«НЕТ ТАКОГО, ЧТО КТО-ТО ОБЯЗАН ВЕСТИ КОМАНДУ ЗА СОБОЙ»
– День накануне решающего матча с бразильцами в Лондоне. О чем думает человек, которому завтра предстоит бороться за главную спортивную награду всей своей жизни?
– Сложно сказать. Если бы я знал, что вы меня спросите, я бы, наверное, записывал (смеется). Конечно, очень хотелось выиграть. И я, признаться, представлял, как вообще оно может оказаться – либо выиграем, либо проиграем. Но сильно об этом не думал, не переживал.
Олимпийские игры
Хтей: «Возмущены судейством на Олимпиаде»
12/08/2012 В 18:50
– Перед финалом хорошо спали?
– Ничего вроде, да. Это с возрастом приходит, видать, с опытом. Раньше, по молодости, перед такими ответственными матчами, не очень-то сон шел.
– Теперь непосредственно о финале. 0-2 по партиям – это бразильцы задали бешеный темп или мы немного стушевались? Почему не удалось в первых двух партиях показать свою игру?
– Я бы не сказал, что дело тут в бразильцах. Понятно, что они играли в свой волейбол, но ничего необычного против нас не показали. Другое дело, что мы почему-то хотели играть с ними в такой же волейбол, более физический, атлетический. Мы хотели их поубивать сразу, начать с первой же партии. И поэтому присутствовала какая-то скованность.
– Эмоции захлестнули?
– Да, куча эмоций. И, знаете, такое супержелание победить бразильцев, которое где-то в начале и помешало. Поэтому две партии получились невзрачными. И после двух сетов многие уже призадумались о результате.
– Волей-неволей, наверное, именно вы должны были повести команду за собой. Все-таки статус самого опытного игрока ко многому обязывает.
– Не могу сказать, что кто-то обязан вести за собой – такого нет и быть не должно. У нас команда, и взаимодействия на площадке более важны. Понятно, что есть более опытные и есть молодые ребята. Но в любом случае, даже ветераны должны какие-то моменты брать у молодежи.
– Уже после матча Владимира Алекно назвали тактическим гением. Не каждый бы решился на такие изменения, который он произвел после двух партий. Какова роль тренера в общем успехе?
– Естественно, он знаковая фигура, и тем более в этом матче. Человек в сложной ситуации нашел рокировочку, которая в общем-то и помогла нашей команде перестроиться, в первую очередь просто психологически. Диму Мусэрского поставил в диагональ, Максима Михайлова – в доигровку. Потому что и Максиму тяжело было в этом матче, в первых двух партиях многое не получалось.
«ПОСЛЕ ТРЕТЬЕЙ ПАРТИИ ВСЕ ВИДЕЛИ, ЧТО МАШИНА НАБРАЛА ХОД»

