь в каком-то месте, где мне очень нравится и вообще хорошо. Я все равно обязательно хочу приехать домой. Чувствую себя здесь комфортно, знаю, где что, есть какие-то любимые места.

– Какие?

– В одном из них мы с вами сейчас находимся. Мне также очень нравятся Воробьевы горы. Обожаю там гулять, иногда даже делать пробежки. И, конечно, не прочь я в какие-то вкусные местечки зайти, хинкали покушать. Вот, кстати, что еще во мне грузинского, так это любовь к грузинской кухне.

– А что для вас означает быть москвичкой?

– Любить свой город, постоянно сюда возвращаться и получать удовольствие от пребывания. Конечно, все говорят, что очень сложно быть в Москве, и зимой погода давит. Безусловно, это факт. Поэтому приходится, так или иначе, зимовать в других местах, если получается. Но зато летом я прекрасно себя здесь чувствую. Как ни крути, я теплолюбивый человек.

– Опять же вычитал, что вы идеально делаете две вещи: мечтаете и фантазируете. И я понимаю, что, наверное, когда человек в туре и не лишен амбиций, то он мечтает о уимблдоновской тарелке над головой. А сейчас вы о чем фантазируете и мечтаете?

– Она такая красивая… Мне кажется, что на любом этапе жизни есть, о чем мечтать. И, несмотря на то, что моя страница с профессиональным спортом уже перевернута, я понимаю, что в жизни очень много всего интересного. Возможно, для меня даже открылись какие-то новые горизонты, я уже не так узко смотрю на мир. Я стала получать удовольствие от общения с людьми. Для меня это стало откровением, ведь раньше мне это не очень нравилось.

– А о чем вы общались с людьми? Не о том же, что солнце ярко светит?

– Ну почему же? Интервью я давала, например, вашим коллегам.

– Это же все немножечко суррогатное.

– Безусловно.

– А вот так, чтобы по душам поговорить – часто бывает?

– Я думаю, что я была достаточно закрытым человеком, именно поэтому мне не нравилось общаться, допустим, не со своими близкими друзьями. А сейчас я получаю от этого удовольствие, мне интересны люди. И вообще, я понимаю, что спортивный мир несколько ограничен. Там есть какие-то рамки, которые ты не можешь сломать. Так что мне сейчас, определенно, есть, о чем мечтать. Главное позитивно смотреть на вещи!

– Появилось ли у вас больше близких друзей от того, что вы стали более коммуникабельной?

– Не могу сказать, что стало больше близких друзей, но расширился круг общения, так скажем. Все-таки близких людей много не бывает и, в основном, костяк моих друзей составляют люди из детства. Но, безусловно, вырос круг знакомых.

– В чем измеряется счастье?

– Для каждого по-своему, наверное. Для меня это совокупность множества факторов, выделить что-то одно невероятно сложно. Конечно, всегда хочется любить и быть любимой, совершать какие-то поступки, работать в правильном направлении и получать желаемый результат. Все должно быть в совокупности, наверное. Но я могу сказать, что сейчас, живя без напряжения в обычной жизни, я чувствую себя достаточно счастливой.

Календарь сезона WTA на Eurosport.ru

Оставайтесь на связи с Eurosport.ru при помощи приложения для iPhone и iPad!

Уимблдон
Кафельников: «Надаль не обгонит Федерера по победам на мэйджорах»
12/06/2014 В 19:16
Уимблдон
Квитова: «В этот раз поражение на Уимблдоне было особенно болезненным»
30/07/2013 В 20:12