Алексей Спиридонов – самый крейзи волейболист во Вселенной. В этом интервью тема твиттера отошла на второй план: нас трогает больше карьера на Ближнем Востоке. В 31 год Алексей впервые уехал играть за границу – в Катар. До его прихода «Аль-Ахли» никогда ничего не выигрывал. А в прошлом сезоне Спиридонов и компания сорвали нереальный куш: два серебра и одно золото в местных турнирах. После таких побед катарцы не отпустили Алексея и подписали с ним контракт еще на два года.
В интервью Анару Ибрагимову для Eurosport Алексей Спиридонов рассказал:
  • кто и как на него покушался;
  • почему Катар – рай;
  • какие темы в интервью он всегда обходит;
  • из-за чего сорвалась встреча с Мутко?
  • где и за сколько в Дохе можно купить алкоголь;
  • зачем жестит в твиттере и недолюбливает Андронова, Кафельникова и Радимова.
Волейбол
Истории Кошелевой со всего мира. О свободе, ЛГБТ и патриотизме
21/05/2021 В 11:30
– Ты сейчас в Катаре. Как туда добирался?
– Прилетел сюда на первом с апреля 2020 года прямом рейсе. Народу в самолете было битком. В саму Доху на нашем борту летели человек пять, а остальные пошли на пересадку на Шри-Ланку.
– У тебя есть аэрофобия?
– Я налетал, как матерый пилот самолета. Лет 15 отыграл в России. Это в среднем по два перелета в неделю. Тем более в таких городах играл: Красноярск, Новый Уренгой, Уфа. Ты летишь 6000 км в одну сторону и обратно столько же. Я не боюсь летать. Даже когда раскачивает. Ну а что там?! Ты уже сел. Все. Нестрашно. Я думаю, что судьбой все отведено уже и ничего не поменять.
– Помню твою реплику: «Если нам суждено умереть от коронавируса, то мы и умрем от него».
– Мне было параллельно на эту самоизоляцию. Я заводил мотоцикл и ездил кататься. Или на велосипеде. Я же за городом живу. В город не выезжал. Здесь жизнь какая была, такая и осталась. На рыбалку и за грибами ходил.
– Ты боишься смерти?
– Ну ты, конечно, темы затрагиваешь. Как тебе тут ответить?! Наверное, только дураки ничего не боятся в этой жизни. А я себя к таким не отношу.
– На тебя же как-то покушались.
– Это было у отделения банка. Я хотел войти, а там стоят два парня. Вежливо попросил их отодвинуться, потому что двери не открывались. Зашел, снял двести тысяч рублей. Выхожу: опять дверь не открывается. Эти парни стоят и болтают. Я психанул и дал одному из них отцовского леща и говорю: «Че вы третесь?». Короче, другой достал нож. Этого парня держал его друг, чтобы тот меня не порезал. Он кричал мне: «Уезжайте». Благо машина стояла рядом. Я сел и уехал. Не хочется из-за какой-то гордости и какого-то дурака лишаться жизни или становиться инвалидом. Тогда я даже не понял, что произошло. В плане не было страха, чтобы я взял, как Усэйн Болт, дал стометровку. Этого парня, кстати, потом нашли и посадили. Вроде таджик был.
– Нашли с твоей подачи?
– По моему твиттеру. Я написал об этом там. Пошел огромнейший резонанс. Мне для интервью набрали 20 журналистов. С этих новостей все и пошло. Подозреваю, что в банке нажали кнопку приезда полиции. Это была площадь возле ТЦ «Румянцево». Очень многолюдно. Его там и повязали. Но в полицию я не звонил. Вызвали один раз на опознание. Да, это был он.
https://i.eurosport.com/2021/03/12/3010274.jpg
– Ты сейчас на семидневном карантине в Катаре.
– Он вообще не нужен. Зачем он? Я приехал сюда со своим тестом, который делал за день до вылета в Москве. Тем более у меня тут есть квартира. Вот зачем мне семь дней без вылаза сидеть в отеле?! Такие правила, что сказать. Но я с этим не согласен.
– У тебя есть проблемы с лишним весом?