Сергей Тетюхин Россия

Фото: AFP

– Третья партия, 20-22, ваша подача, какие мысли? Случись, не дай бог, ошибка, и могло быть «минус 3»…
– Честно, уже не боялся ошибиться. Тут ты понимаешь: либо рискуешь и в общем-то оно все сложится, как в итоге и вышло, либо обычная ситуация произойдет, не более. Мы, как обычно, станем вторыми, пожурят где-то, но, тем не менее, это Олимпийские игры, ничего бы такого сверхъестественного не было.
– А уже на матчболах не зудело в голове, что, мол, все, снова не наш день, и золота не видать?
– Нет, вы знаете, я как раз в третьем сете был полностью уверен в исходе. Появились уверенность, игра, которой в первых двух партиях не было из-за этой всеобщей паники. В третьей партии успокоились, просто встали на место, знали уже, что нужно делать против бразильцев. Единственное, в середине партии немного отпустили их, но, тем не менее, уже начали играть в волейбол. И после третьей партии прекрасно все видели, что машина набрала свой ход.
– Когда точно поняли, что этот матч российская команда не отдаст?
– Да в третьей партии я и понял. Для кого-то секрет, но не для меня. Все было уже очевидно.
– Бразильцы сломались после третьего сета?
– По ним было видно, что они не в своей тарелке. Ведь выигрывали же – и начали праздновать намного раньше. В третьей партии они уже поверили, что станут олимпийскими чемпионами, на 100%. Наверное, это и сломало их. Тем более, бразильцы, да и вообще южные команды, они такие: если их распускаешь то – да, сложно совладать; если их чуть-чуть прижать, где-то им на хвост наступить, то вся эта сила куда-то девается, как и произошло.
– И вот уже пятая партия, безоговорочное лидерство. Но на матчболе вмешивается судья…
– Вы знаете, он не вмешался, он в общем-то принял правильно решение. Тут мы можем его журить, конечно, но ошибка с нашей стороны действительно была – заступ у Димы Мусэрского. Это мы смотрели на повторах. Конечно, может быть очень обидно в таких матчах, когда счет более равный. Сложно потом собраться психологически, когда ты уже выплескиваешь последние эмоции. Кажется, победа – и тут тебя возвращают назад на площадку. Ситуация очень сложная. Но, слава Богу, запас у нас был, и отдавать его мы не собирались.
– Не пора ли волейболу обзавестись видеоповторами?
– Обязательно. Их уже внедряют в финалах крупных турниров, в Лиге чемпионов, сейчас вроде бы хотят в чемпионате России. В любом случае, надо. Сейчас настолько большие скорости, что иногда судья может чисто физически не успеть за полетом мяча и не увидеть точное место приземления. Поэтому повторы помогут. В том числе они избавят и от каких-то злых умыслов судейских, бывает и такое. Нужно дать судье как можно меньше шансов на ошибку.
«ЕСЛИ ГРУБО ОБОБЩИТЬ, ВОЛЕЙБОЛЬНЫЙ МАТЧ – ЭТО ВОЙНА»

Сергей Тетюхин Россия

Фото: AFP

– Вы понимали, что вся страна примкнула к экранам телевизоров, чувствовалась ли эта поддержка?
– 100%. Соскучились все наши болельщики по победам, тем более волейбольные. Но я не буду выделять чисто волейбольных болельщиков, потому что болела действительно вся страна, и, естественно, это ощущалось. И мы видели, как VIP-трибуны болели, именно болели, а не присутствовали. Поэтому искренне от души, всем большое спасибо!
– Вы знаете, у нас в редакции во время финала часто звучали фразы «держи» при атаке соперника и «убивай» при нашей. Такие термины в принципе употребимы на площадке?
– Иногда такие слова и нужно сказать, чтобы зажечь игрока. Это в любом случае война – если мы так уж грубо обобщим, то у тебя есть соперник, которого ты должен, объясняя в другой терминологии, убить. Ты должен победить. Поэтому эти слова, они даже порой эффективнее, чем какое-то культурное слово сказать, пытаясь что-то объяснить. Конечно, это все присуще.
– Чем запомнились первые минуты после победы?
– У меня супруга Наталья присутствовала на матче. Естественно, после матча я буквально сразу же побежал к ней, поздравить ее и чтобы она поздравила меня.
– Что сказала Наталья, помните?
– Наталья поздравила, сказала: «Наконец-то ты этого добился». И я себе сам сказал, что наконец завершилось это путешествие к золоту. С пятого раза, слава Богу, потому что шестой я бы уже не потянул.
– Как себя ощущает человек, который является единственным в волейболе обладателем четырех олимпийских медалей?
– Вы знаете, мне это позже сказали. Я статистику такую не проводил и никогда не стремился выиграть больше всех медалей. У меня была цель – завоевание олимпийского золота. Так что ощущаю я себя нормально, как обычный олимпийский чемпион (смеется).
– Друзья подарили вам диск с записью финального матча. Уже успели пересмотреть его?
– Нет, еще не смотрел. Вы знаете, я к этому отношусь очень серьезно, и мне нужен определенный настрой, чтобы я сел и посмотрел. Вот я вчера буквально проверял, что флэшка у меня лежит на месте, никуда не пропала. Дети смотрели, да. И родители смотрят, и брат мой, но я вот никак не могу. Как-нибудь со временем, думаю.
«САМОЕ ПРАВИЛЬНОЕ – ВКЛАДЫВАТЬ В ДЕТСКИЙ СПОРТ»

