Греко-римская борьба

Пройти войну с тремя осколками в голове. Советский борец выиграл Олимпиаду и воспитал чемпиона

Поделиться с
Копировать
Поделиться

Анатолий Парфенов

Фото: Eurosport

Автор:Артем Мазилкин
09/05/2020 в 10:30 | Обновлено 09/05/2020 в 15:17
@mazilkin_a

Могучая история Анатолия Парфенова.

Осенью 1942 года учительница небольшой сельской школы в Дворниково вошла в совершенно пустой класс и сначала возмутилась, но за секунду волна гнева обернулась льдиной страха в груди. Женщина вышла из школы в дождливый серый день и пошла по деревне, встретив на пути доярку, продавщицу, медсестру, нескольких старух. Ни одного мужчины. Учительница услышала гомон из здания почты, в котором размещался призывной пункт, и вошла внутрь. Ее взгляд пересекся с офицером комиссии, в котором прочла собственные мысли: в очереди добровольцев одни дети. Ее школьники.

Ближайшим к окну стоял бывший ученик Толя Парфенов. Женщина вспомнила, что он живет с матерью – отец Толи умер 10 лет назад, и в голодные тридцатые они еле выживали. Вместе вели хозяйство: шестилетний мальчик заготавливал сено, сажал капусту и картошку, занимался курятником, пока мать ездила в Москву, чтобы продавать яйца и молоко. Однажды учительнице не спалось. Она выглянула в окно хаты и увидела, как Толя провожает мать на станцию. Было два часа ночи. После семилетки за ударный труд парня наградили обучением на слесаря, после чего он вернулся в Дворниково и работал на ткацкой фабрике. Учительница точно знала, что сейчас Толе всего 17 лет – армии не подходит по возрасту, но огромный рост и объем мышц крестьянского сына запутал приемную комиссию.

Греко-римская борьба

Борец Беленюк гневно отреагировал на видео из Киева, где темнокожего парня заставляют есть банан

12/10/2019 В 22:13

Учительница хотела сказать правду офицерам. Но парень отвел ее в сторону. «Кого-то они обязаны забрать – есть план по добровольцам. Если не вызовусь я, уйдет кто-то из них», –Толя показал на подростков в очереди. А затем взял вещмешок, вернулся к окну, получил документы, смертный медальон, расписался и вышел через другую дверь к остальным добровольцам. Сел в кузов грузовика и выбросил в грязь солдатский жетон.

После учебки Толю зачислили в 69-ю гвардейскую дивизию 208-го полка. Там габариты 17-летнего крестьянина настолько впечатлили штаб, что Парфенов стал единственным рядовым, которому выдали тяжелый пулемет во время операции по форсированию Днепра в районе города Градижск.

Будущий борец в годы Великой Отечественной

Фото: Eurosport

До этого один плот с бойцами уже отплыл – на другом берегу отряд Толи должны встретить. На маленькую посудину набилось около 20 человек – было так тесно, что солдаты стояли, прижавшись друг к другу. Многие нервничали, потому что не умели плавать. Плот отчалил ночью без фонарей и в тишине поплыл к другому берегу. Парфенов стоял на носу с тяжелым пулеметом в ногах и будто чувствовал на себе взгляд из темноты с того берега. Рядом кто-то мирно похрапывал. Вода тихо журчала, огибая плот.

Вдруг в камышах рулевой наткнулся на что-то, и плот закачался. Солдаты начали выискивать бревно в темной воде, но вместо дерева из-под кормы выплыл труп – солдат с предыдущего плота. Тут же тишина порвалась очередями крупнокалиберного пулемета, заработал миномет, и посудину мгновенно разнесло в щепки. Толя Парфенов одним из первых спрыгнул в черную воду, но из-за ударной волы потерял оружие. Набрав побольше воздуха в огромную грудь, парень нырнул за тяжелым пулеметом, поднял его с глубины и выпер на берег. Под шквальным огнем Толя с другими выплывшими окопался, привычно разгребая землю натруженными руками.

Парфенов установил спасенный пулемет, когда услышал падающий с неба свист. Он рефлекторно кинулся в воронку и закрыл голову руками. Немецкий снаряд взорвался на краю впадины в метре от него. Несколько бойцов исчезли под осыпавшейся землей, а пулемет превратился в лом. Зато немецкое орудие, спрятанное в дзоте на другом конце поля, замолотило по окопавшимся солдатам.

Командир отряда отправил трех бойцов и Парфенова взорвать огневую точку, которая не пускала всех дальше. Солдаты цепочкой ползли через поле, вжимаясь в землю от шипящих над их головами пуль. Глаза, нос и рот Парфенова забили грязь и пыль, но боец двигался вперед, пока не понял, что из всего отряда остался он один. Дзот был так близко, что Толя из своего укрытия видел грязь на лице врага, который выпускал десятки пуль в его сторону. Парфенов дернул чеку из гранаты и бросил в дзот – его руку тут же прошила боль, а рукав стал теплым и мокрым. После громкого хлопка поле погрузилось в тишину. Пулеметчик исчез. Толя развернулся и медленно, зажимая рану, пополз обратно через поле мимо погибших.