– В каком-то клубе говорили, что есть, где-то – нет. Все зависит от тренера. Хоть ты будь 300 килограмм, но показывай результат. И все. А если ты не показываешь игру, то тренер заставляет тебя похудеть. А это постоянные нервы. И ты думаешь не об игре и тренировках, а как прийти на взвешивание и не показать лишние 300 грамм. Я проходил через это. Считаю, это полная утопия.
– В Катаре за что-то штрафуют?
– Не знаю. В своем клубе я чувствую себя уверенно. Тренер со мной на вы, президент меня любит. Когда я приехал в команду, у них никогда не было медалей. Из трех прошедших кубков и одного чемпионата мы взяли два серебра и одно золото. Все в восторге. Сейчас мне предложили новый контракт на два года.
– Медали благодаря Спиридонову?
– Я бы не стал так говорить. Но последний сезон я отыграл очень прилично. Я набираю по 35 очков. Кто разбирается в волейболе, тот понимает, что это за цифры. Я был лучшим на своей позиции в чемпионате. В кубках, во всех финалах откатал на ура. Катар меня устраивает в плане карьеры и жизни. У тебя 365 дней в году – солнце. Не надо никуда переезжать. Ездишь играть в один зал – пять минут на машине. Тут чисто. Отдыхает голова, больше восстанавливаешься. Нет нервотрепки, всегда улыбаешься. Арабы, кстати, позитивные ребята.
– Что за условия тебе предложили?
– Условия оговорены уже. Мне тут несколько клубов предлагали контракт. Но я остался в «Аль-Ахли». Спиридонов не предатель. Я сказал президенту клуба про еще два предложения, назвал условия, мы сошлись на общих знаменателях. Он сказал, что будет рад меня видеть после карантина. Какие финансы? Я не люблю говорить слово «деньги». Во всех интервью в своей жизни обходил этот вопрос стороной. Мне неинтересно, сколько зарабатывает мой сосед. Мне неинтересно, какой дворец у Путина. Мне неинтересно, сколько биткоинов ******** [наворовал] Навальный или сколько ему донатят хомяки. Я знаю, сколько у меня. И все. Больше никуда не лезу. Я не признаю, когда узнают чужие контракты.
– Зачем ты в твиттер выложил фотографию, где твоя супруга сидит за рулем, а ты в кадр пихаешь баксы и кредитку. И еще подпись: «Папа дома». В чем смысл фото?
– Да просто от делать нечего. Показуха? А что там такого? Там десять тысяч долларов. Вот, например, в Москве я посмотрел фильм «Текст». Меня тронула человеческая история, а не эта мерзкая меркантильность. Люди за копейку удавятся, хают всех вокруг, что у них все плохо. У них все вокруг виноваты, но только не они. Начинать надо с себя. Если ты ******* [идиот] по жизни, не значит, что в этом виноват Путин, Навальный или Спиридонов. Я, например, за всю историю тульского волейбола единственный, кто играл в Суперлиге. Второго такого мужчины с 2000 года не выросло.
Попробуйте вырваться оттуда! Меня тоже жизнь помотала! Я с деревни. На тренировки ездил на электричке в 7 лет. Кстати, в детстве я занимался футболом и волейболом одновременно. Лет до 10-11 стоял на воротах. В детстве получил приз лучшему вратарю Тульской области.
– Красавчик. Ты еще выигрывал чемпионат Европы, Мировую лигу, лигу чемпионов. Хотя бы раз видел Путина?
– Нет. Нас в 2013 году с Мировой лиги должен был встретить Мутко. Вся команда напилась, и нас сняли с рейса. А ему сказали, что попали в пробку, поэтому мы и не прилетели. Были персонажи не в адеквате, были выпившие, трезвых вообще не было.
– Ты что-то помнишь?
– Помню. На мне было надето пончо, я был в шляпе и очках. Ходили по аэропорту вчетвером, пили виски, и у нас громко играла колонка. Может, из-за нас и не пустили команду на рейс.
– Кто эти трое?
– Давай оставлю это в секрете. Зачем сдавать?
А Россия не купила футбольный ЧМ? Думаю, каждая страна купила
– Как думаешь: Катар готов к чемпионату мира по футболу?