Сергей Тетюхин Россия

Фото: AFP

– Карьера в сборной завершена, красивая точка есть, что дальше в спортивном плане?
– Хотелось бы еще в клубе поиграть, с волейболом заканчивать не собирался. Но сейчас у меня ряд травм каких-то непонятных, напала хандра после Олимпиады. Надеюсь, они не помешают мне продолжить еще хотя бы пару лет.
– Впоследствии о тренерской работе не думали? Геннадий Шипулин не раз заявлял, что хотел бы, чтоб вы заняли его место на посту наставника «Белогорья».
– Конечно, иногда задумываюсь, но пока сейчас серьезно не отношусь к тому, чтобы стать именно тренером.
– Или, может, вас заинтересует работа в Федерации волейбола России?
– Сложно сказать, не буду обманывать ни вас, ни читателей. Работать в федерации особого желания пока нет, но – посмотрим. Жизнь не стоит на месте. Все время что-то меняется, я думаю, что и взгляды мои могут поменяться. Может какая-то ситуация жизненная куда-то направит. Главная цель у меня – пока еще поиграть в волейбол, а там дальше, думаю, определюсь.
– Как думаете, что нужно, чтобы поднять интерес к олимпийским видам спорта, дабы о них вспоминали не раз в четыре года? Речь, конечно, не только о волейболе, но в том числе и о нем.
– Вы знаете, определенной таблетки против этого нет. Все виды спорта находятся на разном уровне внимания к ним. В любом случае, у нас все виды завязаны на высокопоставленных лиц. Если они интересуются видом, тогда он прогрессирует. У нас в Федерации волейбола Николай Платонович Патрушев – истинный волейболист, любитель до мозга костей. Поэтому и желание поднимать этот вид спорта есть. Но во многих федерациях, возможно, стоят люди, которые обладают не таким ярким желанием работать.
– Или не совсем компетентные?
– Может быть, но это вообще другой вопрос. Таких людей тоже много. Поэтому жалко за многие виды спорта. Прежде всего я переживаю за игровые. Тот же гандбол. У нас ребята были олимпийскими чемпионами буквально недавно, 12 лет назад. Последние, кто из игровых видов спорта побеждал на Играх. И сейчас у нас получается, что в Лондон мужская команда по гандболу не попала. Понятно, что есть какие-то VIP-виды спорта, естественно, футбол – №1, хоккей, может, баскетбол. Но в любом виде нужно заниматься детским спортом, самое правильное – вкладывать именно туда, во многие спортивные школы, интернаты, откуда это все растет.
– Ваши сыновья связаны со спортом?
– Да, конечно. Младшему Саше пока два года, ему рановато. Но старший Ваня, которому 15 лет, и Паша, 12-и лет, занимаются волейболом. Потому что у нас здесь в Белгороде хорошие условия созданы. Уделяется внимание детскому спорту. И Геннадий Шипулин, наш тренер, один из немногих, кто начал не только развивать основную команду, но и привлекать тренеров для воспитания своих игроков, его заслуга в этом очень большая. Здесь сложилась уже целая тренерская династия.
– А у вас в Белгороде есть свой ресторан, увлечение кулинарного характера.
– Вы знаете, я не сказать, чтобы очень любитель. Ну, то есть как, поесть-то я могу, да, не совру вам. Но рестораном занимается супруга, руководит этим большим хозяйством. У нас не было цели когда-то открыть свой ресторан. Так сложилось, что мы стали владельцами, не стремясь к этому. Но ресторан у нас хороший, «Новая волна», и раньше такое название было, не стали ничего менять. Только саму кухню – на европейскую и русскую. Так что, если будете у нас в Белгороде, можете продегустировать. И рассказать потом всем остальным.
Олимпийские игры
Мужики!
12/08/2012 В 18:07
Олимпийские игры
Жиба обвинил российских волейболистов, выигравших Олимпиаду в Лондоне, в употреблении допинга
24/01/2017 В 08:22