Сначала спокойствие нарушил стон за спиной Парфенова. Затем послышалась немецкая речь, и он пополз быстрее. В дзоте щелкнул затвор, и вокруг бойца забили в небо множество земляных фонтанчиков – пулемет застрекотал с новой силой. Через поле парень дополз до другой батареи, у которой был миномет. Уже светало. Анатолий дал координаты дзота, и укрепление немцев разнесли в щепки.

Сразу же раздалась команда о новой атаке советских солдат, раненый Парфенов взял винтовку и пошел обратно в бой через то же поле. Через несколько десятков метров из леса сбоку показались немецкие танки. Машины приблизились с фланга так быстро, что солдаты не успели отступить. Обессиленный Парфенов бросился в небольшое углубление в земле, но снаряд танка разорвался настолько близко, что бойца похоронило под осыпавшейся землей и сильно контузило. Толя потерял сознание и пришел в себя, когда бой уже стих. Он докричался до санитаров, и израненного громилу-солдата еле унесли с поля.

Анатолий залечивал раны в московском госпитале. Там его навестила мама, которая показала сыну очерк в газете: отважный солдат Парфенов в одиночку против немецкого дзота. Солдата представили к ордену Ленина – одной из самых уважаемых наград страны. Из-за ранения у Парфенова почти не сгибалась рука, поэтому после госпиталя он поступил в танковое училище и вернулся на фронт командиром Т-34.

Экипаж Анатолия пошел на освобождение Польши в ходе Висло-Одерской операции. На пути к Варшаве танковая часть должна была захватить город Калиш, окруженный минным полем. Парфенову и его бойцам приказали расчистить путь для техники с помощью противоминного танкового трала. С утра каждый член экипажа получил по 100 грамм водки и паек на три дня. Анатолий устроился возле машины и умял свою долю целиком. «Если меня сегодня убьют, то и паек не нужен будет», – ответил он на немой вопрос в глазах товарищей.

Бойцы погрузились в танк и двинулись через минное поле. Атака началась ранним утром, и немцы будто не ожидали прорыва. Т-34 Парфенова шел первым, расчищая путь от мин тралом, а за ним наступала остальная бригада. Танки утюжили окопы врагов, почти не встречая сопротивления. Это подозрительно. Машину Анатолия отправили дальше на разведку в небольшую рощу, которая перекрывала проезд в Калиш.

Машина медленно шла к роще с фланга. Анатолий высунулся в люк и разглядывал в лес. Среди зеленых деревьев командир заметил вялые пожухлые ветки, которые торчали вертикально вверх, будто маскировка. Ему показалось, что на самой опушке что-то сверкнуло, и тут же пуля чиркнула о танк рядом с люком. Затем перед носом разорвался снаряд, и из леса пошла колонна немецких танков, ожидавших в засаде. Анатолий увидел, что головное орудие целится в машину командира его танковой бригады. Парфенов повел машину наперерез, чтобы закрыть экипаж командира своим, и как только немец хорошо прицелился, Т-34 заблокировал ему обзор. Грохнул выстрел, танк затрясло, он загорелся и заполнился дымом. Анатолий скомандовал покинуть машину и выполз на воздух, его контузило, парень полз по земле. Глаза заливала кровь – из головы торчали три осколка.

К нему подбежали санитары и потащили по земле к машине с ранеными, уложив в кузов под еще одним бойцом. Машина поехала, удаляясь от разрывов на поле боя. Боец на верхней полке орал и дергался, кровь просачивалась через тканевые нары и лилась прямо на Парфенова. Но через минуту струя превратилась в капель, а затем вовсе остановилась. Боец затих. Танкист закричал об этом санитарам, но те не слышали из-за оглушительного треска: машина попала под обстрел. Обшивку пробили пулеметные пули, и сквозь дырочки ударил свет. Вдруг Анатолий ощутил адское жжение в бедре и отключился.

Хирурги вытащили из головы Парфенова один осколок – еще два засели так глубоко, что остались там до конца его жизни. Но природная физическая мощь помогла бойцу восстановиться и вернуться на фронт. Победу Анатолий встречал в Берлине – он был среди тех солдат, что оставили автографы на стенах Рейхстага. А после здоровяк вернулся к матери в родную деревню Дворниково и снова устроился слесарем на ткацкой фабрике.

«Я родился в рубашке. За годы войны получил пять дырок, два тяжелых ранения и контузию. Все ранения были с серьезными осложнениями. В голове были три дырки и остались два осколка, правая рука осталась кривой. Прочитав о Поддубном, я увлекся борьбой после фронта и решил попробовать свои силы. Фронт меня закалил – я много таскал пулемет, диски, делал походы на 40-50 километров, после чего окапывался и вступал в бой. Без воли в борьбе делать нечего», – рассуждал Парфенов.