– Не думаю. Я вижу. Он готовится. Здесь на 100% ничего не готово, дороги переделывают. Ежедневно вижу все эти строящиеся стадионы. Когда все достроят, будет очень прилично. Я уверен в арабах: они все успеют.
– Местные ждут спортивный праздник?
– Мне кажется, им ***** [пофиг]. У них здесь ничего не чувствуется. Но когда приедут болельщики, это ощущение появится.
– Кому тогда нужен чемпионат мира? Шейхам?
– Да всему народу. Это событие будет смотреть весь мир. Если бы шейхам это было не нужно, они бы не принимали бы этот чемпионат мира и не подавали заявку. Знаю, что после соревнований один стадион будет разбираться. Он будет строиться на море. А после турнира его отправят в Африку. Как подарок.
– Как?
– Ну вот построят, отыграют, а потом демонтируют. И на кораблях по частям в Африку. Это, видимо, тот чувак строит, кто LEGO придумал.
– Ты следишь за журналистом Дмитрием Гордоном?
– Подписан на него в твиттере. По мне он какой-то***** [идиот]. Не нравится. Гордон – русофоб.
– Он мне в интервью говорил: «Думаю, что Катар купил ЧМ».
– А Россия не купила? Думаю, что каждая страна купила ЧМ. Что в этом такого? Не открыл ты мне Америку.
– Один из его доводов, что в Германии, Британии есть суперинфраструктура, а в России и Катаре нет.
– Теперь в России и Катаре есть и будет. Это правильно. Если не было инфраструктуры и мы купили ЧМ, то она у нас появилась. Не вижу ничего плохого. В Дохе все и без этого хорошо. Тут нет преступности. Люди не закрывают свои квартиры. Если ты оставил сумку с деньгами или телефоном в ресторане, ушел, погулял и вернулся, то сумка так и будет лежать на месте. К ней никто не прикоснется пальцем. Здесь за это смертная казнь. Тут даже полицейских особо нет.
– Тебе комфортно в глубоко религиозной мусульманской республике?
– Мне комфортно. К их молитвам я привык уже. В первый раз было немного в диковинку, когда все в раздевалке перед тренировкой молятся. Единственное, что нельзя оголять свои причиндалы. Ты ходишь в душ в трусах и там переодеваешься. Было поначалу непривычно.
– Когда большая часть команды молилась, чем ты занимался?
– Курил в туалете. У нас много кто курит. И арабы в том числе. В Дохе курят везде. Просто везде. В каждом ресторане на каждом столе пепельница.
– В городе можно ходить в шортах?
– Можно. Да, есть места, где женщин в коротких юбках не пускают. А я хожу в шортах везде. Еще могут быть проблемы, когда ходишь в майке. Майка должна быть хотя бы по локоть с рукавом. У меня было пару случаев, когда меня не пускали в торговые центры, рестораны. Поэтому я поменял весь гардероб. И у меня сейчас майки по локоть с рукавом. По моему заказу мне сшили местный арабский костюм. Буду подписывать в нем контракт.
– Будет разрыв в твиттере. Какая у тебя мотивация играть в Катаре?
– Это новый вызов. Я впервые за карьеру выехал в чужую страну. Волейбольные амбиции всегда одинаковые – побеждать. Я никогда не отбывал номер. Я максималист.
– Футбольный агент Сафонов мне сказал, что ты доигровщик и поехал в Катар доигрывать.
– Видимо, придется доигрывать, если предложили контракт на два года. Я бы здесь доиграл до конца карьеры.
– А жить остался бы?
– Не знаю. Я все же русский человек. Хотя тут можно остаться. Почему не перевожу с собой семью? В первые полгода были проблемы с семейной визой. Сейчас я получил ее, но ужесточились правила карантина. Если раньше семья прилетала и сидела на карантине с 3-летним ребенком дома, то сейчас обязательно надо им быть в отеле. Как с двумя детьми сидеть в отеле, не выходя за дверь? Это нереально. И второй момент. Я бы перевез их сюда, но тут нет российской школы. Даже при посольстве.
– В Дохе есть места, где можно поесть свинину?
– Я не встречал. Но в аэропорту я провез с собой два шмотка сала. На таможне свинину, алкоголь и еще несколько вещей отбирают. Здесь уже эти жесткие правила начинают отходить. И в дальнейшем все будет улучшаться. Свинину можно будет есть в ресторане.
