Eurosport

Джокович снова выиграл Уимблдон. Одержимость деталями делает его теннисным Роналду

Джокович снова выиграл Уимблдон. Одержимость деталями делает его теннисным Роналду

12/07/2019 в 11:10Обновлено 14/07/2019 в 21:21

Серб сравнился с гениями благодаря воле и менталитету.

Текст впервые был опубликован перед полуфиналами Уимблдона

После первого сета четвертьфинала Джоковича против Гоффена на Уимблдоне фанаты ждали великой битвы: оба теннисиста действовали умно, выдавали хорошие комбинации и боролись на чужих подачах. Но при счете 4:3 в пользу бельгийца Новак дожал соперника, взял партию и доминировал до конца матча (6:0, 6:2). Хладнокровие, с которым серб предотвратил сенсацию, лучше всего демонстрирует его сильные качества.

Путь Джоковича к первой строчке рейтинга и десяткам трофеев – история постоянной работы над ошибками в поисках совершенства. Его называют машиной за универсальную игру без слабых мест и мощную психологию, но это неправильно. Новак – не гений, как Федерер. Он не повторяет одинаковый алгоритм действий и не замыкается на себе, как консервативный Надаль. Его сила в том, что он обычный человек, поднявшийся до небожителей.

Новак Джокович в матче против Давида Гоффена

Новак Джокович в матче против Давида ГоффенаGetty Images

Даже теннис появился в его жизни случайно: отец занимался лыжами, но правительство вдруг построило теннисный комплекс в горах Копаоник, а Новак воспринял это как знак свыше – он уже тогда отличался суеверностью. В шесть лет мальчик решил, что станет первой ракеткой мира. Его амбиции оказались под угрозой из-за бомбежек Белграда, но даже снаряды НАТО не сбили Ноле: «Мы играли на местах последних атак, потому что догадались: если это место бомбили вчера, то сегодня уже не будут».

Теннисисты не так часто преодолевают неблагополучие и жизненные трудности, как футболисты. Дети из фавел и захолустий обычно пинают мяч во дворе, а не отправляются на корт. Но Джокович – исключение. Годы нищеты после санкций против Сербии только укрепили его желание добиться успеха. В целеустремленности он сравнил себя с сестрами Уильямс: «Они выросли в бедном районе без каких-либо условий, но семья верила в них, и теперь они правят миром».

До 2011-го к нему не относились всерьез в туре, даже несмотря на третье место в рейтинге и победу на Australian Open. В главных матчах он будто разваливался на части и жаловался на проблемы с лодыжками, спиной, дыханием и простуду. Его не уважали ни журналисты, ни соперники: «На вершине теннисного мира было два человека – Федерер и Надаль – и для них я был лишь случайной помехой, которая исчезала, как только появлялись трудности».

В 2007-м даже галантный Федерер назвал Джоковича посмешищем из-за постоянных жалоб, а год спустя Роддик на пресс-конференции выдал язвительную тираду про Ноле: «Лодыжки, бедра, спина, судороги, птичий грипп, сибирская язва, атипичная пневмония. Он либо из тех, кто по любому поводу звонит тренеру, либо самый мужественный мужик всех времен. Решайте сами». Но Джокович выиграл у американца, а еще через два года ошарашил мир преображением.

Соотечественник Новака, врач и специалист по иглоукалыванию Игорь Четоевич не любил теннис, но случайно включил по телевизору матч серба против Жо-Вильфрида Тсонга, посреди которого Джокович вдруг начал задыхаться. Доктор понял, что проблема не в астме, организовал встречу через общих знакомых и сделал то, чего не могли десятки специалистов до него: поставил правильный диагноз.

Организм Джоковича не переносил глютен. Четоевич разобрался благодаря познаниям в китайской традиционной медицине и суеверный Новак воспринял это как еще один знак: принял новую диету, изменил упражнения и вернулся на корт другим человеком. «Я стал быстрее, похудел, прояснил дух и разум». Последнее оказалось важнее всего – концентрация и менталитет серба запустили его прогресс.

В сезоне-2011 он разбил Федерера и Маррея в Австралии, победил в 41 матче подряд и сдержал детское обещание: занял первую строчку рейтинга благодаря выходу в финал Уимблдона. После победы над Надалем на главном травяном турнире Джокович наконец проявил эмоции и истинное лицо: скорчился на газоне, вырвал кусок травы легендарного корта и прожевал. «Я чувствовал себя как животное. Хотел попробовать ее на вкус. Она была со вкусом пота. Это была крупнейшая теннисная арена, и мир наконец видел, на что я способен».

Джокович на Уимблдоне-2011

Джокович на Уимблдоне-2011Eurosport

Серб – сложная личность, но именно сумасшедшая воля стала главной чертой на пути к доминированию. Все причуды Джоковича связаны с перфекционизмом и стремлением оставаться на вершине. Ради этого он не только придерживается максимально строгой диеты (после третьего титула в Австралии в 2012-м в качестве исключения позволил себе один ломтик из целой плитки шоколада – первый за полтора года). Новак занялся йогой и медитацией для обретения полного контроля над собой и единства тела и духа.