Бывший солдат и борец Парфенов в стильном свитшоте

Фото: Eurosport

Однажды он приехал в Москву, чтобы посмотреть матч «Динамо» против ЦДСА. В перерыве Анатолий гулял по спортивному центру и зашел в зал борцов, которые как раз тягали вес. Тренер заметил крупного гостя (рост около двух метров, вес – 100 кг) и предложил поднять штангу – по разным версиям она весила от 85 до 100 кг. Парфенов, понятия не имевший о технике подъема тяжестей, взял штангу и вытянул перед собой на прямых руках. «Кажется, у нас тут новичок», – улыбнулся тренер Андрей Гордиенко.

В секцию греко-римской борьбы его приняли, но жил и работал Парфенов в Подмосковье. Чтобы посещать тренировки три раза в неделю ездил в Москву. Вставал в пять утра, шел привычные 10 км на станцию, ехал полтора часа в электричке. А после – обратно. Затем Парфенова призвали в армию. Бывший танкист служил во Внутренних войсках, и перебрался в столичное общежитие.

В начале 50-х конкуренция в тяжелом весе была огромная, а карьеру борца Анатолий начал очень поздно – в 25 лет, еще и с массой ранений. Его соперниками были чемпион мира Александр Мазур, олимпийский чемпион Йоханес Коткас, но всего через три года тренировок силач Парфенов стал лучшим в СССР. После поражения в финале Коткас сказал Парфенову: «Силы у вас хватило бы на двоих». Накануне Олимпиады-1956 сильнейшим борцом мира считался швед Бертил Антонссон. Мазур и Коткас проиграли ему, но бывший танкист грохнул силача на домашнем для Антонссона турнире в Швеции. За это он получил право выступления на Олимпиаде в Мельбурне.

В первом круге Парфенов боролся с сильным юным борцом из Объединенной команды Германии Вилфридом Дитрихом. За пятнадцать минут оба не провели ни одного приема. Решением судей победил Анатолий. Начался второй круг: швед Антонссон тоже не сделал ни одного выпада против Парфенова, но судьи отдали победу скандинаву. Во втором круге Дитрих переборол болгарина Махмедова. В третьем круге Парфенов ждал того же Махмедова. Но тот не вышел на ковер, и Анатолию присудили победу.

В четвертом круге Антонссону с грузом в четыре штрафных балла была нужна победа над итальянцем Булгарелли, но неожиданно для всех схватку выиграл его соперник. В финале Дитрих и Парфенов по очкам сломили итальянца, а так как в первом круге победил Парфенов, то его и объявили олимпийским чемпионом в тяжелой весовой категории. Иностранные журналисты называли Парфенова Гераклом и Русским танком. «Да я на самом деле был командиром тридцатьчетверки», – улыбался в ответ борец. Олимпийским чемпионом силач Парфенов стал в 31 год, а боролся до 40.

После этого он ушел в тренеры и сам воспитал чемпиона Игр. В 1967-м перспективный борец Николай Балбошин второй раз переболел желтухой, и тренеры поставили на нем крест. Его призвали в армию, но об истории узнал Парфенов и попросил, чтобы парня определили в спортроту. Он лично занялся Балбошиным, регулярно борясь с ним в полную силу – Николай даже боялся, что тренер его сломает. Но в результате бескомпромиссной борьбы с учителем молодой борец поднялся на новый уровень и выиграл Олимпиаду в 1976-м.

Парфенов учит борьбе молодежь

Фото: Eurosport

«Анатолий Иванович был очень простой человек. Когда я выходил на схватки, он не говорил ничего особенного. Просто: «Коля, все будет хорошо!» И, знаете, когда он секундировал, уже только одно его присутствие придавало уверенности. Человек был во всех смыслах положительный, заряд от него такой шел», – вспоминал Николай Балбошин.

В конце 1992 года Анатолий Иванович поехал в родную деревню и пропал. Через два дня родные поехали его искать, и нашли дома лежащим на полу в замерзшей луже воды. У борца сдвинулись осколки в голове, когда он обливался ледяной водой. На мраморной плите на сельском кладбище выбита надпись: «Здесь покоится богатырь земли Русской, великой души человек, олимпийский чемпион Анатолий Иванович Парфенов». Чтобы отдать честь герою и спортсмену, Международный астрономический союз присвоил имя «Parfenov» малой планете солнечной системы №7913.

Другие публикации о войне:

Лига жизни. Как во время Холокоста еврейское гетто стало центром футбола

Славные парни. Спортсмены-диверсанты, совершавшие подвиг в тылу врага

Все главные тексты у вас в телеграме

Греко-римская борьба

«Мы идем по американскому пути». Темнокожий борец хочет стать следующим президентом Украины

23/04/2019 В 15:58
Греко-римская борьба

Борец Беленюк гневно отреагировал на видео из Киева, где темнокожего парня заставляют есть банан

12/10/2019 В 22:13
По теме
Греко-римская борьба
Поделиться с
Копировать
Поделиться