– А где можно выпить в Катаре?
– В любом баре при отеле. Цены правда высокие. Литр Jack Daniels стоит тысяч 30-35 рублей. Тут в Дохе есть один магазинчик, где алкоголь продается по расписанию. За неделю назначаешь им встречу. Можно купить 20 банок пива и не больше двух бутылок крепкого в одни руки. И там раз в две недели можно такое делать. Цена дешевле в разы. Бутылка рома стоит восемь тысяч рублей, а банка пива – рублей по 350.
https://i.eurosport.com/2021/03/12/3010257.jpg
– С кем из комментаторов ты дружишь?
– Скворцов, Аксенов.
– Ты до сих пор дружишь с Андроновым?
– Он русофоб! Он ненавидит Россию! А сам живет в ней и зарабатывает деньги. Так же, как и твой Гордон. Мы сидели с Андроновым, Кафельниковым и Рабинером за одним столом. Это была моя самая большая ошибка в жизни. Я потом узнал, кто они. Это все продажная ***** [ерунда]. Кафельников – продажный. Делал против себя ставки во время карьеры. А потом резко закончил, когда его взяли за жопу.
– Откуда у тебя такая уверенность?
– Я знаю. У меня друзья работают в конторах. И кто-то в интервью еще говорил, что Кафельников ему предложил поставить против себя и слить матч.
– А кто его прижал?
– В то время не было федерации тенниса. Думаю, бандиты.
– Почему ты его постоянно публично топишь?
– Он мне не нравится. Кафель тоже про меня пишет ***** [фигню]. Я просто отвечаю на его хамство, а не топлю. В последнее время уже не отвечаю. Захожу с другого аккаунта и вижу, как он меня на ровном месте вспоминает со своим другом Радимовым, которого бросила жена. Я их давно не трогаю. Пускай начнут с себя. От Кафеля даже его дочь ушла. Она публично говорила, что он ей не отец. Им делать нечего, потому что они одинокие. Я даже им сочувствую.
– Ты к футбольному «Зениту» относишься отрицательно?
– Да.
– Ты играл в казанском волейбольном «Зените». Это не лицемерие?

Алексей Спиридонов

Фото: Getty Images

– Нет. Есть питерский «Зенит». А казанский – это другое. Питер – это Питер, а Казань – это Казань.
– И спонсором казанского «Зенита» тоже был Газпром.
– И сейчас тоже. Просто нет волейбольного «Спартака». Был бы он, я бы там играл.
– В твиттере в реплеях ты писал Шнякину и Адамяну: «Уезжайте из моей России».
– Они ходили на митинги и хаяли нашу власть. Шнякин же – украинец. Если что-то не нравится в России, езжай на Украину и делай там второй Майдан. То же самое и Каренчик. Я же не говорю первый, я просто отвечаю на их поступки.
– А ты сам каких взглядов?
– Точно не оппозиционер. Мне, конечно, многое не нравится в нынешней власти. Может, и Путин пересидел. Но я не вижу Россию с Навальным. Это точно.
– Почему?
– Какой Навальный политик?! Что он сделал политического? Он только может говорить. Кому он помог? За него выходили люди и садились в тюрьму на 15-30 суток. Он обещал материальную поддержку. Как-то видел фотографию в интернете, где Навальный пообещал народу по 10000 долларов. Потом люди выходили с плакатами: «Навальный нас обманул. Где наши деньги?» Алексей использует этих хомяков как пушечное мясо.
– Зачем тебе нужна была перепалка с Татьяной Фельгенгауэр?
– Она писала ***** [фигню] либеральную.
– Твои реплики в ее адрес – это хамство или защитная реакция?
– Пусть это читают, как хотят. Я ненавижу оппозицию. Просто ненавижу.
– Ну у нее же тоже свое мнение.
– И мне так же отвечают. Что поделать? Мне когда скучно, я могу замутить скандальчик. Черный пиар – тоже пиар.
– У тебя черного больше.
