В интервью Eurosport.ru олимпийский чемпион 2012 года, ранее заявивший, что хочет попасть в состав сборной на Игры в Токио, подробно рассказал о жизни в Японии и популярности в тиктоке.
– Три недели назад вы выиграли титул. Почему не уехали в отпуск в Россию?
– У нас должен был состояться Кубок Японии в начале мая, мы готовились к нему. Поэтому не поехал в Россию. Но несколько дней назад обнаружились случаи заражения коронавирусом в нашей команде, сейчас сидим на карантине. И, скорее всего, Кубок пройдет мимо нас. Еще в Осаке могут объявить чрезвычайное положение (25 апреля уже после интервью его объявили – Eurosport.ru). Единственное, чему рад – случаи заражения произошли уже после финального матча. Нам удалось доиграть чемпионат и победить.
Чемпионат Европы
России нужен новый тащер? Почему волейболистов разгромили фавориты ЧЕ
ВЧЕРА В 12:05
https://i.eurosport.com/2021/04/29/3123205.jpg
– Недавно вы продлили контракт с «Сантори Санбёрдз». Почему решили остаться?
– Контракт еще не подписан, пока заключили устное соглашение. Но в принципе я хотел бы остаться и продолжить карьеру в своей нынешней команде, меня здесь все устраивает.
– Когда в 2018-м приехали в страну, могли представить, что останетесь так надолго?
– Не мог. Решение на тот момент вышло незаурядным. Новая страна, культура, которая сильно отличается от той, к которой привыкли в России или Европе. Было непонятно, чего ждать. Примерно представлял, как здесь все устроено, но исключительно по рассказам знакомых и информации в интернете.
– К чему пришлось привыкать?
– Ко всему. Начиная от отношений в команде, заканчивая организацией жизни. Здесь все детально продумано. Элементарный пример: поезда и автобусы ходят минута в минуту. Изначально не верил, что такая жизнь в принципе возможна. Может, скажу грубо, но чувствовал себя как Маугли, который впервые оказался в цивилизации. Шарахался во все стороны. Относился ко всему с недоверием.
– Почему японцы такие дисциплинированные?
– Комплекс причин – культурных, исторических. Но есть и обратная сторона медали: люди следуют правилам с самого детства. Думаю, это не для всех хорошо. По сути, ты жертвуешь своей личностью ради общества. Многие превращаются в роботов. Это влечет за собой психологические сложности.
– В условиях глобализации молодое поколение стало более европейским?
– Да какая Европа, перестаньте. Они разговаривают на своем языке, живут в своем мире. Влияние из вне есть, но оно минимальное. Люди здесь элементарно не могут двух слов по-английски связать. Все заточено под местную культуру. Столетиями страна была закрыта, поэтому у них развит внутренний туризм. У них нет больших отпусков, чтобы ездить за границу. Максимум – в соседние страны. Молодых японцев, путешествующих по Европе или США, подавляющее меньшинство. Их культура направлена на изучение своего. Все во благо собственного общества, страны. Есть, конечно, негосударственные школы, но их мало.
– Но жить по расписанию – отстой.
– У них с самого детства все расписано, я называю это современным коммунизмом: родители знают, в какую школу пойдет ребенок, дальше понимают, в какой университет. А исходя из этого уже строят ему план по работе на каком-то предприятии. До определенного возраста нужно купить машину, завести детей. Конечно, есть сдвиги, но глобально все предопределено. Есть стабильность и уверенность в завтрашнем дне: тебя никто не обманет, а если кто-то сделает это, потом начнутся проблемы. Стабильная, совмещенная со средним уровнем жизни [страна]. Есть, конечно, неблагополучные, бедные, богатые и очень богатые, но в основном – средний класс.
– Вы живете в Осаке – большом портовом городе, который известен архитектурой и ночной жизнью. До пандемии тусовки были частью культуры?
– Ночная жизнь и сейчас бурлит. Люди здесь не заморачиваются насчет пандемии. Клубы открыты. Может, с какими-то ограничениями, но работают. Если в городе объявят чрезвычайное положение, конечно, все остановится. Я вообще люблю это время – в кафе, магазинах, на улице никого. Все работает, но до 8 вечера. Мы в этот период ездили по туристическим местам – просто класс. Не стоишь в очередях, экономишь кучу времени. Так что порой кайфую от пандемии.
– Чрезвычайное положение объявляют часто?
– Нет. Было зимой, а сейчас в день заболевают около 700 человек, поэтому требуют ввести. Из пяти миллионов – 700 человек.
– Насколько жесткие рамки для волейболистов? Разрешено сходить в клуб или до глубокой ночи посидеть в ресторане?