«Я занимаюсь этим, чтобы разум пришел в оптимальное состояние мира и спокойствия, радости и счастья, – объяснил серб. – Я стараюсь концентрироваться на позитивных эмоциях и каждый день борюсь со страхами. Страхи – наш главный враг в любых начинаниях». Его внимание к деталям граничит с одержимостью. В специально разработанном графике Джоковича прописаны не только необходимые продукты и тайминг тренировок, но и другие мелочи: «Жевать очень медленно, побыть на солнце, проверить цвет мочи, выпить воду без газа (не слишком холодную)».

Он не состоит в секте и не разрабатывает философские концепции, но мировоззрение Джоковича явно затрагивает больше аспектов, чем стандартная программа спортсмена. Странности Новака выделяются даже по меркам профессионалов топ-уровня, и из-за них он остался чужаком на вершине теннисного мира. После триумфов 2011-го серба и его семью часто укоряли за излишнее проявление эмоций. «Я бы хотел видеть от него больше скромности, – сказал бывший теннисист Рой Эмерсон. – Он слишком много бьет себя в грудь и кричит, когда побеждает». Восточноевропейское происхождение и роль аутсайдера в начале карьеры определили противоречивое отношение к Джоковичу теннисных традиционалистов.

В подробном материале The New Yorker неловкое положение Новака метко охарактеризовали: «Если Федерер – это фокстрот, то Джокович – Harlem Shake». После одной из первых побед над Федерером мать серба Диана искренне, но бесцеремонно сказала: «Король умер, да здравствует король!» Джокович разрушил дуополию Роджера и Рафы, но остался слишком непохожим на кого-либо в теннисном мире. Его звериная страсть, перфекционизм, амбиции и тяжелый путь напоминают, скорее, не соперников по корту, а другого великого спортсмена – Криштиану Роналду.

Португалец поддерживает себя на пике физической формы за счет волевого усилия и сверхчеловеческого профессионализма: не позволяет ни грамма вредных продуктов и алкоголя, постоянно тренируется. Еще партнер по «МЮ» Фердинанд вспоминал, с какой тщательностью Криш анализировал состав обычного салата с курицей. Благодаря такому вниманию Роналду завоевывает титулы в Европе и забивает по 30 мячей за сезон в 34 года, в то время как его ровесник Руни давно сдал и доигрывает в MLS. При этом Роналду постоянно ставят в пример скромного Месси. Джоковичу так же припоминают джентльмена Федерера: трудно представить, как швейцарец с бешеным взглядом засовывает в рот комья земли и травы, чтобы насладиться победой.

Как и Роналду, Джокович избавился от недостатков в игре. Любая неудача вызывает у него раздражение и злость – больше на себя, чем на соперника. Его теннис трудно анализировать, потому что он универсален. В 2013-м в теннисном мире сохранялась четкая система идеалов: подача Федерера, форхенд Надаля и бэкхенд Маррея – в отдельных компонентах эти трое были сильнее Новака, но в универсальности он превосходил их всех. «Когда он переходит в оборону, у него получается выиграть очко одним ударом, это эволюция тенниса», – оценил серба великий Андре Агасси.

При форхендах Джокович контролирует розыгрыш, но не теряет силу удара и придает мячу сильное вращение. Он не выделяется ни мощью, ни резкостью, ни подкруткой – все эти факторы обрели в игре серба необходимый баланс. То же самое касается других элементов игры: Новак гибко дотягивается до сложнейших укороченных, умно двигается по корту и почти не ошибается при подачах. Эксперт Том Перотта предположил, что семейное увлечение горными лыжами позволило Джоковичу развиться физически и сохранить маневренность. Возможно, это так, но успехи Новака точно объясняет не один фактор, а одинаковое внимание к каждому.

Всю жизнь Джокович выбирается из трудных ситуаций, возвращается в игру и становится лучше – как по ходу четвертьфинала против Гоффена. Он пережил нищету и бомбежки Сербии, завоевал уважение теннисной тусовки, в которой его считали жалким ипохондриком, и изменил подготовку, отказавшись от вкусной пищи и развлечений. Кажется, что у серба повышенная сопротивляемость любым психологическим и физическим нагрузкам.

Новак Джокович

Новак ДжоковичGetty Images

Например, в 2013-м он проиграл Маррею в тяжелейшем финале Уимблдона – Великобритания ждала победы Энди, зрители невероятно поддерживали шотландца и громко праздновали ошибки серба. Но поведение фанатов не разозлило и не сломило Новака, а лишь мотивировало: в двух следующих сезонах он взял любимый титул в Лондоне. Кризис последних лет, связанный с увлечением духовными практиками и каруселью тренерских перестановок, оказался еще одним препятствием на пути к вершине.

В 2019-м стало очевидно: Джокович вернулся. Он снова победил в Австралии и дошел до полуфинала на двух следующих «Больших шлемах». Пока Федерер и Надаль зарубятся между собой, Новак наверняка расправится с Баутиста-Агутом, несмотря на форму испанца. Победа над одним из главных соперников в финале станет лучшим подтверждением величия серба и напоминанием о том, кто он: не гений и не машина, а человек, который постоянно делает себя лучше.

Другие тексты о героях главного турнира на траве:

Eurosport на iOS
0
0