– Белый тоже есть. Например, увидел в интернете девочку–волейболистку из периферии. Ей не на что было купить волейбольные кроссовки. Я позвонил своим спонсорам: они собрали ей полную сумку экипировки: от носков до зимней куртки. И отправили девочке на адрес. Я потом нашел номер ее мамы, набрал ей, все подтвердилось. Все вещи дошли. Вот люди, которые меня оскорбляют, они хотя бы раз людям помогали? Я уверен на 100%, что нет.
– А зачем ты выкладываешь скрины переписок с людьми, кому ты помогаешь?
– Смысл постов в том, что я не обманываю людей. Если я отвечаю за свои слова, значит, отвечаю. Многие не верят, что я могу помочь. Таким способом я затыкаю рот этим чудакам на диване, которые тяжелее члена ничего не держали.
С удовольствием ******* [обмочил] бы Кафельникова и Радимова, если бы встретил их на улице
– Как твоя жена относится к перепалкам в твиттере, к твоим комментариям в стиле «я бы ей вдул», «ей бы не вдул»?
– Моя жена знает меня лично. Поэтому она относился нормально. Ей тоже много прилетает в соцсетях: «А вы видели, что ваш муж написал?» Она отвечает: «Не пишите мне. Это мой муж». Просто жена понимает мой юмор. Ничего уже не поделаешь. Я такой, какой есть.
– Когда познакомился с женой, ты вообще был крейзи.
– Мне кажется, поначалу в отношениях вообще никому нелегко. А ей было вдвойне. Как бы это ни шло, мы с женой больше 10 лет в браке. У нас двое детей. Все совместное имущество нажили вместе. Поэтому мы прошли с ней путь со дна. Она не пришла на все готовое, как многие могут подумают. Я во многом ей благодарен. Я ее люблю. У нас в семье идиллия. Это тоже показатель, что я отец и семьянин. А не как многие думают, что дебил.
– Раз уж о дамах. Согласен с мнением Кобелева, что женщины не разбираются в футболе?
– Да женщины во многом не разбираются. О чем тут говорить. В какой-то степени согласен, да.
– Как ты относишься к Зареме?
– Мне с ней не жить. Главное, чтобы ее любил муж.
– Тебе нравится ее работа в Спартаке?
– Ее работа не в «Спартаке». Ее работа дома с Леонидом Арнольдовичем. Может, она и сидит с Федуном за бокальчиком вина у камина, подсказывает ему что-то. Если она кого-то предложила купить, может, это случайное обстоятельство. Кто у нее заиграл?
– Джордан.
– И палка раз в год стреляет. Считаю, что ей повезло. И она должна была идти в казино в этот день и поставить все на зеро.
– А в чем ей повезло?
– Ну она же темная лошадка в плане футбола, кот в мешке. Или я не прав?
– Скорее, прав. Назови людей из твиттера, кого бы ты позвал в октагон.
– Радимов, Кафельников. С удовольствием. А вообще я бы их ******* [обмочил], если бы встретил на улице.
– Как-то туалетно…
– Кафельников и Радимов – это и есть общественный грязный туалет. Как они отреагируют на это, когда прочтут? Из их грязного рта польется очередная порция говна. То, что я тебе говорю про них, мое объективное мнение. Кафельников сливал матчи, Радимов, будучи капитаном «Зенита», от своих же получал по лицу. Я всю жизнь отыграл в коллективе и знаю, что хороший и правильный человек от своих же не получит в раздевалке. Делайте выводы сами.
– Что должно произойти, чтобы ты удалился из твиттера?
– Чтобы твиттер закрыли. На сегодняшний момент это социальная сеть номер 1. Никакой инстаграм, сиськи и губы мне не интересны. Твиттер – мужская социальная сеть.
– Чего ты хочешь от жизни?
– Жить и никого не трогать. И чтобы меня никто не трогал.
Интервью судьи, которого избил Роман Широков. Он просил для футболиста условный срок
Мино Райола русских ММА: про Исмаилова, Хабиба и Конора
Подписывайся на Eurosport.ru в телеграме
Волейбол
Кошелева: «Вокруг Спиридонова всегда крутились девчонки»
21/05/2021 В 11:26
Волейбол
Спиридонов: «Если ты ********, это не вина Путина или Навального»
12/03/2021 В 10:39