– Нет никаких рамок. Все на совести игроков. Но если приходишь на тренировку, будь добр отрабатывать. Для них частная жизнь под защитой. Что хочешь, то и делай. Главное, выполняй требования тренера. Но я за это время, кстати, не видел, чтобы кто-то здесь работал не на 100 процентов. Какая-то бешеная атмосфера тренировок, получаю от них удовольствие.
https://i.eurosport.com/2021/04/29/3123206.jpg
– Для японцев тренер – царь и бог?
– Тут в принципе не спорят. Друзья могут высказать друг другу свое мнение. А вообще есть пять степеней вежливости: с тренером игроки будут разговаривать в одной степени, с другим игроком – в другой. Если игрок с чем-то не согласен, он может высказаться, но это редко происходит. А в старших классах у них существует очень жесткая спортивная подготовка. Теперь понимаю, почему они так самоотверженно играют в защите и действительно ничего не боятся. Там их тренирует взрослое поколение, довольно консервативное. А их методы работы довольно беспощадны. Многие в моей команде пережили такой период, из них делали воинов.
– Слышал, в Корее тренеры могли бить игроков палками. В Японии нечто подобное присутствует?
– По рассказам, били палками, по лицу. Могли кинуть мяч в лицо, если человек отворачивался от ударов. Такой вид наказания: 10 ударов мячом в лицо. Я удивлялся, до сих пор не понимаю, как в этом случае не отвернуться. Но у них все возможно.
– Как там относятся к легионерам?
– Меня все устраивает. Коллектив другой, культура, менталитет, но это те же люди со своими тараканами. Конечно, нас до сих пор разделяет языковой барьер, потому что мой японский пока плох. Есть пара игроков, которые хорошо говорят на английском, с ними в основном взаимодействую. С другими – жестами. Здесь нормальное отношение к иностранцам. Волейбол в принципе коллективный вид спорта, и если кто-то не чувствует себя комфортно, страдает вся команда.
– Чувствовали себя одиноким?
– Было такое ощущение. В один момент хотелось вернуться, увидеть российские надписи, русскоговорящих людей, несмотря на то, что все устраивало здесь. Сейчас уже привык. Здесь есть друзья, в том числе из России. Постепенно осваиваемся. Первые пару месяцев, особенно после Нового года, щелкнул какой-то внутренний таймер, резко захотелось снова посетить Россию. Но сейчас ничего подобного нет.
– Ваш сын учит японский. Означает ли это, что вы можете остаться в Японии навсегда?
– Будет день, будет пища. У сына международная школа, обучение на английском языке. Хотя каждый день по полчаса обучение на японском. Там дети из разных стран. В первый год было тяжело, он ничего не понимал ни по-японски, ни по-английски. Сейчас есть друзья, досуг, ему здесь нравится. Говорит, даже больше, чем в России. Не хочу заглядывать наперед относительно своего будущего. Пока не знаю, как будет.
– Приобрели жилье?
– Клуб предоставил нам съемную квартиру, здесь и живем. О покупке пока не задумывались.
– Вы много гоняете по стране. Какие места впечатлили больше всего?
– Мы много где были, но еще столько всего не увидели. Здесь каждое место неповторимо и прекрасно. В интернете невозможно найти фото, которые действительно иллюстрируют местную красоту. Посещали Беппу – «7 кругов ада», когда 7 разных источников переливаются разными цветами. Восхитительное зрелище. Еще под боком город Нара, где священное животное Олень. Тоже здорово. Путешествуем в основном на автомобиле, своя романтика.
– В конце 2019 года вы завели тикток, где сейчас больше 500 тысяч подписчиков. Он важен для вас?
– Всерьез стал там что-то выкладывать летом 2020-го. Самый популярный ролик набрал около 30 миллионов просмотров. Но если честно, для меня тикток – фан и развлечение. В последнее время вообще ничего не публикую. Творческий кризис, ведь всеми сюжетами и монтажом занимался сам.
– В Японии вообще развита эта сеть?
– Не особо. Хотя на улице чаще узнают как тиктокера. Такой вот парадокс.
– Как к такой известности относятся одноклубники?
– Безразлично. Прикалываются вместе со мной. Порой тоже что-то снимают.
– Был ли ролик, который с точки зрения съемок дался тяжелее всего?
– Такие есть. Особенно когда нужно монтировать, добавлять разные спецэффекты. Даже обращался за помощью к друзьям. Помню ролик, где поворачиваю голову в разные стороны с побритым или непобритым лицом.
– Есть ли цель по подписчикам?
– Не вижу никаких перспектив. Миллион-два – все равно.
– Есть те, кого сами постоянно смотрите?
– Нет, только рекомендации.
Большое интервью Спиридонова – про ислам, русофобию, свинину и алкоголь в Катаре
Читай самые горячие спортивные новости в телеграм-канале Eurosport
Чемпионат Европы
Россия проиграла Польше в 1/4 финала ЧЕ
14/09/2021 В 20:06
Чемпионат Европы
Украинцам обещано 10 миллионов гривен за победу над Россией на ЧЕ
10/09/2021 В 20:05